Пользовательский поиск

Книга Чародей звездолета ''Посейдон''. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Глава 7

В последнее время Питер Хаулэнд старался не посещать общественные места университета. У него совсем не было желания встретиться с Элен Чейз.

Он не боялся признаться самому себе, что это нежелание имело точное название – малодушие. Хаулэнд не мог устраивать ей сцены и вступать с ней в споры из-за фонда Максвелла – а тем более поднимать скандал.

Утром он сидел и завтракал в «Золотом Петушке», одном из многих маленьких, уютных ресторанчиков, расположенных недалеко от университета.

Хаулэнд теперь не боялся оставлять Хаффнера одного, правда, не надолго.

Питер сделал заказ по телефону, стоявшему на столе, и ждал, когда его обслужат. Как раз в этот момент к его столику подошел человек и сел. Видно было, что незнакомец – случайный или во всяком случае редко посещающий рестораны человек. Он был средних лет, небольшого роста, с открытым, дружелюбным лицом, которое ничем примечательным не отличалось. Он приятно улыбнулся и спросил:

– Не возражаете, что я сел здесь, дружище?

– Пожалуйста, сидите, – сказал Хаулэнд. Он был достаточно сильно занят своими собственными мыслями, и никто посторонний не мог помешать ему.

Но человеку хотелось поговорить. За то время, пока они оба ели, он высказал свои мысли о погоде, о последних запусках ракет в околосолнечное пространство, о различных политических разногласиях, потрясающих Галактику, об очередных дерзких нападениях обитателей вселенной Роджера.

Хаулэнд не проявил интереса ни к одной из этих тем.

– Ты меня, конечно, извини, приятель, но создается такое впечатление, что ты совершенно отрезан от всего происходящего вокруг. Из университета?

– Да.

– Тогда все понятно. Ваши профессорские головы забиты только научными сведениями. А времени на обыкновенные дела Галактики не остается.

– Я бы не сказал так.

– Вот мы сколько просидели здесь и до сих пор не коснулись события, которое потрясает сейчас весь Льюистид...

– Вы о чем?

– Как, вы не знаете? – незнакомец добродушно рассмеялся. – Ну, значит, вы действительно ничем не интересуетесь. Но вы же могли прочитать в газетах или увидеть по видеоканалам...

– Мне кажется, я ничего не слышал сегодня утром.

– Ну, ладно! Вы хотите сказать, что не слышали об убийстве, именно здесь в Льюистиде?

– Убийство? В университете?

– Не непосредственно в старом добром университете. Но прямо здесь, у нас в городе. Парню всадили нож в спину в старом районе, там, где мусорная свалка. Однако, как вы сказали, вы не интересуетесь убийствами.

Он предложил Хаулэнду сигару, но Питер с вымученной улыбкой отказался. Закуривая, неожиданный собеседник сказал:

– Я отношусь с уважением к такому образу мышления, потому что оно исходит от человека науки.

– Откуда вы знаете, что я человек науки, как вы сладкозвучно выражаетесь?

Эта с виду обыкновенная беседа давалась Хаулэнду с трудом. Он почти не спал всю ночь, а ту голую лампу, отражавшуюся в мерцавшем блеске серебряной рукоятки кинжала, он никак не мог забыть.

– Это только догадка. Вы случайно не знакомы с профессором Чезлином Рэндолфом?

– Да, случайно знаком.

– Его многие знают. Но я готов держать пари, вы знаете его лучше всех. Не так ли?

Хаулэнд невольно засмеялся:

– Никто не знает профессора Рэндолфа. Он слишком скрытен и не делится своими мыслями до конца ни с одним человеком.

– Да ну? Ладно, это тоже впечатляет. Кажется, у него есть племянник, который сейчас живет с ним?

Хаулэнд бросил салфетку на стол. Ему не нравилась последовательность вопросов, слишком откровенно выражавших ход мыслей незнакомца.

– Послушайте, кто вы, наконец? Вы появились в Льюистиде в связи с убийством, я полагаю. Так при чем тут Рэндолф, какое он имеет к этому отношение?

– Меня зовут Тим Варнер, – усмехнулся мужчина, – я журналист из «Дэйли Гэлэкси». Очень надеялся, что вы прольете свет на одного парня Мэллоу. Вот посмотрите, судя по всему, он был последним, кто видел убитого живым. О, он обеспечил себя, конечно, железным алиби, здесь нет ни малейшего сомнения. Но меня интересует, почему он, человек из высших кругов, был знаком с убитым.

Хаулэнд был точно осведомлен, что никто на Земле не знал о военном суде над Мэллоу, да и сам Питер никогда бы не узнал этого, если бы в порыве откровенности профессор Рэндолф не поведал ему о мрачном факте в биографии племянника. Другой на месте Хаулэнда не преминул бы в таких обстоятельствах рассказать газетчику компрометирующую Теренса историю. Но Хаулэнд, хоть и сильно не любил и не доверял Мэллоу, не мог без видимой причины повредить ему.

– Ох, – сказал, наконец, Хаулэнд нарочито небрежным тоном, встав и поправив свитер. – Возможно, Мэллоу совсем недавно приобрел такого знакомого в городе. Вы понимаете, о чем я говорю.

– Да, конечно. Может быть, этому Мэллоу повезло.

– Каким образом?

– Ну, он мог стать очередной жертвой – его, может, хотели обокрасть.

Киркуп-Пальцы был превосходным мастером воровского дела.

***

Хаулэнд нашел Мэллоу в библиотеке университета. Терри, с серьезным видом сдвинув брови, углубился в старые книги, лежавшие кучами на столе из красного дерева и в пылу увлеченности разбросанные по ковру пола.

Выражение глубочайшей сосредоточенности придавало его красивому лицу что-то похожее на благородство. Но Хаулэнд быстро освободился от имиджа, возникшего в его воображении. В Мэллоу не осталось и капли благородства.

Каждая из клеток, составлявших этого человека, работала в одном направлении и только в одном направлении – для корыстных целей Теренса Мэллоу.

– Итак, убит вор-карманник по кличке Пальцы. Что из того?

– Твоя работа, Мэллоу?

Оба говорили почти шепотом, вполголоса, их слова ловило и заглушало душное помещение библиотеки. К тому же, к счастью, поблизости от них никого не было.

– Нет, черт возьми, это не я! У меня был разговор с полицией, и она не предъявила мне никаких обвинений. Почему ты подозреваешь меня? Я уже устал, и меня тошнит от твоего постоянного, надоедливого брюзжания и критического отношения ко мне, Хаулэнд. Мы вступили в мужскую игру, и в ней нет места старым бабам!

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru