Пользовательский поиск

Книга Девять королев. Содержание - Глава двадцать третья

Кол-во голосов: 0

Она шевельнулась, почувствовав его ласку, и пробормотала:

– Ты и в самом деле хороший человек. Я сделаю все, что могу, – для тебя и Рима.

Глава двадцать третья

I

Над Арморикой стояли Черные Месяцы. Приближалась Середина Зимы, день съежился до короткого проблеска между долгими часами темноты, тусклое солнце стояло низко и часто скрывалось за свинцовыми тучами, из которых лился ледяной дождь. Из-за погоды они задержались в пути, и Грациллоний увидел Ис уже в сумерках. С мыса Ванис силуэт города резко темнел на фоне ртутного серебра моря. В тумане мерцало пламя маяка – единственная звезда в сером сумраке. Грациллоний придержал коня у могилы Эпилла и отдал римский салют. Зазвенел металл, скрипнула кожа упряжи, устало фыркнул конь. За спиной послышалась команда Админия:

– Равняй ряды! Подтянись, в город войти в порядке!

Солдаты забряцали оружием, звон подкованных подошв стал отчетливей. Подтянулись и моряки, в этом путешествии также подчинявшиеся римлянину.

При виде шагавшего стройными рядами отряда в городе не стали поднимать тревогу. Шайки бакаудов не знали дисциплины, а саксы до весны прекратили свои набеги. На спуске Грациллония догнал Боматин Кузури, представлявший Ис перед римскими властями. Представитель моряков в совете суффетов хорошо знал свое дело, к тому же был еще не стар и легко выдержал трудную дорогу – шкиперу были знакомы все племена от Туле до Далриады. Они с Грациллонием отлично ладили.

– Ха! – окликнул Боматин, как обычно грубовато. – Такой парад, а глядеть-то некому! Да оно и к лучшему. Не люблю я лишнего шума.

Грациллоний обернулся к нему. В темноте виднелся только массивный силуэт да задорно торчавшие усы, варварские татуировки скрывала ночь.

– Ты, верно, сейчас домой, в теплую постель?

– Э, мой король, между нами – я ничего не скажу против моей женушки, она славная женщина, хотя могла бы быть поскромней, но раз уж мы объявились нежданно… не мог бы ты, если о том зайдет речь, сказать ей, что меня задержали по срочному делу и мне пришлось остаться ночевать в Доме Дракона?

– Да у нас нет ничего неотложного.

– Зато можно неплохо поразвлечься и притом избежать выволочки от жены. Дорога была не из легких, думаю, надо бы принести жертву Банбе за благополучное возвращение.

Богиня плодородия в Исе считалась и покровительницей шлюх.

Грациллоний нахмурился. У него не лежала душа к обману, да и вера его запрещала лгать. Однако жена Боматина вряд ли рискнет выяснять у короля, где провел ночь ее муженек, как бы ей ни хотелось погреться в лучах царственного сияния.

– Ты, мой король, тоже подумай… – моряк прикусил язык. – Прости. Я забылся. Мы так долго путешествовали бок о бок, и ты никогда без нужды не напоминал о разнице между нами. Я иногда забываю, что ты – воплощение Тараниса.

– Понимаю, – с облегчением отозвался Грациллоний. Ему вовсе не хотелось одергивать спутника и тем более прибегать к жезлу. Но приходилось заботиться о сохранении королевского величия – без него он потерял бы возможность исполнять долг префекта. Две дюжины легионеров – маловато для власти над древним и гордым городом.

– Мы хорошо потрудились, – сказал Боматин, прервав молчание, заполненное стуком подков и шумом прибоя. – Верно?

– Будущее покажет, – сухо заметил Грациллоний, обрывая разговор.

Сейчас ему не думалось о делах. Возвратись они при свете дня, он отправился бы прямо к Дахилис. Девочка выбежала бы ему навстречу, смеясь и плача от радости. Но сейчас она уже спит, и будить ее среди ночи не стоит – ведь срок совсем близок…

Часовые у Верхних ворот встретили их радостными криками.

– Тихо! – приказал Грациллоний. – Не поднимайте шума. Все прошло благополучно, и завтра на Форуме я буду говорить с народом. А сейчас мы устали и нуждаемся в отдыхе.

Он оставил коня у казарм, поблагодарил свой отряд, как подобало командиру, и ушел, как был, в военной одежде и промокшем плаще. В домах еще кое-где светились окна. Как ни дорого стало в последнее время масло, исанцы не отказались от привычки засиживаться допоздна – хоть при сальных свечах! Впрочем, и в темноте по широкой дороге Лера до Дельфиньей аллеи добраться нетрудно. Он наизусть знал все изгибы улочки, ведшей к дому Бодилис.

И у нее еще светилось окно. Он постучал в дверь молотком в виде маленького якоря. Бронза потускнела от прикосновения сотен рук. (Что только нужно было всем этим просителям?) Бодилис отворила дверь. Королева рано отпускала слуг, а сама нередко проводила всю ночь над книгой или рукописью.

Она вдруг показалась Грациллонию такой прекрасной, что перехватило дыхание, и очень похожей на Дахилис. Свет лампы, падая из-за спины, освещал лишь контуры фигуры, распущенные волосы, протянутые навстречу руки, но он видел…

– Ты! О ты! – выдохнул глухой голос. – Добро пожаловать домой, любимый!

Он прижал ее к себе и целовал, пока она не задохнулась. Только услышав тихий стон, Грациллоний понял, что слишком крепко прижимает ее к жесткой кольчуге. Не прерывая поцелуя, он разжал объятия. Ладони скользнули по плечам, по талии, бедрам.

– Входи же, – Бодилис чуть отстранилась и потянула его в дом. – Как ты? Что… что удалось тебе совершить, король?

– Со мной все хорошо, – он оглядел себя и тихо фыркнул. – Если не считать того, что я грязен, пропах потом и совершенно не подхожу для приличного общества… Дахилис – как она?

– Превосходно.

– А-а-а-х-х…

Бодилис замялась.

– Я была уверена, что ты уже побывал у нее.

Он почувствовал, как горят у него щеки.

– Мы вернулись слишком поздно. Я боялся потревожить ее. Знал, что ты скажешь мне все как есть.

Бодилис рассмеялась низким грудным смешком:

– А теперь, когда ты можешь больше не бояться за нее… что ж, ты ведь долго странствовал.

Грациллоний проказливо ухмыльнулся.

– Вот именно!

Она опустила ресницы.

– И я так долго ждала…

Он шагнул к ней. Бодилис отстранилась – игривым, соблазнительным движением.

– Постой! Не хочешь ли сперва подкрепиться? Нет? Тогда давай хотя бы снимем с тебя броню и немножко отмоем. Я с удовольствием займусь этим.

…Они лежали рядом, касаясь друг друга. Разгоряченным телам не нужны были одеяла. Множество ламп окрашивали ее кожу в цвет золота. За окнами тихо шуршал дождь.

– Да, в Исе все по-старому, – говорила Бодилис. – Вот бедняжке Иннилис нелегко приходится, как и с первым ребенком, от Хоэля. Тошнота, боли – но, по крайней мере, не хуже, чем в прошлый раз, а первые роды всегда самые трудные. Мы, Сестры, помогаем ей, как можем. Я думаю… если ты завтра навестишь ее – просто по-дружески, – ей полегчает.

– Конечно, навещу!

– Конечно! Ты – это ты, – Бодилис взглянула чуть строже. – Ей нужна помощь! В ночь солнцеворота она несет Бдение на Сене.

– Что? – поразился Грациллоний. – Я думал… все галликены должны собраться в городе.

– Так всегда было. Но эпоха, порожденная Бреннилис, умирает, и… – Бодилис коснулась пальцем его губ. – Не любопытствуй. Так нужно. Ради спасения Иса.

Его вдруг зазнобило. Бодилис почувствовала, придвинулась ближе, улыбнулась.

– Это к добру, не к худу. Просто служба, которую надо исполнить, – как для тебя охрана Вала. Тебе в этом путешествии наверняка пришлось тяжелее. Расскажешь?

Он охотно согласился – разговор отвлекал от невнятного дурного предчувствия. И хорошо, что рядом оказалась именно Бодилис – Бодилис, радующая тело, и в то же время глубокий и чуткий собеседник. Он отстранил от себя мысль об Иннилис.

– Это рассказ длиной не в одну милю, – начал Грациллоний. – Я вел ежедневные заметки, которые хотел бы дать тебе прочитать – если ты осилишь мое хромающее правописание. А сейчас… тебе не хочется спать? Тогда давай принесем вина и поболтаем. Когда тебе надоест, скажи сразу.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru