Пользовательский поиск

Книга Девятое кольцо, или Пестрая книга Арды. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

Так что… – Он пожал плечами, освобождая проход к двери.

Ирмо не без удивления заметил, что Астальдо небезразлично, уйдут его сотворенные или нет. Но вмешиваться он желания не имел, а посему, небрежно помахав рукой на прощание, направился восвояси – иди знай, кто еще дожидается его в Садах Грез.

А майар не спешили уходить. Как же это – уйти без оружия? А его еще надо было привести в порядок…

Глава 16

Эльдин вернулась, не принеся от Намо никаких известий. Спокойствия это не прибавило.

– Пожалуй, я все же попытаюсь узнать, что там. – Мелькор поднялся с кресла, поправляя плащ.

– Ты так и пойдешь? – косясь на живописные лохмотья, облекавшие фигуру Черного Валы, спросила Эльдин.

– А у вас найдется что-то подходящее?

Аллор развел руками – его одежда была бы узковата и немного коротка Черному Вале.

– Может, хоть заштопать на скорую руку? – спросила Эльдин.

– Фиолетовыми заплатами? Или всех цветов радуги? – расхохотался Мелькор.

Гортхауэр решительно начал стаскивать рубаху…

– Помедленней, пожалуйста, – томно донеслось с кровати, где возлежал Аллор.

Гортхауэр обернулся на голос с непередаваемым выражением лица, обещающим стереть недомайа в порошок, но тут вмешался Мелькор:

– Ладно, суетно. Некогда с заплатами возиться. Пойду в чем есть: порванное приличней, чем зашитое. И вообще, чего мне стесняться? – Он иронично-торжественно запахнулся в плащ, закутавшись с ног до головы, и направился к выходу. В этот момент и раздался стук в дверь.

– Интересно, кого еще принесло? – пробурчал Гортхауэр, косясь на Курумо, – уж не Ауле ли своего майа по всему Валмару разыскивает?

Мелькор открыл дверь и столкнулся нос к носу совсем не с Ауле. На пороге стоял Манвэ. Губы кривила привычная насмешливая улыбка, но лицо осунулось, резче залегли тени под глазами. Он вошел в комнату, и Мелькор затворил за ним дверь.

– Присаживайся, Манвэ. – Эльдин, поклонившись, пододвинула неожиданному гостю кресло. Тот уселся, положив ногу на ногу и сцепив руки на колене. Майэ подала ему бокал с вином и поставила в который раз чайник. Манвэ слегка пригубил и отставил бокал.

– Итак, – начал он, – я не знаю, к каким умозаключениям вы здесь пришли, но бегству вашему я препятствовать не буду. Возможно, это выход. А к тебе, Мелькор, просьба: майа моего, Златоокого, помнишь? Так вот, возьми его с собой…

– Куда? – недоуменно спросил Мелькор.

– Подальше отсюда!

– И?..

– И все. Надеюсь, ты сможешь защитить себя и тех, кто с тобой? От кого? Да хотя бы от меня, если… – Король Мира слегка запнулся. – Я ручаюсь за свои обещания, пока я – это я. Ты знаешь, что я имею в виду.

– Ну и куда нам податься, если все так обернется? А будем защищаться – снова будет война, и тогда на Арде камня на камне и впрямь не останется? Возьму вот и не постесняюсь на сей раз из нее кусок на собственные нужды выдрать…

Манвэ нахмурился, прикрыв глаза. Закурил, выпустив струю дыма в усеянный звездами потолок.

– Если честно, я не знаю, что делать, – сказал он. – Побег – это временный выход. Если вообще выход…

Владыка задумался. Мелькор развел руками.

– Неужели обязательно надо бежать? – подал голос Аллор. – Впрочем, как тебе удобнее…

– У тебя из-за всего этого неприятности? – смущенно пробормотала Эльдин.

– С чего ты взяла? – вскинул брови Владыка. Эльдин пожала плечами, покачав головой.

– Глупости какие, – беззаботно махнул рукой Манвэ. – И нечего на меня виновато коситься, – усмехнулся он, глядя на Аллора. – Что вышло, то вышло. Девять бед – один ответ.

Вала отпил еще глоток и откинулся в кресле, созерцая переливы оттенков сквозь хрустальные стенки бокала.

Ему было понятно, что беспокоит Аллора: сознание майа не пытался закрыть. Раскаянием в содеянном там и не пахло. И все же Владыка понял: они не были против него – просто не желают делить мир на друзей и врагов. Их расположение и явная приязнь к нему не противоречат дружбе с Мелькором. А на предопределение и даже на Замысел им плевать. Такие уж они… Ну не будешь же злиться на сквозняк? «Ветер веет, где хочет!» – не ты ли это говорил? Достаточно, что им самим не по себе.

– Послушай, что все-таки происходит? – Мелькор уселся на табурет напротив Манвэ. – Ты говорил с Единым?

– Именно поэтому я прошу тебя заняться Златооким – лучше ему держаться от меня подальше: ни защитить, ни помочь ему я не смогу.

– А где он?

– В Ильмарин, где еще ему быть?

– Он спит?

– Сейчас да. Ты пойдешь?

– А как же? Я готов. А вы, господа майар, останьтесь пока здесь, – обратился он к остальным. Гортхауэр недоуменно взглянул на него, но, встретив решительный взгляд, промолчал.

– Мы не будем путаться под ногами, – улыбнулся Аллор. – Но если что, пожалуйста, позовите.

– Ладно, выздоравливай. – Владыка наклонился к нуменорцу и осторожно пожал забинтованную руку.

Валар скрылись за дверью.

– Так все же расскажи, если не секрет, что произошло? – попросил Мелькор. Манвэ зло сощурился.

* * *

– …Итак, сейчас – Четвертая эпоха. Мелькор на свободе, и ты тоже свободен и волен идти куда пожелаешь.

Манвэ стоял, заложив большие пальцы за пояс, глядя на своего первого майа, сонно щурящего ярко-золотые глаза.

Златоокий приподнялся на ложе, где пролежал шесть тысяч лет, откинул со лба тяжелую темно-медового цвета прядь волос. Четвертая эпоха? Как это? Он же только что заснул. Точнее, был усыплен. Мелькнули перед ним глаза Манвэ – холодные, жесткие и все же больные, коснулась тонкая рука – и он провалился в забвение. Ничто. Ни звуков, ни цвета, ни чувств. Все было как вчера. Надо же…

Личина Короля была сделана на совесть – как всегда. То есть почти как всегда. Златоокий помнил Владыку другим, но как давно это было… А что происходит сейчас? Зачем пробудил? Затем, чтобы прогнать? Конечно, лишний он здесь… Майа вздохнул, сел. Искоса взглянул на Манвэ.

– Гонишь? Конечно, я же мятежник… – Златоокий вскинул голову, прикрыв глаза – как когда-то. – Хорошо, уйду…

Он помедлил. Куда идти? Опять – не куда, а откуда… К Мелькору? Уж не обман ли это?

– А собственно, где он сейчас? Снова в Эндорэ? Если мне будет позволено спросить, – прибавил он едко.

– Да нет, у Намо, – процедил Манвэ.

– В Залах?! «На свободе»… – Златоокий усмехнулся. – Видимо, сейчас это так называется… Конечно, коль скоро Владыка не желает… и не может видеть меня на Таникветиль…

– А тебя-то что здесь может держать? Ты выбрал – сознательно. Так что ступай к тому, чей путь ты избрал…

– В залы Мандоса… Спасибо, – покачал головой Златоокий.

– У тебя есть возможность составить собственное мнение о степени его свободы.

– Да уйду я, уйду… – Златоокий окончательно сел на ложе, спустив ноги на пол. – Зачем ты меня вообще разбудил? – В его голосе мелькнула злость.

– Затем же, зачем освободил Мелькора. Можешь считать это моей прихотью.

– А тогда… тоже – прихоть? – прошептал майа и сжался, словно ожидая удара.

Манвэ скрестил руки на груди, пытаясь унять дрожь. Златоокий посмотрел на него исподлобья.

– Разумеется. Необходимость. Покой Арды. Нет своих и чужих, есть согласные с Предначертанным и избравшие иной путь. И я свой – избрал, ты прав, тебе нечего делать со мной… И вообще, какое тебе дело до меня? – Златоокий устало отвернулся, вставая.

«Не распускаться. Пусть он наконец уйдет. Он же не сможет не вмешаться, если что-то произойдет. Не выходи за рамки созданного образа, пусть думает о тебе что угодно – лишь бы шел отсюда подальше. Мало Эонвэ? Что же он медлит? Наорать? Вытолкать взашей? Глупость. Выдержать, не ввязываться в разговор».

И не нужно, чтобы мнение Златоокого о нем менялось, – надо остаться в памяти майа таким, как всегда, – чтобы и вспоминать не хотелось…

Майа наконец встал с ложа, изящным движением, так похожим на движения создавшего, поправил складки одеяния. Откинул назад волосы. Сделал шаг, еще один. Поравнявшись с Валой, твердо взглянул ему в глаза. Тот не отвел взгляд. Майа остановился.

77
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru