Пользовательский поиск

Книга Далекие королевства. Содержание - Глава шестая ЛИКАНТИЯ

Кол-во голосов: 0

Глава шестая

ЛИКАНТИЯ

Должно быть, боги позаботились о декорациях этого дня: солнечного, с голубым безоблачным небом и легким бризом, пахнущим расстилающимся рядом морем. И вдруг все испортила показавшаяся на горизонте Ликантия, город, который так не соответствовал великолепию дня. Для этого города подошла бы мрачная погода, со штормовыми тучами, несущимися по небу. Ледяной ветер должен был бы завывать, как неупокоенные души, а море — дыбиться серыми волнами в шапках пены. Таких вот кошмарных декораций заслуживала Ликантия.

Впрочем, с тех пор она здорово изменилась, так что надобно описать ее подробно. Ликантия обосновалась на мысу, похожем на согнутый палец. В этом изгибе находится глубокая бухта. Я слышал легенду, в которой говорилось, что некогда на этом месте возвышался вулкан, и давным-давно, задолго до человека, произошло извержение, и пламя, вырываясь из Обители богов, устремилось на землю, чтобы остаться там, но, как всегда, победу одержала вода. На месте кратера вулкана образовалась бухта. Многие ориссиане не возражали бы, если бы вулкан вновь пробудился. Слишком много горя Ориссе принесла Ликантия. Кратер окружают отвесные скалы, и пробраться с материка к заливу можно только единственным удобным перевалом, образованным застывшей лавой. С течением времени перевал постепенно расширялся человеком, превратившись в нормальную дорогу. Над заливом близ этого перевала народ, известный как ликантиане, основал свой город.

На мысу места для расширения города было немного. И в то время, как Орисса расползалась при строительстве по холмам, ликантиане строились вверх, устремляя высокие дома к небу — дома, словно высеченные из единого камня каким-то мрачным гигантом. Лишь на несколько минут в день солнце освещает узкие улицы между этими зданиями. Янош рассказывал мне, что эти здания представляют из себя настоящие муравейники, напичканные и жилыми помещениями, и рабочими. И чем выше этаж, тем дороже проживание. Но с первого взгляда глаз почти не замечает эти каменные башни, по цвету сливающиеся со скалами. Прежде всего привлекает нависший над морем на оконечности мыса замок. Именно оттуда правят Ликантией два жреца-владыки, два архонта, вместе с советом колдунов. В этом замке хранятся не только их сокровища, но и глубоко внизу находятся тюремные подземелья и пыточные камеры.

Замок выглядит неприступным. Но однажды он был взят в сражении, которое началось ночным вероломством, а закончилось большим пожаром. За двадцать лет до моего рождения Орисса выиграла решающее сражение второй войны городов, когда наконец-то мы избавились от оккупантов, чей тяжелый сапог давил нам на горло в течение пяти поколений. Однако, когда победа была достигнута, вместо того чтобы стереть Ликантию и ликантиан с лица земли, мы заключили с ними почетный мир. Наш магистрат решил, что если не будет Ликантии, то на ее месте возникнет город другого могущественного племени, и вряд ли новые соседи будут расположены дружески. И более того, если никакое племя и не поселится здесь, то на неуправляемых землях буйно расцветет анархия. Не нужна нам была Ликантия и в качестве колонии — накладно держать гарнизон в неприятельской земле. Вот почему на мысу над морем продолжал маячить этот замок. Уж коли городу было позволено остаться, то перед людьми и богами он должен был сам защищать себя от пиратов, которыми кишмя кишело Узкое море. И все, что мы требовали от Ликантии, — выплаты репараций за ущерб, нанесенный Ориссе, жертвоприношений духам убитых в этих двух войнах и компенсации родственникам погибших. Было и еще одно требование, которое постоянно должно было им напоминать, что Орисса — это не город разжиревших купцов и обессилевших богов. Мы приказали им разрушить громадную стену, которой они перегородили перешеек мыса. Мы вынудили их колдунов раскрыть секрет защитных чар стены, и наши самые могущественные воскресители создали мощное заклинание распада. Более года шел ритуал очищения, а само зачтение заклинаний заняло более месяца. При этих магических действиях умерли три воскресителя, но даже после окончания этого грандиозного акта чародейства потребовался целый легион военнопленных ликантиан, чтобы разобрать завалы и сохранившиеся участки стены.

Мы приближались к Ликантии. Инз вместе с сержантом Мэйном и десятком воинов, вызвавшихся добровольно сопровождать нас в походе, ехали в огромном шарабане вместе с багажом и сундуками, в которых хранилось наше золото и серебро. Шарабан тащили волы. Янош, Кассини и я ехали верхом на лошадях.

— Интересно, — сказал Инз, указывая на пустующий по-прежнему перешеек, где некогда стояла стена, — почему ликантиане там не строятся? Или боятся мощных колдовских чар?

— Хороший вопрос, друг мой, — сказал Янош. — Но тому есть простое объяснение. Ликантия считает позором снос их стены, и я даже слышал, как жители ворчали, что придет время и на этом месте встанет другая стена. И так уж сложилось, что ни один ликантианин не будет здесь селиться, иначе получится, что они смирились с поражением.

— Ох, надо было бы продать их мужчин в рабство айфора, — сказал Кассини, — женщин забрать себе для наслаждений, от города не оставить камня на камне, а саму почву здесь засыпать солью. Я, конечно, не столь могучий прорицатель, но нутром чувствую, доставят нам эти ликантиане еще немало хлопот.

— Сурово сказано, — сказал Янош. — Я не согласен с тем, что Ликантию надо разрушить до основания. Потому что там, за Узким морем, война как раз привела к такому результату. И я видел, что это такое. Но вы правы в том смысле, что ликантиане не отказываются от мысли возродить былое могущество. Когда я был у них на службе, то слышал такие разговоры постоянно. И если им удастся задуманное, Орисса вновь окажется под угрозой нападения. У ликантиан долгая память на то, что, по их мнению, несправедливо. И потому я предпочитаю держать язык за зубами — что и всем вам сейчас рекомендую. Все мы тут ориссиане или на службе у ориссиан, и если мы будем это подчеркивать, то вряд ли приобретем новых друзей. Ни здесь, в Ликантии, ни дальше, за Узким морем, в Валарои. Я не знаю, насколько далеко Ликантия распространила свое влияние в этих землях, хотя и служил во многих гарнизонах, сторожевые вышки которых мы видим в течение последних двух дней. Мы путешествуем просто как торговцы без родины. Так безопаснее.

Он замолчал и усмехнулся немного смущенно.

— Мои извинения, господин Амальрик, — сказал он почти официально. — За то, что я рекомендую вам соблюдать нейтральность… Но решение, разумеется, остается за вами.

Я рассмеялся, нисколько не обижаясь. Кассини может не одобрять, но я бы не хотел, чтобы в путешествии к моему открытию у нас царил порядок вымуштрованной казармы.

— Любой из нас, кто знает более удобный путь, должен сказать об этом, иначе наши шансы достичь Далеких Королевств сильно уменьшатся. Будем путешествовать без труб, флагов и барабанов, — сказал я.

Янош кивнул, несколько смущенный.

Инз рассмеялся и тихонько, так что услышал только я, сказал:

— А мне доводилось слыхать, что лев неохотно питается падалью.

Нам приходилось продвигаться быстро, но с предосторожностями. Предосторожности диктовались тем количеством денег, которые я вынужден был тащить с собой. Если бы я совершал обычное торговое путешествие, то наличных понадобилось бы совсем немного, а суммы, необходимые на затраты, можно было бы получать в местных банках по кредитному письму отца. Но поскольку наше путешествие начиналось с Ликантии, такой возможности у нас не было. Этот город был не только нашим военным противником, но и серьезнейшим торговым конкурентом. Самые ненавистные враги моего отца, клан Симеонов, возглавляемый ныне младшим из них и злейшим недругом отца, Нису, были ликантианами. Они не только обманывали нас в частных трехдолевых торговых соглашениях, но и — отец был уверен в этом, — зная наши торговые пути, не раз нанимали местных грабителей нападать на наши караваны. И потому отец рекомендовал быть мне очень осторожным в Ликантии.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru