Пользовательский поиск

Книга Четвертый вектор триады. Содержание - Слог 28 ПО РОГАМ МАЛЕНЬКО НЕ ЖЕЛАЕТЕ?

Кол-во голосов: 0

— Это не побочный всплеск, — сказал Ал, взглядом благодаря подругу за воспоминание. — Это природная магия. Вот, опять! Догадываешься, кто это может быть?

— Ты думаешь, тот самый волк?

— Он или кто-то из его собратьев. Они — существа магические. Их телепортация должна давать как раз такие всплески.

— Тогда — вперед? — Ви легко вскочила, поднимая с травы лук и колчан со стрелами.

— Через мгновение, сестра. — Ал сел, подтянув к себе одну ногу, и сложил ладони перед грудью в ритуальном жесте последователя Сатвы. — Это упражнение зазывается «усэн бай Фо». — Ал начал подниматься, удерживая равновесие на одной ноге и держа другую перед собой.

— И как это переводится?

— «Монах-воин молится Просветленному». Как, хороша молитва? — Знаток боевых искусств все еще стоял на одной ноге, явно, собираясь продолжить приседания.

— Впечатляет, — согласилась Ви, — но нам не мешает поторопиться! У второй волны был какой-то неприятный привкус.

— Пожалуй, ты права. — Ал с сожалением опустил ногу и, сразу выйдя в боевой режим, в три неуловимых движения набросил на себя перевязь. Серебряная рукоять меча качнулась над правым плечом, и утреннее солнце, отразившись в кристалле навершия, брызнуло вокруг пригоршней ярких лучей.

«Я тебя люблю!» — передала Ви, срываясь с места и переходя на стремительный охотничий бег.

Тело буквально летело над травой. Стопы еле слышно встречались с Землей и, мгновенно устанавливая контакт, принимали от нее щедрую порцию силы. Сила эта росла с каждым шагом, и бег был похож на солнечный луч, скользящий по поверхности воды. Срединный Мир зеленым мохнатым ковром бросался под ноги, норовя напомнить об осторожности бугорками, камнями и кротовыми норами.

Долгий миг погони кончился внезапно. Впереди гомонили.

Существа, издававшие обильные и негармоничные звуки, выглядели материальным воплощением своих воплей. Корявые, бугристые, неопрятные — они топтались на коротких кривых ногах и совершали множественные, суматошные движения, долженствующие выразить избыток эмоций.

Эмоции эти, в свою очередь, в астральном спектре представлялись толпой отвратных, агрессивных элементалов, грызущихся между собой и поминутно кусающих своих породителей за разные нежные места. Отчего те, собственно, и суетились и орали на разные голоса.

Заросли кустарника, обрамляющие поляну, позволяли эльфам наблюдать, оставаясь невидимыми.

«Слева», — передал Ал, указывая глазами в дальний конец поляны.

Там лежало что-то большое, мертвое, но умершее совсем недавно. «Лошадь», — определила Ви. Рядом с трудом шевелился подозрительного вида сверток. Даже издалека ткань свертка выглядела красивой и никак не вязалась с видом вонючих дикарей.

А дикари меж тем перестали галдеть и относительно внимательно слушали самого здоровенного, зеленовато-коричневого гоблина с низким лбом и громадной челюстью. Затем двое метнулись к свертку и взвалили его на плечи.

«Там Ксана». — Ал задумчиво шевелил плечами, как бы проверяя, насколько удобно расположен на спине меч.

«Их всего три десятка!» — Ви потянула из колчана сразу две стрелы.

«Подожди! Лучше выясним, чего они хотят. Хуже, чем сейчас, Ксане пока не будет. Я — за ними. Погляжу, послушаю. А ты разыщи волка. Тут он где-то, поблизости. Но плохо ему. Слышишь?»

Ви кивнула и неслышно канула в сплетении ветвей.

Слог 28

ПО РОГАМ МАЛЕНЬКО НЕ ЖЕЛАЕТЕ?

Лэйм

Гнилая Чащоба

Полдень

К концу третьего часа путешествия на чужом загривке Твур совсем озверел от тряски и скуки.

Он крепко держал за уши своего «скакуна» и периодически вымещал раздражение на этих хрящеватых, неприятно липких выростах.

А еще после особо высоких прыжков удавалось удачно долбануть «носителя» пятками по груди или воткнуться подбородком ему в макушку. Как ни странно, орк терпел все это молча, что особенно раздражало.

«Эйнджел забери дуболома Струма со всей его кодлой! Ну на фига, скажите, так бежать? Ведь неизвестно пока, будет кто прынцеску выручать или и нет вовсе! Че, собственно, жилы-то рвать? Шли бы чинно-важно я бы на окрестности попялился всласть. А так в глазах уже троиться начинает, и зубы чуть не крошатся. А этот иноходец недорезанный все время табыдум-табыдум! Хоть бы аллюр менял, сволочь однообразная! Разве ж можно быть таким нудным — три часа в одном ритме, марафонец хренов! Убиться легче!»

Твур ерзал и негодовал, тянул за уши и долбал пятками, но конца скаковому безобразию не предвиделось.

В трясущейся голове победителя волков уже начала зреть самоуничижительная мысль — слезть-таки с чужого горба и бежать своими ногами, но от подобного сумасбродства его спасло появление на пути отряда десятка довольно крупных орков в черных рогатых шлемах. Они перегородили проход между громадными валунами, образующими естественные ворота.

— А ну, шелупонь, стоять! — рявкнул один из местных, живо напомнивший Твуру сержанта Бурча из роты сильников. — Дальше прохода нет!

— Это кого ты, рогач паршивый, шелупонью назвал? — Струм, бежавший впереди, сграбастал загородившие дорогу копья и рванул их на себя. Эффект, однако, получился прямо противоположным тому, на который он рассчитывал. Рогачи не стали сопротивляться, а даже добавили своей силы к его рывку. В результате Струм вломился широкой спиной в сгрудившихся подчиненных и завалил не меньше десятка. Шустряк Твур, почти без потерь соскочив с оказавшегося в самом низу «скакуна», выкатился на тропу и заорал, пытаясь перекричать сочные матюки своего громогласного приятеля:

— А по какому праву вы нам проход закрываете? Мы, может, Спецкоманда? Мы, может, с особой миссией тут напрягаемся. А вы нам со своими палками-ковырялками всю малину изгадить норовите? А ну, кто тут у вас за главного? Ведите, — он чуть было не сказал «несите», — меня к нему!

Рогачи переглянулись в некотором недоумении.

— Какая, етидритвоюналево, команда? — чуть сбавив тон, забубнил лже-Бурч. — Знать ничего не знаем, налаживайте оглобли в обход, и все тут! У нас нынче Великий День, и незваные гости нам на хвоста без надобности. Гуляйте лесом! А сверточек свой нам оставьте. Мы его Отцу Истинному преподнесем. В подарок, значить!

— А по рогам маленько не желаете? — выбрался, наконец, из завала Струм. — Да мы вас ща так отделаем, что отец ваш ублюдков своих не признает, даже если склероз и маразм его делить перестанут и бодун его приотпустит! А ну, братва, готовьсь!

Братва, однако, не дюже рвалась в драку, и развертывание в боевой порядок пошло немного вяловато. Местные, так и не раскумекав, что есть «склероз», «маразм» и «бодун», усиленно думали над проблемой: уже бить морду за «ублюдков» или еще погодить.

Твур, возблагодарив Самого за чрезмерно утонченную ругань приятеля, снова рванулся спасать ситуацию и не допустить орковредительства и членоубийства.

— А может, мы как раз к вашему Отцу и бежим? Может, анформацию для него имеем! И передать в собственные руки, то есть, тьфу, в собственные уши уполномочены!

— Кто упал намоченный? — не понял «сержант».

— Дед Пихто, тугоухий ты наш! В последний раз изъявляю: ведите нас к Отцу Истинному. А не то он вас на роги намотает и по кочкам разнесет! А я ославлю по всему по белу свету! — Твур, видя, что и так-то негладкие лбы рогачей бугрятся все сильнее, откровенно развлекался. — Покажу вам козью морду настоящую в лесу, распишу туда-сюда по трафарету!

«Трафарет» окончательно добил аудиторию, лже-Бурч таки звезданул Твуру промеж глаз. То есть он покусился звездануть, но только отшиб костяшки об землю.

Твур, пропустив мимо себя чешуйчатый кулачище прицельно сыпанул песка в скривившуюся зеленую харю, благо что клешни спецтельца свисали чуть не до земли.

— Бей местных! — заорал он, уворачиваясь от копья с широким грубообработанным жалом. — Отшибай гадам рога!

Ватага Струма, втрое превосходящая рогачей числом, рванулась в атаку.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru