Пользовательский поиск

Книга Дитя тьмы. Содержание - Вторая кровь

Кол-во голосов: 0

— Но они превосходят нас три к одному…

— Знаю. Но чем дольше мы бежим, тем хуже становятся наши шансы. Найди место, где мы могли бы встать. Может быть, они предложат нам приличные условия сдачи?

Он был подавлен и клеймил себя за все неудачи.

Черный Клык вернулся около полудня и доложил, что недалеко есть подходящее место — виноградник на склоне холма, где действия рыцарей Брейтбарта будут затруднены. На пути, правда, лежит городок, именуемый Лиенке, но городок не защищен, а его обитатели разбежались. Хаакен сделал отличный выбор. Такого крутого холма Браги не встречал уже много дней. Виноградные лозы разрослись, и за ними вполне могли укрыться люди, а единственным путем подхода для всадников оставалась дорога, поднимающаяся на холм серпантином, по обе стороны от которой высились заросли колючего кустарника. Более того, почти всю долину у подножия холма занимал городок Лиенке, что затрудняло построение войск. Рагнарсон поднял свое знамя на вершине холма.

Однако позиция имела и свои недостатки. Хотя его правый фланг был прикрыт лесом, а левый — оврагом, но ни то, ни другое препятствие не сможет сдержать решительной фланговой атаки. Это обстоятельство серьезно беспокоило Рагнарсона.

Он расположил всех, кто хоть как-то умел держать лук, в винограднике и за живой изгородью. Остальных, включая свежих рекрутов из Кавелина, Браги оставил рядом с собой на вершине холма в отличной видимости со стороны противника. Он очень опасался, что, попав под удар, новобранцы запаникуют, бросятся бежать и сомнут лучников. Хаакену было поручено командовать левым флангом, а Рескирду — правым. За собой он оставил контроль над людьми, оставленными на вершине.

Брейтбарт появился до того, как Рагнарсон завершил диспозицию. Однако барон остался за пределами Лиенке, и лишь постепенно его войска начали отходить в город.

Позже, во второй половине дня, под флагом перемирия прискакал всадник и объявил:

— Милорд, барон Брейтбарт желает знать условия, на которых… «Выходит, — подумал Рагнарсон, — что этот тип — все же не полный идиот». Вслух же он сказал:

— Условия простые. Я желаю, чтобы он сдался с сотней своих рыцарей. Затем он должен будет принести клятву, что ни один из его вассалов никогда не поднимет мятеж против королевы. Условия выкупа можно будет обсудить позднее.

Парламентер изумленно отшатнулся и пробормотал:

— ..условия, на которых вы готовы капитулировать.

— Вот оно что? — насмешливо бросил Рагнарсон. — А я-то полагал, что он явился для того, чтобы сдаться. Ну да ладно. Чтобы ваша поездка не пропала совсем уж зря, выслушаем и его условия.

Браги и его офицеры должны были сдаться на милость Брейтбарта, все награбленное следовало вернуть, а войску предстояло встать под знамена барона до тех пор, пока в Кавелине не воцарится порядок.

Обычно такие условия наемникам не предлагались. То, что хотел барон, означало верную смерть для Браги и его офицеров — за наемников никто выкуп платить не станет. Оставалось только драться. Тем не менее он затянул переговоры до наступления темноты, выиграв время для того, чтобы его люди успели выкопать траншеи и построить ограждения по флангам. Брейтбарт тем временем не выказывал никаких намерений окружить позицию Рагнарсона. Не исключено, что он надеялся одержать дипломатическую победу. Но скорее всего он просто не увидел возможности обложить противника со всех сторон.

Ночь принесла с собой моросящий дождь. Это повергло людей в уныние, но Браги был счастлив. Для тяжелой кавалерии почва на холме окажется ненадежной.

Наступил ясный рассвет очередного жаркого летнего дня. Брейтбарт отдал приказ своей армии. Рагнарсон поступил так же.

Барон прислал последнего парламентера. Когда к холму приблизился белый флаг. Браги сказал Хаакену:

— Надо начинать драку, пока там внизу кого-то вдруг не хватил приступ гениальности.

Уверенный в своем превосходстве, Брейтбарт по-прежнему не делал ничего, чтобы окружить холм или подготовить фланговый удар.

Условия сдачи лучше не стали. Терпеливо выслушав гонца, Браги ответил:

— Передайте барону: если он сам не придет, чтобы сдаться, мне придется спуститься вниз и схватить его.

Весь ход переговоров убедил Браги, что подобный наглый вызов оборванца-наемника вызовет у барона приступ слепой ярости. Кавелинцы и даже Марена Димура испытывали трепет перед рыцарями и аристократами. Именно этой слабостью Браги намеревался безжалостно воспользоваться.

Вторая кровь

Войско барона зашевелилось. А на вершине холма за спинами тролледингцев и Марена Димура Браги с горсткой вестовых наблюдал и выжидал. Своими наблюдениями он делился с сержантом Альтенкирком, чья служба началась еще во времена войн и который провел много лет в Малых Королевствах в качестве военного советника.

— Теперь посмотрим, извлекли ли они уроки из войн и схватки у озера Берберич, — сказал Рагнарсон.

— Он наверняка пошлет своих рыцарей, — предрек Альтенкирк. — Ведь мы же всего-навсего пехотура и к тому же простолюдины. Нам не под силу устоять против тех, кто превосходит нас по родовитости. У них есть шанс легко и красиво и без потерь обагрить кровью свои мечи. — Сарказма сержанту было не занимать.

— Посмотрим, посмотрим, — рассмеялся Браги. — Ага. Ты прав. Они пошли. Прямо по дороге.

С высоко поднятыми вымпелами, развевающимися знаменами, под рев боевых рогов и бой барабанов тяжелое воинство двинулось вперед. Городской люд высыпал на улицу, ожидая узреть нечто похожее на блестящий рыцарский турнир. Всю ночь в войско барона в надежде разделить его славу вливались новые рыцари со своими оруженосцами.

Когда начался бой, к Рагнарсону прибыл гонец из Форгреберга. Ситуация там снова осложнилась после того, как до местной знати дошли слухи, что он попал в ловушку в нижнем течении Эбелера. Некоторые из аристократов двинулись на столицу в надежде захватить ее, прежде чем это сможет сделать Брейтбарт. Инред пытался восстановить противников друг против друга, но его задача крайне осложнялась тем, что в самой столице восстали силуро. Толпа, рассчитывая на внезапность, попыталась овладеть замком Криф, но из этой затеи ничего не вышло. Сотни людей были убиты. В городе все еще продолжаются бои за каждый дом. Не мог бы Рагнарсон оказать любезность и протянуть руку помощи?

— Передай ему, что я прибуду, как только смогу, — сказал Браги и вернулся к более важной задаче.

Рыцари Брейтбарта двигались по дороге по четыре в ряд, видимо, не подозревая, что путь на холме резко сужается. На первом же повороте они сбились в кучу, и тут небо потемнело от стрел.

Брейтбарт решил расширить фронт атаки и послал часть рыцарей прогнать лучников Рагнарсона. Копыта коней скользили по мягкой, влажной почве виноградника, всадники путались в лозах, становясь легкой добычей лучников.

Обернувшись к Альтенкирку, Рагнарсон бросил:

— Пошли роту тролледингцев с обоих флангов — прикончить безлошадных.

И так продолжалось, продолжалось и продолжалось. Атакуя тремя волнами, Брейтбарт не сумел приблизиться даже настолько, чтобы вступить в контакт.

На левом фланге напор рыцарей начал ослабевать. Они заколебались. Браги видел, как, то скрываясь меж лоз, то появляясь снова, убегает Черный Клык. Очевидно, он готовится к контратаке.

— Похоже, что у тебя опять все получилось, — заметил, изучив ситуацию, вернувшийся Альтенкирк. — Они вот-вот сломаются.

— Возможно. Я им в этом помогу. Бери команду над Марена Димура. Но попридержи их, пока все не прояснится окончательно.

Сам же он во главе конных тролледингцев двинулся вниз по левому краю виноградника, обошел стороной отряд Черного Клыка и обрушился на рыцарей, уже начавших паниковать.

Правый фланг Брейтбарта рухнул. Под давлением конников Браги и под ливнем стрел рыцари ринулись на собственный центр, который, в свою очередь, не выстоял и надавил на левый фланг войск барона. В панике падали лошади, люди гибли под стрелами и под копытами. Началась откровенная резня.

31
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru