Пользовательский поиск

Книга Четвертый вектор триады. Содержание - Слог 30 ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?

Кол-во голосов: 0

— Убедительно, ничего не скажешь, — скривился чернобородый. — Опять не вышло поймать лучникову подружку, — процедил он себе под нос.

Поглядывая на эльфа с неприязненным уважением, люди направились восвояси, постепенно набирая скорость.

Увидев, что Ви не собирается выходить, Ал вернулся под полог леса.

— Думаешь, они отступятся? — спросил он подругу.

— Это очень вероятно. Ты правильно придумал с пробитым шлемом. Подобные фокусы должны на таких действовать безотказно. Они определенно решили, что нас тут не меньше десятка. А даже один эльф в лесу стоит троих людей. К тому же я почувствую их приближение заранее. Как, например, чувствую десяток раненых орков там, на поляне. Мне даже кажется, что я узнаю образ одного из них. Это тот, который отравил Bay.

— Постой, покажи-ка мне его. О, кажется, и я его знаю! Он пытался остановить нас у Портала. Ну-ка посмотри поглубже. Что-то мне не верится, что это простой орк!

— У орков редко бывает это самое «поглубже»! Но чем наш друг Зазрак не шутит! Подожди немного… Есть! Ты прав! Не орк это. Истинное тело его с рогами. И копытами. По крайней мере, он себя таким помнит. Что-то много пришельцев снизу нам сегодня попадается! Заинтересовались они нашим Экспериментом, завозились. Ну, что, берем этого двуличного недомерка?

— А зачем, собственно? Что нового он нам может рассказать? Лучше сделаем вид, что мы обычные эльфы и игры спецслужб нас не касаются. Просканируй, нет ли среди трупов какого-нибудь поискового устройства. Не могли они нас по Порталу вычислить.

— Ну почему я не стал билетером во Дворе Зрелищ? Выкосили рогачей, как бунтующих порчей в Спецзоне! Не везет! С самого первого дня этой противной лямбды не везет!

— Не скули! Лучше ползи, поищи талисман. Он у шамана ихнего быть должен. Через него сможем Шефу рапорт отправить.

— А куда это Остроухие направились? Раненых добивать?

— Не! Я слыхал от сильников, они раненых не добивают. Оставляют это дело волкам. Мол, кто сам оклемается — тому и жить. Боюсь я, они талисман ищут. Слушай, Твур, а можно я на них не пойду! Убьют ведь. В секунду стрелу промежду глаз всадют. Ты же видал, чего они над рогачами учинили?

— Ладно уж, лежи! Хрень с этим талисманом! Я, признаться, и сам дрожу. Полежим троху, а потом за ними побежим. Может, кого по дороге натравим. А там слухачи генкоды поднимут, свяжутся с нами.

Слог 30

ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?

Лэйм

Храм Пяти Первоэлементов

Утро

Сан был огнем. Могучим, сметающим огненным смерчем. Он метался вокруг Летты, осыпая ее градом ударов, он вкладывал в каждый удар огненную ярость, кипящую в глубине солнечного сплетения. Он чувствовал единство, рук и ног, похожих на когтистые лапы бешеной огненной кошки.

Но Летта ускользала от ударов, не позволяя загнать себя в угол, отказываясь принимать в себя всю полноту его натиска. Она гасила его ярость холодными движениями упругих рук, она растворяла его силу в водовороте своего вращения, в приливах и отливах текущего мягкого тела. Она была водой.

И тогда Сан стал землей. Он зажал воду могучими объятиями берегов. Он навалился на нее неумолимой тяжестью. Немного замедлив движения, сатвийский боец наполнил руки убийственной силой. Вода забилась в многотонных каменных колоннах и, чтобы выжить, стала деревом.

Верткие уверенные корни быстро находили трещинки и ложбинки в кажущихся несокрушимыми земных толщах. Корни впивались в щели, ломая целостность, выкручивая кости и давя на суставы. Гибкий стебель, умело толкая то здесь, то там, лишал монолит скалы устойчивости, и падающая, расчлененная земля спешно породила металл.

Затвердевшее тело опять обрело упругость и подвижность. Сан начал стремительными движениями обрубать вцепившиеся ветви. И дерево вдруг загорелось, опаляя лезвия рук огненным дыханием закипающей ярости.

И тогда расплавился металл и потек жгучими волнами ускользающей влаги. Замкнулся великий круг тактики, круг гунфу[9]…

— Хорошо! Очень хорошо! — сказал седовласый старец в красно-желтом одеянии Мастера. Его глаза ясные, как у юноши, с гордостью смотрели на остановившихся бойцов. — Понять истину сознанием — не главное. Главное — найти ее в себе, в каждом цуне[10] тела, в каждой капле крови, в каждом глотке ци[11]. Не нужно стремиться стать Мастером, нужно быть им. Не нужно говорить об Истине, нужно слушать ее пульс в глубине своего сердца. И поэтому помолчим и послушаем…

Мастер закрыл глаза, и тело его мгновенно выпало из пространства восприятия. Он оставался здесь, но все же чудесным образом отсутствовал, растворившись в ровном ряду одинаковых статуй. Летта и Сан привычным движением опустились на колени. Время послушно слилось с дыханием и перестало существовать.

А когда оно родилось снова, был уже вечер. Пять Мастеров стояли перед Саном и Леттой, и их лица излучали печальный свет.

— Мы вынуждены закончить ваше обучение, — сказал Мастер Огня. — Это идет вразрез с нашими традициями, но так надо.

— Вам понадобился месяц на то, что другие не могут постичь и за несколько лет, — продолжил Мастер Воды. — Но даже с вашими талантами на Нежные Касания, Звездные Знаки и Язык Истинной Речи требуются годы. У вас нет этого времени.

— Что-то свершается там, в большом мире, — вступил Мастер Металла. — Что-то, требующее вашего присутствия. Не спрашивайте, откуда пришла весть. Примите все как должное.

После минуты вдумчивой тишины заговорил Мастер Земли:

— Вы — не обычные люди. Вы пришельцы из далекого горнего мира. Мы не в силах постигнуть полноту Великого Замысла, но одно мы знаем наверняка. Где-то в миру вы должны найти своих братьев и сестер. И когда все шесть частей одного целого сойдутся вместе, вы поймете, что нужно делать…

Сан встретился глазами с потемневшим от внутреннего напряжения взглядом Летты и послал в его глубину волну ласки и нежности.

Потеплевшие искры золотых глаз вспыхнули ответным светом, и ученики поклонились Учителям искренним, спокойным поклоном.

Прощаясь, Мастера вложили правый кулак в левую ладонь, навеки заключая жесткость в объятия мягкости, атаку в круг обороны, жажду новых и новых знаний в океан мудрости. И когда за последним из них закрылась дверь, Летта услышала едва различимую мысль: «Что будем делать, бодхисатва?»

Слог 31

ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО ГВИНА

Подмирье

Дом генерала Ондра

Серое междувременъе

— Ну не мог я в записке написать яснее! А вдруг бы прочел отец? Я не хотел и не хочу ставить его в щекотливое положение! — Зазрак все время ловил себя на том, что, оправдываясь, выглядит глупо.

Мама сидела в кресле и укоризненно смотрела на него своими огромными, черными глазами.

— Ничего страшного не случилось! Мы, конечно, вымотались до чрезвычайности, но Харма уже в порядке а инспектор из Министерства Росы нашел тяжелобольного Хрона Лу в постели. Все пристойно, никто ни о чем не догадывается.

— Ты меня утешаешь или себя? — Негромкий, бархатистый голос Кары Ондр наполнял собой комнату и жил как бы отдельно от нее самой. — Я бы на твоем месте вряд ли нашла основания для оптимизма. Во-первых, инспектор мог быть агентом Тайной Канцелярии. Во-вторых, он вполне мог обратить внимание на не совсем обычный оттенок кожи встретившей его девушки. Знакомство с Солнцем Питательного Слоя не проходит бесследно! Ну и, в-третьих, легко проверить, обращался ли Хрон Лу к врачу. Мы, конечно, будем надеяться на лучшее, но шансов немного. Ты не думал забрать Харму к нам?

— Мам, спасибо, что первая заговорила об этом. Я сам хотел просить тебя дать Харме убежище, как только Хрон Лу немного оправится. Он ей не отец, только отчим. Ее ничто не держит в его доме.

вернуться

9

Гунфу — работа мастера, мастерство.

вернуться

10

Цунь — индивидуальная для каждого чсловска мера длины. Применяется в рефлексотерапии.

вернуться

11

Ци — биологическая энергия живых существ

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru