Пользовательский поиск

Книга Девятое кольцо, или Пестрая книга Арды. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

– Может, я сам?

– А ты сумеешь?

– Попробую. А ты?

– Я не летаю больше. – Повелитель Ветров впился заледеневшими глазами в мягкую замшу ночного неба.

Мелькор сощурился, сжав кулаки. Потом все же сказал:

– Попробуй… Тебе же даже крыльев не надо было… В боязливом свете звезд лицо Манвэ выглядело совсем мертвым, искривленное застывшей улыбкой:

– Нет… Небо не для исполнителей… Мелькор отвел взгляд.

– Надо торопиться, время дорого, – проговорил Манвэ тускло.

Черный Вала направился ко второму подлетевшему орлу.

Глава 17

Эонвэ приземлился у самого Сада Грез и, вернувшись в обычный облик, вошел в переливчивый полумрак. Осторожно раздвигая мягкие стебли высоких трав, усеянные белозвездчатыми соцветиями, он вышел на поляну, кажется, ту самую, где полгода назад лежал, прощаясь с собой прежним… Пушистые мхи, от серебристых до густо-лиловых, пружинистым ковром улеглись перед ним. Эонвэ сел, подогнув под себя ноги, и огляделся. Странный зверек с интересом глядел на него круглыми желтыми глазами. Герольд протянул руку, чтобы погладить, но тот бесшумно скрылся в зарослях, взмахнув удивительно длинным хвостом.

Айо, наблюдавший из-за деревьев, разрывался между желанием расспросить, что все же происходит в стольном городе Валмаре, и наказом не высовываться. Мастер Иллюзий помнил, как Эонвэ приходил в Лориэн и как возился с ним Учитель. Сейчас лицо майа не было таким безнадежно отчаянным, но все же уж очень он был взволнован.

«Может, принять облик Ирмо?» – пришла в голову Айо шальная мысль. Любопытство победило. Он тихонько окликнул Эонвэ. Тот вскинул голову, озираясь.

– Ирмо?

– Здравствуй. Ты снова пришел – что-нибудь еще случилось?

– Нет… не знаю.

– А Мелиан куда утащил?

Эонвэ, не вдаваясь в подробности, рассказал о поединке и последовавшем за ним решении Короля.

– И что теперь? – спросил Айо.

– Не знаю, – раздраженно повторил Эонвэ.

– А почему Манвэ тебя сюда отправил?

– Если б я знал! С ним что-то непонятное творится, и я боюсь… за него боюсь. Ирмо, ты никому не расскажешь? – с тревогой спросил майа.

Айо стало совестно за свой розыгрыш, но теперь выходить из роли стало просто опасно. Эонвэ и сам, подобно своему Вале, мог открутить голову кому угодно, и не зря в Валиноре его побаивались немногим меньше. Так что Мастер Иллюзий почел за лучшее промолчать и только покачал головой. Потом все же спросил как можно мягче:

– А что с ним?

– Ничего. Просто таким спокойным я его давно не видел. И в то же время таким усталым.

– Как это?

– Так… Ты можешь представить, чтобы Вала выглядел на свой возраст? Не знаю, как это объяснить, – ты понимаешь меня?

– Кажется, да. – Айо-Ирмо поежился.

Ему стало совсем не по себе – услышать то, что для его ушей явно не предназначалось… Скорее бы Ирмо вернулся. Он-то уж точно разберется. А может, к Эстэ сбегать? Так там, на берегу Лореллина, спит Варда. Точнее, вот-вот проснется…

Эонвэ выжидательно смотрел па него.

В это время Айо почувствовал приближение Ирмо, причем ощутил, что Владыка Лориэпа взвинчен до предела. Надо было что-то срочно предпринимать. Лучше всего под каким-нибудь благовидным предлогом оставить Эонвэ и успеть рассказать все Ирмо – хоть напрямую, открыв память. А то не избежать конфуза.

– Я покину тебя ненадолго, – обратился Айо к герольду Манвэ. – Подожди меня здесь и никуда не отлучайся, хорошо?

Эонвэ безразлично кивнул.

Айо скрылся меж кустов и побежал навстречу Ирмо. Поймав его почти у входа в сад, он остановился, чтобы отдышаться.

– Что еще случилось? – мрачно поинтересовался Мастер Грез.

– Послушай, Учитель, тут опять Эонвэ пришел и такое рассказывает…

– Ты что, показался ему?! – всплеснул руками младший из Феантури.

– Нет… то есть… извини, Учитель, я принял твой облик, я же не знал, когда ты вернешься, ну и подумал, вдруг что-то важное или просто… как тогда, когда его Манвэ прислал…

– Ну ты даешь… – вздохнул Вала. – И что произошло? Он тебя раскусил?

– Нет, что ты… – В улыбке Айо скользнула еле заметно гордость, но тотчас исчезла.

– Ты услышал что-то, что для твоих ушей не предназначалось? – усмехнулся в свою очередь Ирмо.

Майа кивнул головой.

– Ну хоть расскажи, что там такое.

Айо, раскрыв память, передал Мастеру все, что поведал ему Эонвэ. Ирмо задумался. Становилось все неуютней, тревожней. В то же время он чувствовал, что у него просто нет сил вникать еще во что-то сию минуту. Хоть бы полчаса просто посидеть у того же Лореллина…

А там еще Варда. Судя по всему, ей действительно не стоит ничего говорить – если бы Манвэ счел нужным, он бы прислал своего герольда за ней, а не просто так…

– Айо, побеседуй с ним сам, ладно? Хоть в своем облике – может, и разговор иначе пойдет. В крайнем случае память ему почищу – не впервой. Или в моем облике оставайся, хотя это рискованно: он может в разговоре сослаться на что-то, лишь мне известное.

– Попробую в своем: в конце концов, что бы ни задумал Манвэ, высунуться придется. На сей раз со мной так легко не управятся, если что… – Нечто недоброе скользнуло в глазах майа, опасное даже…

– Хорошо. Только все же не очень нарывайся: Эонвэ и в расстроенных чувствах способен устроить окружающим веселую жизнь. – Ирмо устало вздохнул. – Если что, все же позови меня.

Мастер Грез повернулся и медленно побрел в направлении Лореллина.

Айо, проводив его глазами, вернулся к Эонвэ. Тот, увидев мятежного майа Ирмо, не выказал особого удивления. Герольд Манвэ знал о происходящем немногим меньше своего Повелителя.

– Здравствуй, Айо, – проговорил он. – Ирмо позволил тебе показаться?

Айо несколько смутило столь спокойное отношение. Впрочем, почему бы и нет? Не крик же на весь Лориэн поднимать? Мастер Иллюзий кивнул:

– Эстэ послала за ним. Так что я пришел вместо Ирмо. Учитывая то, что ты сказал…

Мысль о Едином не давала покоя мятежному майа – вот так все сошло? Хотя… Манвэ что хочет, то и воротит. Может, Единый давно уже на Арду внимания не обращает, а что Король ко всем своим указам добавляет «такова воля Эру» или «во имя Эру», так это так, для порядка… И с Мелькором он тогда расправился, ибо ему это самому важно было, а Единый тут постольку-поскольку. Но если тогда это была Воля Единого, то сейчас – можно ли ее исправлять? Ту, что высказана раз и навсегда: «НАВЕЧНО».

– Думаешь, он нарушил решение Творца? – проговорил Айо.

Эонвэ поежился, потом нахмурился:

– Решения Манвэ направлены ко благу Арды. Это не может противоречить Воле Единого, – сказал он сухо.

– Так мы не знаю до чего договоримся.

– Знаешь, – отрезал герольд Короля. – Но стоит ли продолжать?

– Может, и не стоит. Просто многое кажется ясным, и в то же время не ясно почти ничего… – Айо замолчал, задумавшись. Потом спросил, собравшись с духом: – А ты не знаешь, в таком случае, что со Златооким? Ты же помнишь его! – Глаза Мастера Иллюзий обрели непривычную жесткость.

– Он в забвении, – прищурился Эонвэ. – Возможно, Манвэ пробудит его. Может, поэтому меня и услал – чтобы под ногами не путался, – усмехнулся он.

– Но… вернется ли к нему память? – тревожно спросил майа Ирмо.

– Может, и нет. Зачем такая память? Я с моей-то, наверное, уже не подхожу для служения. А тут будет чистый лист. Получит иное имя…

Айо невольно зажмурился, замотал головой:

– Златоокий? Без памяти? Нет…

– А что такого? Зато не будет помнить всей этой грязи… Коситься не будет, таиться не будет. Не то что я.

– Да что ты, в самом деле? Манвэ же обещал прислать за тобой.

– Ага, не пройдет и… Не знаю. Словно специально все… Боюсь – что-то с ним случится.

– С кем, со Златооким?

– Да с Манвэ же! А Златоокий… Пусть спит…

Они сидели друг напротив друга в мягкой траве, складывая так и эдак мозаику сегодняшних событий, пытаясь восстановить связную картину.

80
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru