Пользовательский поиск

Книга Далекие королевства. Содержание - Глава одиннадцатая ЗАБРОШЕННАЯ ЗЕМЛЯ

Кол-во голосов: 0

Глава одиннадцатая

ЗАБРОШЕННАЯ ЗЕМЛЯ

Сбежав из той долины и продолжая держать курс на восток, мы вновь оказались в пустыне. На лиги вокруг расстилалась выжженная равнина, усеянная камнями и валунами. Единственные растения — приземистые, искривленные серые деревья напоминали узловатые старческие пальцы. Не было видно и следа животных, а единственный колодец оказался с солоноватой и противной на вкус водой, да и притом она настолько глубоко залегала, что пришлось долго копать, прежде чем проклюнулась первая влага.

Мы были вновь вынуждены надевать на ноги изношенную обувь, но вскоре все подметки полетели. Мы наворачивали на ноги тряпки. Даже ослики с трудом двигались по этим острым камням. Кассини теперь пришлось горько сожалеть о том, что раньше он не сберег свою обувь: последнюю пару он разбил за день, а новую обувь сделать было просто не из чего. Да никто бы и не стал ее делать для него. Более того, после всего случившегося с воскресителем общались только в случае крайней необходимости. Наша злость на него выросла еще больше после того, как обнаружилось, что в этой местности ему все тяжелее пользоваться заклинаниями, и теперь мы все больше и больше зависели от собственных физических сил.

Вообще все разговаривали реже, с трудом разжимая иссушенные солнцем губы. Казалось, скоро все начнут ненавидеть друг друга. Хорошо хоть мы с Диосе не ссорились, хотя сил у нас оставалось так мало, что мы лишь изредка позволяли себе любовные игры. Люди все больше роптали о привилегиях богатых, особенно не стеснялся Лион, пеняя мне, что я делаю меньше остальных. Хотя он совершенно не хотел замечать, что я добровольно взял на себя роль повара для всего отряда, и не потому, что имел склонность к кулинарии, а просто памятуя о словах отца: «Если ты отрезаешь себе самый большой кусок пирога, то ты обязан и делать больше других, и позаботиться о том, чтобы остальные заметили, что ты делаешь больше других». Готовка была мне не в тягость. Всего-то и надо было, что бросить в кипящую воду немного кукурузной муки, сушеных овощей и специй и настругать в этот суп вяленого мяса. Такое вот было основное блюдо. Тем не менее ни один пока не заикнулся о том, чтобы пустить на питание осликов.

Еще мы обнаружили одно странное обстоятельство — наблюдатели больше не появлялись. Я не знал, радоваться этому или просто задуматься — не заблудились ли мы. Даже не зная, добры намерения наблюдателей или злы, мы с растущим ожиданием оглядывали равнину и вершины показавшихся плоских гор.

Однажды ночью мы расположились на отдых, пожевав то, что осталось от обеда, и улеглись, пытаясь уснуть. Я лежал на спине, обнимая прижавшуюся ко мне Диосе. Дневная жара медленно отступала. Небо было очень ясным и темным, звезды казались необыкновенно большими. Затем они стали видны сквозь дымку, словно высоко поднялась песчаная буря. Я не шевелился. Я уснул и видел сны.

Должно быть, сны не отпускали меня всю ночь, потому что, когда я проснулся, у меня болела голова, я чувствовал себя разбитым, словно и не спал вовсе. Диосе выглядела столь же утомленной, под глазами у нее проступили темные круги. Я не нашел ничего лучше, как сообщить ей о том, что она неважно выглядит. Она в ответ огрызнулась, но тут же извинилась. И все выглядели такими же выжатыми, как и мы. Не говоря ни слова, мы начали собираться в дорогу. И тут Янош, прервав всеобщее молчание, приказал всем подойти к нему.

Начал он без всякого вступления:

— Кассини, этой ночью мне снились странные сны.

Я думал, что воскреситель в ответ скажет какую-нибудь колкость, но тот лишь кивнул, словно зная заранее, о чем будет говорить Янош.

— И думаю, — продолжал Серый Плащ, — то же самое происходило и с остальными. Я прав?

Все мы согласились.

— Я мог бы рассказать мой сон в деталях, но на это у нас просто нет времени. Короче, в этом сне открылось мне, что эта земля, по которой мы сейчас идем, эта выжженная заброшенная пустошь, не была создана такой богами, а лишь превращена в это людьми или колдунами. Мне снилось, что некогда здесь был процветающий край с богатыми деревнями и городами, более цветущий, чем Орисса и Ликантия. И земля эта была разрушена и уничтожена в течение одной недели. Люди были убиты или угнаны, этого я в точности не понял. Вода ушла глубоко в почву, и даже холмы и горы были разрушены, словно муравейники ногой. Правильно? Так же и в ваших снах? А теперь я хочу, чтобы воскреситель объяснил, что послужило причиной такого разрушения.

Кассини побледнел. По нему было видно, что подобное приснилось и ему.

— Заклинание, — прошептал он. — Заклинание или целая паутина заклинаний, посланных воскресителями такого могущества, о котором я и мечтать бы не мог, с магией, намного сильнее той, что разрушила стену в Ликантии, или той, которая вызвала бурю архонтов, которую мы едва пережили. Более того, эта земля не просто уничтожена, но могущества заклинаний хватает и на то, чтобы никогда ей более не стать цветущей заново.

Янош спросил:

— А не можешь ли ты сказать, откуда взялись эти заклинания?

Кассини покачал головой:

— Я могу сказать лишь, что заклинание послано людьми или существами, которые некогда были людьми, но богами еще не стали.

— Это из Далеких Королевств, — пробормотал один солдат по имени Силв. — А мы-то лезем им прямо в горло, как куропатка в силки.

— Нет, — решительно сказал Кассини. — Я чувствовал до этого и продолжаю чувствовать гигантскую волну магии с востока — оттуда, где, судя по карте, и расположены Далекие Королевства. Но эти заклинания не оттуда… они отовсюду… они ниоткуда.

Янош поднялся на ноги:

— Итак, если заклинания еще остались в этой земле… то нам лучше убираться отсюда побыстрее.

Мы быстренько собрались и двинулись в путь. Но наши страхи и тревожные сны не рассеялись. Все чаще и чаще мы замечали друг у друга на лицах выражение уныния, злобы, страха и вины. Каждый смотрел на всех с подозрением. Янош даже начал с опаской приглядываться к тем двум осликам, которые несли наш запас воды, а Мэйн — за теми животными, которые тащили нашу казну, как бы они не взбрыкнули. Я спросил Яноша, не думает ли он, что возможен мятеж, но он ответил отрицательно.

— Пока нет, — сказал он. — Они слишком устали. Опять же никто еще не погиб. И что самое важное, непонятно, куда бежать в случае чего. Вероятнее всего, бунта можно было бы ожидать от тех пятерых, которых мы спасли от рабства, поскольку их-то дома поближе. Но они еще не оправились от шока, и с нами им, конечно, лучше. Так что не переживай, никто из нас не умрет во сне, будучи зарезанным. Пока.

А на следующий день Кассини лишился дара мага. Его крики разбудили меня на рассвете, и я подбежал к нему, думая, что к нему подползла в поисках тепла какая-нибудь пустынная змея. Кассини сидел на своем плаще, который использовал в качестве ложа, с лицом таким растерянным и испуганным, как у ребенка, увидевшего первый ночной кошмар и теперь ощущающего только ужас и ничего более.

— У… у меня больше не осталось моих заклинаний, — сказал он. — Я… моя память совершенно пуста!

Он едва был в состоянии говорить, и я не сразу понял, что он имеет в виду. Выяснилось, что ночью он проснулся и с помощью простенького заклинания решил избавиться от блох, набившихся в ткань плаща.

— Но я не смог… не мог… вспомнить ни имен богов, которых надо призвать для этого заклинания, ни самих заклинаний, ни даже символов, которые надо для этого нарисовать… И я в самом деле не помню ни одного символа, кроме круга, но ведь и последний дурак знает, что этот знак магический.

— Итак, мы беззащитны, — не удержавшись, сказал Янош. Я не думал, чтобы остальные слышали его, но им того и не требовалось. Если Кассини действительно потерял свое могущество и не сможет произнести даже малюсенького заклинания, которое препятствует утечке воды из наших мехов, то уж против внешнего магического воздействия нас уже никто не защитит. Мы были беззащитны. Хуже того, на карте наблюдателей вдруг исчезли все изображения, кроме моих пометок. Счастье еще, что мы хоть как-то уже были готовы к этому и Янош начал полагаться на другие формы навигации. И если повезет, мы все же доберемся до пока еще невидимых пяти гор и перевала между ними, которые я уже назвал Кулак Богов. И мы далеко не в лучшем настроении двинулись дальше.

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru