Пользовательский поиск

Книга Четвертый вектор триады. Содержание - ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

Кол-во голосов: 0

Ветер наполнил все тело волшебной легкостью.

И силой.

Хотелось танцевать. Хотелось смеяться. Хотелось петь.

Где-то рядом уже звучали смутно знакомые голоса. Ксана вдруг поняла, что это не песня, а заклинание. Алекс и Виола, медленно кружась в сверкающей спирали светового столба, напевно и торжественно произносили какой-то речитатив на непонятном, но поразительно знакомом языке. Их лица озаряли улыбки. Их глаза сняли непередаваемым, ни с чем не сравнимым Счастьем.

Ксана уже летела. И полет этот не был сверхъестественным чудом. Он был чудом естественным. Нормальным. Но от этого не менее упоительным.

Рядом вдруг оказался Олег. Он тоже смеялся радостным, легким смехом человека, нашедшего наконец разгадку трудной задачи, ответившего на мучавший его долгое время вопрос. Их руки встретились, и они запели без слов, сливая голоса в волшебном дуэте, и еще никогда песня не приносила такой радости.

У правой стены мелькали в радужном свечении Летта и Сан. Но их полет не был ни торжествен, как у Алекса и Виолы, ни лиричен, как у принцессы и менестреля. Сатвийский послушник и светловолосая воительница играли в догонялки. Они наслаждались полетом как восторженные, переполненные счастьем ласточки. Они стремительно взмывали к потолку пещеры и, зависнув на долю секунды, вдруг с радостным смехом срывались в многовитковые спирали, выписывая в воздухе немыслимые по сложности фигуры.

А внизу стояли Зазрак и Харма. Они не пытались взлететь. Они просто смотрели друг другу в глаза, и руки их сливались в двойной круг объятий. Они стояли, крепко упираясь ногами в нефритовый пол, и ветер вокруг них густел и обретал структуру.

Неподалеку от них стояли эльфы. Они прижались друг к другу спинами и, запрокинув лицо вверх, с тихой нежностью следили за своими производными.

И в молчании и неподвижности этой четверки было не меньше смысла, чем в ликовании остальных.

Они шли через Перекресток.

Они связывали оборванные нити Силы.

Они исправляли Искажение.

Не нужно было делать ничего специального. Нужно было лишь следовать своему естеству, своей интуиции, своим озарениям.

Своему Таланту.

Ибо сказано:

«Талант — это тайна связи с основным потоком Жизни!»[26]

А потом все снова вернулось на круги своя. Исчез Делон, исчез Эйб. Исчезли Учитель и Кара Ондр. Прилив сменился отливом. Эмоциональный подъем уступил место усталости и умиротворению.

Все собрались в круг в центре пещеры и, подчиняясь настойчивым жалобам усталых тел, опустились на пол.

Они расположились так, чтобы ни на секунду не терять контакт друг с другом. Все чувствовали, что так надо.

Хотелось закрыть глаза и погрузиться в блаженное состояние удовлетворенности от хорошо выполненной важной работы, в состояние созерцания только что рожденного шедевра.

Ксана лежала на спине, положив голову на бедро Олега, и чувствовала себя воином, только что одержавшим победу. А еще она чувствовала, как новая волна энергии Творчества чуть заметно струится по кругу отдыхающих бойцов.

Тишина была ласковой. Но чего-то в ней не хватало.

И тогда Олег задвигался, приподнимаясь.

«Битва позади и на привале — самое время для песни. У меня нет лютни, друзья, но я постараюсь, чтобы музыка, звучащая во мне, зазвучала и в вас».

Ксана передвинулась и устроила голову на животе Летты. Глаза девушек на секунду встретились, и теплая волна симпатии и нежности наполнила обеих.

А музыка уже звучала. Гитара, флейта, что-то ударное. И голос. Голос менестреля.

Ксана была уверена, что большую часть слов она уже слышала раньше. Но в звучащей песне были и совсем новые слова, рождающиеся прямо сейчас, под влиянием только что пережитой борьбы.

Не спугни тишину когда мы войдем в дом по ступеням луны
После сотен боев, после сотен дорог возвратившись с войны
Назовем свои мечты именем одним
И обнявшись в братский круг рядом постоим…
В тревожной тишине
По трепетной струне
Душа взлетает ввысь
Душа уходит в звук
Душа уходит в звук
Опять спина к спине
На прежней стороне
Мы держим хрупкий мир
Не размыкая рук
Не размыкая рук

Энергия прибывала.

По спине начали пробегать щекочущие импульсы. Появилось покалывание в кончиках пальцев. Сладко ныло в животе. А в груди поднималась Гордость.

И Радость.

И Счастье.

Знать где Зло и Добро, различать Свет и Тьму, выбирать Нет иль Да
Через хаос борьбы нас ведет за собою все та же звезда
Утром ветреный рассвет снова Тьму сожжет
Старый замок на холме Память бережет…
Сквозь неприступность скал
Сквозь плен чужих зеркал
Найдет дорогу луч
Волшебного тепла
Бесценного тепла
Взлетит из-за плеча
Сверкание меча
И разлетятся в прах
Ночного Страха Мгла
И темных дел зола

Ксана почувствовала, что лежать уже невозможно и нужно встать. Встать и соединить руки.

И все встали. И круг, о котором пел Олег, вырос в центре Нефритовой пещеры, в центре мира Теллус.

Без упреков и страха вершим мы свой Путь до границы миров
Дальше края небес вслед за Девой Весной далеко-далеко
Самородным серебром раздавая смех
Чтобы все за одного, а один за всех!
На скомканном листе
Слова опять не те
Но вьется жемчуг фраз
Сплетая в круг сердца
Сливая в круг сердца
Под сенью древних стен
С щитом иль на щите
Мы принесли обет
Быть верным до конца
Быть вместе до конца

Снова Радость вернулась в оставленный дом по ступеням луны

Мы в объятья друзей, мы в объятья подруг возвратились с войны

Вновь звучат наши мечты именем одним

Снова слившись в братский круг рядом мы стоим…

Рядом мы стоим…

Воронеж, 2004

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

Уважаемый читатель! Друг мой!

Признаюсь: все время работы над романом я мечтал, как буду писать это Послесловие, и вот сейчас вдруг понял, что уже все сказал в самом тексте романа.

Мне остается просто спросить тебя:

ЧТО БУДЕМ ДЕЛАТЬ, БОДХИСАТВА?

вернуться

26

М. Анчарок.

81
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru