Пользовательский поиск

Книга Далекие королевства. Содержание - ПУТЕШЕСТВИЕ ВТОРОЕ

Кол-во голосов: 0

ПУТЕШЕСТВИЕ ВТОРОЕ

Глава тринадцатая

ГЕРОИ И ЛЖЕЦЫ

Два месяца спустя под крепким бризом, дующим нам в корму, мы утром стремительно вошли в главную гавань Ориссы. Как ни странно, вокруг не было ни души, чтобы полюбоваться, как искусно Л'юр швартует «Киттивэйк-2» к причалу. Оглядев пристань в поисках знакомых лиц, я никого не увидел. На нас таращилась лишь парочка бездомных, да старый рыбак на секунду оторвался от починки старой сети.

— Ну, вижу, ты лишь слегка преувеличивал великолепие Ориссы, любовь моя Амальрик, — лукаво сказала Диосе. Гавань, забитая судами, широкие улицы, столпотворение рынка. Оглядев пустую пристань, она обратилась к Яношу: — Скажи мне, Янош, здесь всегда так людно или нам просто посчастливилось прибыть в такой день?

Янош покачал головой, столь же озадаченный, как и я.

— Ничего не понимаю, — сказал я. — Обычно здесь из-за гомона невозможно услыхать стоящего рядом.

Диосе рассмеялась.

— Так-то ты вскружил голову бедной хорошенькой девушке из варварского племени. — Она передразнила меня: — Да, моя дорогая, в моей стране я великий человек. Богатый человек. С прекрасной виллой и множеством слуг. И если ты задержишься в моей палатке на минутку-другую…

Она ущипнула меня, увидев, как я нахмурился.

— Ну, ну. Даже если бы ты был бедняком, я любила бы тебя точно так же.

— Поверь мне, Диосе, — воскликнул Янош, — наш друг в самом деле не бедняк. Поверь мне на слово.

— Да я верю, Янош, верю, — сказала Диосе. — Но только в будущем избавьте меня от описаний, — она взмахнула рукой, обводя пустые причалы, — процветающего и многолюдного порта.

Я соскочил на причал и подошел к старому рыбаку.

— Дедушка, где же все? — спросил я.

Продолжая вязать кривыми пальцами узлы на сети, он слезящимися глазами осмотрел меня, мой костюм, моих товарищей.

— Если ты рассчитывал сегодня разгрузиться, то тебе не повезло, — сказал он, кивая на «Киттивэйк-2». — Впрочем, тебе с этим не повезло бы и вчера, и позавчера, да и еще раньше. — Он покачал головой. Он явно наслаждался нашим недоумением. — И поверь мне, завтра будет то же самое. Хотя, может быть, потом все наладится. Правда, перед тобой куча народу стоит в очередь. Куча народу.

— У нас все будет хорошо, дедушка, — сказал я. — Хоть я тебе и благодарен за предупреждение. Но я только хотел узнать, что же все-таки произошло? И куда все подевались?

— Ты похож на ориссианина, — сказал старик, — и значит, долго отсутствовал, коли ничего не знаешь. — Он задержал свой взгляд на Диосе. — А вот она не ориссианка, — сказал он. Но тут же быстро отвел подозрительный взгляд, видя, что ей это неприятно, да и к тому же перед ним маячила монета, которую я ему протягивал. Быстро спрятав деньги, он проверил прочность узла.

— Спасибо, — сказал он. — Как раз меня одолела великая жажда. Ну а теперь отвечу на твой вопрос, юный господин. И вот мой ответ. Большие дела творятся. Уже четыре или даже пять дней творятся большие торжества. И у большинства людей голова болит от праздников. У меня не болит только потому, что я поиздержался. С моим кошельком не разгуляешься.

— И что же тут такое грандиозное отмечают, дружище? — спросил Янош.

— Да вы, парни, видать, заколдованными были все это время, — сказал старик, — коли не знаете, что ориссиане открыли Далекие Королевства?

Я обменялся взглядами с Яношем и Диосе.

— Это действительно потрясающая новость, — сказал я. Старик визгливо рассмеялся.

— Ты и наполовину не представляешь, насколько потрясающая, — сказал он. — Ведь теперь, выходит, мы, ориссиане, выше всех во всех делах. А ликантиане барахтаются у нас в кильватерной струе. Нет, конечно, мы на те земли еще не вступили ногой, но чертовски близки. Чертовски.

— И кто же этот герой, который почти дошел до них? — спросил я, едва сдерживаясь.

— Один молодой воскреситель, — сказал старик. — Я слышал, этот малый не больно-то многого стоил раньше. Но теперь в глазах людей здорово поднялся. А зовут его Кассини. Может, слыхали о таком?

— Да, приходилось, — только и смог я ответить.

— Так вот Кассини сейчас такой герой Ориссы, равного которому еще не было, — продолжал старик. — Вернулся он несколько месяцев назад. Власти не сразу сообщили об этом, пока он не рассказал всю историю. Да только слухи просочились раньше. Весь город так и гудел, обсуждая их. Я что хочу сказать. Мы-то думали, что Далекие Королевства — это сказка для несмышленышей, верно? А теперь выясняется, что это правда. И не за горами день, когда мы туда доберемся и пожмем руки людям из Далеких Королевств. И тогда уж нас ничем не остановишь. Да, господа, впереди Ориссу ждут дни славы. И я так рад, что дожил до этого. Так что все теперь будем купаться в золоте и наслаждениях.

Старик засмеялся, обнажая беззубые десны:

— Вот власти и решили устроить грандиозное празднество. И устроили. Воскресители с магистратом объявили пиршественную неделю. Правда, она уже заканчивается. Сегодня днем все жители города, кто сможет и кто не будет очень пьян, приглашаются в Большой амфитеатр. Кассини будет удостоен великих почестей. Ну и к тому же ему, вероятно, поручат возглавить новую экспедицию. Да не такую маленькую, с парой солдатиков, что у него была. А с большими силами. И вот тогда уж, как я вам сказал, на нашем пути не становись. Да, господа, ориссианином быть нынче — большая честь.

В голове у меня застучала кровь.

— Давайте-ка поспешим в дом моего отца, — сказал я Яношу и Диосе. Они ни о чем не стали больше спрашивать. Когда же мы торопливо двинулись мимо старика, он окликнул нас:

— А кто же вы, молодой господин? За кого мне выпить в таверне на ваши деньги?

Я повернулся:

— Амальрик Эмили Антеро.

Старик уставился на меня, вытаращив глаза. Затем усмехнулся:

— Что ж, хорошая шутка. Только с другими не советую так шутить, молодой господин. Потому что Далекие Королевства были его открытием. Да вот только старина Амальрик уже не вернется. Он и многие его спутники попали на корм рыбам. Кассини видел, как они погибли.

Я не удивился, что Кассини объявил нас погибшими. Эту ложь он уже отрабатывал на сержанте Мэйне и на Л'юре. Да и перед возвращением в Ориссу у него было много времени для репетиций. Мучило меня только то, как же отец перенес эту черную новость. Тревога приделала крылья к нашим ногам. И всю дорогу, спеша домой, в Ориссу, я переживал из-за этого. Л'юр так же мало поверил истории Кассини, как и сержант Мэйн. Когда Кассини объявился в деревне прибрежников, капитан согласился отвезти воскресителя до Редонда, но не дальше. А сам стал ждать нас, выполняя договор, который мы заключили на Перечном побережье.

— Что-то сомнительной мне показалась история, рассказанная Кассини, — сказал Л'юр. — И я сообщил ему, что я заключил договор с молодым Антеро и капитаном Серый Плащ. Кассини это не понравилось, но поделать-то он ничего не мог. Без меня бы ему никак было не добраться до Редонда и там пересесть на быстрое судно, идущее в Ориссу.

Теперь, когда я мчался к вилле отца, вся ненависть к Кассини кипела во мне, как в котле. Ненависть усилилась: оказалось, услыхав такое, отец был на грани смерти, и моя сестра Рали, увидев меня, теперь мучительно думала, как бы отец уже от доброй вести вновь не оказался на той же грани. Она пошла подготовить его, вскоре вернулась и повела в его комнату. Я был потрясен, увидев, что он лежит в постели такой слабый, почти прозрачный. Он высох, как мумия, и на хрупких костях складками висела кожа. Но его глубоко запавшие глаза осветились жизнью и радостью, когда он увидел меня.

— Слава Тедейту, ты жив, — выдохнул он. Я, не в силах видеть столь дорогого мне человека умирающим, рухнул на колени и чуть не разрыдался. — Не плачь, Амальрик, — успокаивал меня мой старик. — Ведь еще час назад я ощущал присутствие здесь Черного искателя. И даже настроился позволить ему забрать меня; ну а теперь я ему не дамся. — Он положил на мою голову трясущуюся руку. — Ведь теперь мне привалило такое счастье.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru