Пользовательский поиск

Книга Дахут, дочь короля. Содержание - Глава восьмая

Кол-во голосов: 0

— Нападайте! Убейте их!

С пронзительными все больше и больше нарастающими криками, перешедшими в рев, словно гремел ветер и волны накатывались на галечный пляж, исанцы бросились вперед. Грациллоний попридержал коня, который ржал и вставал на дыбы. Ему нужно держаться сзади, стараясь видеть происходящее, направлять своих ветеранов туда, где это важнее всего, как он делал в тот день, когда погиб Эпилл, Эпилл, который теперь спал как раз за пределами расположения лагеря нового врага.

Мимо пронесся молодой шотландец Томмалтах, одержимый битвой, крича и размахивая клинком, жаждущий быть в атаке первым. Грациллоний лишь на мгновение понадеялся, что мальчик останется в живых. У молодого бурдигалца Карсы шансов видимо больше; он атаковал небольшое земляное возвышение, командную позицию, где мог использовать пращу, хлеставшую в его руке туда-сюда.

Мимо Грациллония проносились горожане. Они не были однородной толпой. Те, кто вместе плавали, бежали рядом, сосед возле соседа.

Франки очнулись от дремоты, похватали оружие, вскакивали, чтобы построиться в квадрат. Исанцам нужно было пробиться вперед, чтобы этого не допустить. Но им недоставало офицеров. Пока строй формировался, горожане набрасывались на него, и те, что были впереди мешали идущим позади, и люди отскакивали и кружили поодаль.

Даже это они делали хорошо. Некоторые франки были в броне. Топор, нож, пика, дубина, метательные камни сеяли панику. Защитники падали и на мгновение показалось, будто атакующие нарушат квадрат. Тогда Федерих затрубил в рог сигнал, и его люди ринулись в бой, образовав клин. Бойня завертелась. Исанцы в смятении отступили, оставив мертвых и смертельно раненных под ногами варваров. Франки снова сомкнулись, стали выкрикивать угрозы и оскорбления, двигаясь как один, чтобы собрать оставшихся позади соратников.

Как дикое пламя летел Томмалтах, взметая ввысь острие и поднимая воинственный крик. Маэлох наносил удары и манил следовавших за ним отступать вместе. Руфиний подобрался к нему, чтобы занять рядом позицию. В поисках жертвы в светающем небе засвистели болтами арбалеты и стрелы. Куда страшней были метательные камни, пробивающие виски и выкалывающие глаза. Ими орудовали моряки, пастухи и Карса, со всех сторон окруженные противниками.

Пока Грациллоний видел, что любой воинский приказ, полученный его людьми, быстро терялся. Они кричали и рыскали как свора собак. В лучшем случае согласие было в нескольких группах, и те были способны лишь оставаться на своих местах и стрелять в последних оставшихся перед ними варваров. За спиной Грациллония громко ругались легионеры.

Федерих все понял не хуже. Вновь зазвучал его рог. Франки двинулись вперед и начали рубить. Исанцы падали, спотыкались, рассеивались. Грациллоний увидел, как к нему свернула группа варваров. Целью был он. Избавившись от префекта и его ветеранов, франки могли бы спокойно убивать до тех пор, пока не падут все противники. И если он отступит, решимость исанцев мгновенно исчезнет.

Он соскочил на землю, перекинул поводья Фавонию на морду, вынул меч.

— Встретим их на полпути и отрежем, — сказал он, зная, что если не произойдет чуда, у них ничего не получиться. Легионерам это тоже было известно, но они сомкнули ряды и замаршировали за своим центурионом.

Позади них солнце прояснило очертания холмов. Оно отразилось на франкском железе.

«Митра и солдат. Что я могу посулить тебе за твою помощь, не мне но моему Ису, теперь, в этот беспощадный час? — думал он как-то странно и несвязно. Он не торговался, а объяснял. — Митра, Бог Света, сдерживающий Тьму Аримана, выбранная Тобой жертва, это чистое сердце, а у меня его нет; но в знак Твой и в Твою честь я посвящу быка, белоснежного и прекрасного, и в убиении его поведаю миру о том, как на рассвете времени Ты оживил его, и все еще все терпишь, Митра, ты и солдат».

Что за луч прорезался впереди? Не римлян ослепило солнце, а франков.

Под необыкновенной синевой неба, со стороны моря, перед легионерами появилась огромная фигура воина на коне, и они могли различить, что он прекрасен и улыбается. Вооружен он был как они: в правой руке "короткий меч, на котором, казалось, переливалось пламя, левая сжимала щит с Крестом Света, и тот тоже сиял; но на голове был фригийский убор, как флаг трепетавший на утреннем ветру.

— Таранис, Таранис! — услышал Грациллоний от рассеявшихся исанцев. Он считал иначе, и прежде, чем осознал, король потерялся в видении, все что он мог, это вести вперед на врага своих людей. Какая разница кому и о чем говорило видение, раз они окрепли и собрались с силами!

Фигура исчезла. Франки были разгромлены. Воя от ужаса, они рушили ряды, бежали, а загнанные в угол, не могли двинуться с места и гибли от мечей настигавших их исанцев. Кто-то — не Федерих, тот лежал подле своего брата открыв рот и изумленно глядя в небо, пока чайки и вороны низко кружили, — кто-то снова и снова затрубил в рог, он собрал всех выживших горожан воедино, в строй, на родину, в сторону Редонской дороги.

Разместив раненых, исанцы с ликованием кинулись в погоню. Они не искали новых столкновений, а довольствовались тем, что стрелами и пращой подгоняли врагов с флангов. Несколько франков добрались до озисмийской границы. Лишь там они могли спастись, рассеявшись в лесах по двое, по трос или по одному, и таким образом добраться до своих родных и вдов соратников за территорией Редона.

Глава восьмая

I

В палате Совета в базилике, перед выстроенными солдатами, под изображением Троицы, стоял на возвышении облаченный в мантию Грациллоний, Ключ он достал, и тот ясно был виден у него на груди над символом Колеса, по правую руку стоял Админий, держа Молот; и сказал король суффетам:

— Я созвал это собрание не для того, чтобы изменить закон, как того хотели некоторые из вас. Моя позиция проста. Позвольте вам ее изложить. Мы напали на франков, потому что они были захватчиками, пришли, осквернив клятву, данную четыре с половиной столетия назад Бреннилис и Цезарем, Исом и Римом. Варвары, они испачкали воду, что течет из Нимфеума, приостановили движение на нашем основном пути и вскоре наверняка дали бы себе волю. За королем сплотились истинные сыны Иса, чтобы вышвырнуть их, и им это удалось, причем с меньшими потерями, чем следовало ожидать.

Да кажется, претендент, которого я повстречал в Лесу, пал в битве от руки неизвестного. Что из этого? Он умер за свои злодеяния. Если бы он выжил и как честный человек пришел обратно, я, конечно же, сам сразился бы с ним. Если хоть один из оставшихся в живых франков желает возмездия, пусть приедет и ударит в Щит; до битвы мы будем полностью поддерживать свой закон.

Народ аплодирует. Хоть ему это стоило ран и потерь, он все же знает, от чего освободился. Неужели вы скажете им, господа мои, чтобы они покорились? Я предостерегаю вас не делать этого.

Мы предприняли отчаянную попытку. Тем не менее она обернулась победой, необыкновенной победой. Это говорит о том, что вместе с нами сражались боги Иса, и они вполне удовлетворены. Вы слышали, большинство участвовавших в битве видели светящегося воина — я сам видел — знак небесный, от которого пришел в смятение враг и расстроились его ряды. Я, простой солдат, хоть и являюсь верховным жрецом Тараниса, но не пытаюсь сказать об этом ничего более. И все ж, поразмыслите.

Хватит разговоров. Отложим в сторону споры и продолжим решать самые что ни на есть насущные проблемы, готовясь к испытаниям, что ждут нас еще впереди.

— Вы называете нарушение обычаев военным маневром? — закричал Ханнон Балтизи, Капитан Лера. — Если б вы новели людей в атаку после участия во втором поединке, то да, я бы согласился, — но вы с пренебрежением отнеслись к священному закону. И вы смеете говорить, будто боги снизойдут к вашим доводам о военной необходимости? Они куда строже, Граллон. Терпение их велико, но ему есть предел.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru