Пользовательский поиск

Книга Далекие королевства. Содержание - Глава восьмая ВОИН В ЯНТАРЕ

Кол-во голосов: 0

Невидимая громадная рука словно схватила корабль и швырнула его вперед. «Киттивэйк» зарылась в воду, а нас всех накрыло волной. Судно с трудом выкарабкалось наверх и вдруг легко взлетело, потеряв опору. Мы ухватились за все, что оставалось надежным, а шторм длился час за часом, не прекращаясь. Много раз мы так надолго оказывались под водой, что я молил богов даровать мне рыбьи жабры. Вопреки всем проискам колдунов нам удавалось держаться, «Киттивэйк» и не думала сдаваться ветрам архонтов. Капитан Л'юр выкрикнул мне в ухо, что мы сейчас, наверное, уже далеко от Редонда, в совершенно неизвестных водах. И впереди, должно быть, лежит проклятый Перечный берег! Никто не отваживался убрать парус, и, может быть, именно это спасло нас. А может быть кровь зарезанной Кассини свиньи умилостивила местных богов, но треугольный парус держался крепко, словно сотканный из магической ткани, и мы продолжали лететь по волнам.

В плечо меня толкнул чей-то кулак. Я обернулся и увидел, как Янош на что-то указывает. Послышался характерный звук, и я понял, что мачта треснула у самого основания. Если она рухнет, все потеряно. Янош подполз ко мне, выкрикивая слова, которых я не мог разобрать. Но я понял его намерение — сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти мачту. Мы поползли к середине судна. И тут я поверил, что Янош действительно сумасшедший, потому что он схватил толстый длинный канат и начал наматывать его на мачту. Я подумал, что это бесполезная затея, с помощью которой мачту можно удержать на секунду, на две.

На этот раз я услыхал его крик:

— Помоги мне, Амальрик!

Смирившись с тем, что это, видимо, последние мгновения моей жизни, я начал выполнять его указания, наматывая трос вокруг все дальше растущей трещины. Подобрав где-то железную скобу, Янош просунул ее сквозь витки каната. Затем полез в карман и вытащил какой-то предмет, который повесил на железяку. И тут я разглядел, что это зуб хорька, тот самый зуб, который предназначался Инзу. Янош намотал шнурок на скобу, закрыл глаза и громко заговорил, поглаживая зуб. Мачта еще раз заскрипела, а парус зловеще хлопнул. Но в тот же момент я почувствовал, как канат под моими руками твердеет, становясь таким же прочным, как железо. Мачта застыла недвижимо.

Мы рухнули на палубу, измотанные от такого напряжения. Тянулись бесконечные часы, но ветер начал слабеть. Янош и я, спотыкаясь, двинулись к корме. Там в одиночестве с бурей сражался Л'юр, пытаясь удержать руль. Мы двигались к нему, налетая на болтающиеся тросы и разлетевшийся груз. Впереди послышался какой-то звук, и я посмотрел туда, ожидая увидеть землю.

Среди белопенных штормовых волн вставали острые зубы рифов. А за ними, в серых сумерках, я различил берег, и огромные волны несли нас на эти рифы. Мы приготовить к кораблекрушению. «Киттивэйк», словно живая, дрогнула от удара. Нас накрыло волнами, и казалось, они вечность будут перекатываться через нас. Но когда мне уже не хватало дыхания, волны схлынули.

Судно крепко село на самый высокий риф. Шторм уже слабел, накатила очередная волна и безвредно разбилась о наш киль. Я торопливо поднялся. Удивительно, но крепеж мачты, придуманный Яношем, держался очень хорошо. Мэйн и все наши солдаты были живы-здоровы, да и число моряков, кажется, не уменьшилось.

— Эй, вы куда? — закричал Янош, указывая на берег.

Трое моряков, должно быть, при ударе судна о рифы вылетели за борт. И теперь по пояс в пенном прибое брели к каменистому берегу. Одним из них был Рваное Ухо. Он казался крепче других и теперь быстро продвигался вперед. Один из его товарищей, истекающий кровью и слабеющий, ухватился за него, прося помощи, но Рваное Ухо оттолкнул его и пошел дальше.

Янош внезапно застонал:

— Ах бедолаги!

И я понял причину его слов. С берега по направлению к бредущим морякам рванулись сотни темных фигур. Существа ростом доходили человеку до пояса и состояли, казалось, из твердого панциря и острых шипов. И в этот момент сквозь штормовые тучи прорвалось солнце. И оказалось, что это не животные, а люди, низкорослые дикари, вооруженные трезубцами и щитами, роль доспехов у них играли панцири каких-то животных. Два десятка туземцев кинулись в прибой к морякам. Рваное Ухо встревоженно заорал и попытался убежать от них. Но в считанные секунды они толпой навалились на него. Вскоре Рваное Ухо и остальные моряки уже лежали распластанными на берегу. Один из этих маленьких воинов наклонился и отрезал длинную полоску мяса от тела извивающегося и вопящего Рваного Уха.

Дикарь поднял вверх полоску кровоточащей плоти. Он выкрикнул что-то в сторону судна, затем запрокинул голову и проглотил отрезанный кусок целиком, как баклан глотает рыбу. Он резко повернулся и вновь склонился над Рваным Ухом. Поделать мы ничего не могли. И нам оставалось только стоять и смотреть, как наших товарищей пожирают заживо.

Глава восьмая

ВОИН В ЯНТАРЕ

Янош крикнул:

— За мной!

И я увидел, как он схватил рыболовную сеть. Сеть была рваная, да и какой такой рыбной ловлей решил заняться мой друг, когда нас самих собирался сожрать этот свирепый народец на берегу? Но Янош вновь закричал, оторвал меня, смертной хваткой вцепившегося в леер, и я, спотыкаясь, последовал за ним. Янош закинул сеть на плечо и прыгнул за борт.

— Шевелись! — крикнул он.

Я брел за ним, сначала по грудь в воде, через рифы и дальше, к мелководью, и понимал, что он сумасшедший, а я — еще более сумасшедший.

Янош что-то выкрикивал, обращаясь к туземцам. Поначалу я не мог разобрать слов, но потом сообразил, что он говорит на языке торговцев.

— Берегитесь привидений! — кричал он. — Берегитесь! Это плохие люди. Берегитесь привидений! Берегитесь!

И тут мы оказались среди врагов. Те, должно быть, тоже решили, что мы сошли с ума, потому что вместо того, чтобы напасть на нас, как и подобает маленьким злобным дикарям, они подались назад, вытаращив глаза и выставив перед собою щиты и острия трезубцев.

— Злые люди… Берегитесь призраков! — продолжал выкрикивать Янош, и они, расступившись, позволили нам пройти сквозь толпу. На их лицах запечатлелся испуг. С каждым нашим шагом и выкриком Яноша они, похоже, все больше убеждались, что стоят перед ужасной опасностью, причем источником этой опасности были не мы. Когда мы побежали к нашим убитым матросам, Янош скинул сеть с плеча.

— Назад! — крикнул он. — Всем назад. Берегитесь привидений!

Коротышки испуганно отскочили назад, и Янош подбросил сеть в воздух. Распластавшись как птица, сеть взлетела и стала снижаться. Дикари затаили дыхание, наблюдая за ее падением, и я понимал, что сейчас они взывают к своим богам, чтобы те помогли сети обрести свою цель. И когда она накрыла трупы, послышался вздох облегчения. Туземцы были спасены от призраков.

Янош быстро огляделся и, увидев одного воина, одетого побогаче других, обратился к нему, решив, что это вожак.

— Слава богам, что вы прикончили этих людей, — сказал Янош взволнованно. — Прошу вас, скажите мне, какие божества благословляют эту землю, чтобы мы немедленно могли принести священную жертву? Ведь мы из Ориссы, известной всему миру своей благочестивостью.

Я услыхал, как слово «Орисса» эхом разнеслось по толпе. Послышались отдельные восклицания, в которых в основном ощущалось изумление коротышек. Казалось, что эти воины слышали о нашей стране, но до нас здесь ориссиан явно еще не было.

Воин-вожак вытаращил глаза на Яноша. Его костяной панцирь издал сухой треск, когда он шагнул к нам.

— А эти ликантиане, они были вашими врагами? — спросил он. Послышался еще более громкий треск панцирей, когда остальные подошли поближе.

— Быть ликантианином — значит быть врагом всех цивилизованных людей, — заявил Янош. Послышались возгласы одобрения. — Но эти люди, которых вы убили, были еще хуже, — горячо заверил Янош. — Они или были демонами в человечьем обличье, или одержимы демонами. Это из-за них мы потерпели кораблекрушение у ваших берегов и вынуждены просить вашего гостеприимства.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru