Пользовательский поиск

Книга Дитя тьмы. Содержание - Глава 9 1002 год от основания Империи Ильказара СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ

Кол-во голосов: 0

Рагнарсон воздвиг семь баррикад, и первые четыре защищали по сто человек. Остальные воины были заняты сооружением восьмого и девятого завалов. Чтобы выиграть битву, шинсанцам надо было захватывать баррикады быстрее, чем Браги возводил следующие.

Первые четыре часа сражения особым драматизмом не отличались. Тролледингцы Хаакена бились грудь в грудь с шинсанцами, в то время как итаскийские лучники поливали врага ливнем стрел. Обе стороны несли тяжелые потери, но общий счет был в пользу Рагнарсона благодаря успешной работе лучников.

Самые большие потери несли тролледингцы, так как им то и дело приходилось вступать в рукопашную, защищая баррикады.

Когда Хаакен сообщил, что пятая стена вот-вот падет. Браги начал отход с утеса. В противном случае он рисковал быть отрезанным. Конечно, жаль оставлять высоту врагу, но Рагнарсон полагал, что исход битвы будет решен до того, как шинсанцы смогут воспользоваться полученным преимуществом. Уходя, он оставил наверху двух Марена Димура следить за Майсаком.

Прежде чем спуститься вниз. Браги изучил западные склоны. Там должна была наступить ночь. Лагерных костров он не увидел, но зато заметил сигнальный огонь, который обязан был зажечь сэр Андвбур в случае приближения врага к его позициям. Допустим, он побьет Шинсан (что пока далеко не факт), но сумеет ли его обескровленное и утомленное войско одолеть баронов?

— Полковник!

Он обернулся.

Наступление шинсанцев обретало новые формы. Интересно, не вызвано ли это его отходом с утеса?

Из ворот Майсака выступила женщина, которую он и Насмешник видели в туманной тьме в Рудерине. Укрытая шинсанской броней, она ехала на черном как ночь жеребце. Всадница и конь двигались, залитые сверхъестественным белым светом. Даже с такого расстояния Рагнарсон был поражен красотой женщины. Подобное совершенство не могло быть простым даром природы.

Рядом с ней на белом скакуне находилось дитя не старше шести лет. На ребенке были золотая кираса и поножи, в руке он держал небольшой меч, а на его головке красовалась маленькая корона. Головной убор был незатейлив — простой железный шлем со спиленным верхом.

— Претендент на престол, — пробормотал Браги.

За женщиной и ребенком из ворот лился поток кавелинцев. Каптал, видимо, нашел для своего претендента немало сторонников.

«Сражение проиграно», — подумал он. Шинсан размягчил его сердце видом невинного ребенка и напугал вооруженной толпой. Претендент Каптала может праздновать победу. Что же, теперь самое время сделать нечто такое, чтобы поражение не превратилось в разгром.

Если выбить всадников из седла, то это произведет должное впечатление на кавелинское войско. Он натянул тетиву до отказа и пустил стрелу. Пока первая стрела находилась в полете, Браги успел выстрелить повторно.

Рагнарсон метил в лошадей, справедливо полагая, что колдунья защитила себя и свою марионетку охранительным заклятием.

Первая стрела нашла сердце белого жеребца, вторая ударила в бок черного. Белый дико заржал и сбросил ребенка.

Черный, подобно воинам Шинсана, не издал ни звука. Он зашатался, его задние ноги подогнулись, и животное опустилось на землю. Просвистели еще две стрелы, первая прошла мимо, а последняя превратилась в дым, коснувшись невидимого щита, укрывающего женщину.

Она издала крик ярости, настолько громкий, что он не мог принадлежать обычному человеку. Колдунья обратила острие сверкающего копья в сторону пика, и ее окутало облако тьмы.

Рагнарсон побежал. Оставшийся позади утес взорвался. Беглец прибавил скорости, слыша треск разваливающихся скал, сопровождаемый воплями ужаса и боли. Утес развалился полностью, обрушившись на проходящую под ним тропу. Рагнарсон осмелился оглянуться, лишь промчавшись вниз по склону пару сотен ярдов. Пик выглядел так, словно какое-то допотопное чудовище откусило его вершину — и все еще продолжало грызть.

— Что, во имя дьявола, произошло? — спросил Хаакен, когда Браги добрался до дна каньона.

— На меня взъярилась ведьма.

— В таком случае она, рассерчав на лицо, отрезала себе нос.

— А?..

— В том месте, куда свалилась гора, было сотни три шинсанцев. Люди Рагнарсона добивали тех, кто сумел пережить катастрофу. Некоторые были готовы броситься через обломки утеса к Майсаку.

— Вот теперь она рассердится по-настоящему. Отзови людей. Мы отходим.

— Но почему? Победа за нами.

— Верно. Но там еще такая огромная толпа кавелинцев… Но главная проблема — в ней.

— Ну как скажешь.

— Теперь бароны, — пробормотал Рагнарсон, усаживаясь без сил на обломок скалы.

Через некоторое время его люди собрали доспехи и оружие шинсанцев в количестве, достаточном, чтобы убедить самых завзятых скептиков.

Глава 9

1002 год от основания Империи Ильказара

СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ

Злые ветры из Итаскии

Элана не беспокоилась, пока Браги отсутствовал неделю. Однако к концу второй недели она впала в неистовство. Третье нападение превратило ее в комок нервов, а Беволд, сильно отстававший от своего хозяйственного графика, стал просто невыносим.

Большую часть свободного времени она проводила, вглядываясь в свой драгоценный камень. Это продолжалось до тех пор, пока Герда не отругала ее за отсутствие внимания к Рагнару и Гундар. Элана поняла, что ведет себя крайне глупо. И почему женщины всегда обречены на ожидание?

Единственным светлым моментом ее существования был Рольф. Его шансы на выздоровление неуклонно повышались.

Однажды во второй половине дня игравший на сторожевой башне Рагнар закричал:

— Ма, к нам едут какие-то люди!

Всадники были уже близко, и их можно было подсчитать. Шесть человек. Она узнала лошадей Ута и Дала. Элану охватило чувство безысходности.

— Проклятый негодяй! Лживый, малодушный сукин сын с мозгами из овечьего дерьма, болтающимися в мелкой воде и не способными прибиться к берегу! Он позволил Гаруну себя уговорить. Я его убью. Вначале переломаю все кости, а потом прикончу!

— Ма! — Рагнар еще ни разу не видел мать в таком состоянии.

— Хорошо, хорошо. — Она обняла сына и усадила к себе на колени.

— Пойдем встретим нашего хитреца Ута, — радостно смеясь, сказал мальчишка.

Вытащив кресло на террасу и усадив обоих детей себе на колени, Элана принялась ждать.

Ут подъехал к ней с явной неохотой, пожимая плечами и разведя руки в стороны, как бы демонстрируя свое бессилие.

— Предо мной добрая супруга Рагнарсон? — спросил один из его спутников.

Она молча кивнула.

— Я — капитан Вилхузен из штаба. Из Военного министерства. Его превосходительство приносит свои извинения и выражает сочувствие по поводу тех неудобств, которые могут возникнуть в связи с привлечением вашего супруга к действительной службе.

Действительной службе? Они не имеют права! А может быть, имеют?

— Элана?

Она немного повернулась, вглядевшись в лицо другого гостя.

— Турран! И Вальтер… Что?..

— Мы сейчас работаем на армию. Присоединились к ней как гражданские лица.

— А Брок? — На какое-то время она забыла о своем гневе.

— Погиб в Эскалопе от отравленной стрелы.

— О! Очень жаль.

— Не стоит печалиться. Мы все мертвы вот уже много лет. Просто не хотим ложиться в землю.

— Вы, надеюсь, навестите Непанту? Она очень волнуется.

— Время для этого еще представится. Теперь мы будем видеть друг друга очень часто.

— Ничего не понимаю. Однако входите в дом. Вы наверняка голодны и устали.

— А вы здесь, похоже, вполне преуспели, — заметил Турран, следуя за хозяйкой.

— Браги упорно трудился. Временами даже слишком упорно. Кроме того, нам помогают хорошие люди. Но это было нелегко.

— Не сомневаюсь. Я бывал здесь раньше и видел, что представлял собой этот край.

— Итак, чувствуйте себя как дома. Пожалуйста, капитан. Вальтер. И вы тоже. Простите, я не расслышала вашего имени.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru