Пользовательский поиск

Книга Амулет безумного бога. Содержание - ГЛАВА 9 ПУТЬ НА ЮГ

Кол-во голосов: 0

– А ваш собрат? – спросил солдат в барсучьей маске, показывая пальцем на Иссельду. – У него и вовсе нет меча.

– Так дай ему меч, болван! – рявкнул д'Аверк, и Барсук торопливо подчинился.

Когда они оказались полностью вооружены, Хоукмун почувствовал, что к нему возвращается уверенность. Он был доволен своим хладнокровием, но Иссельда приуныла.

– Еще немного железа, и я свалюсь с ног, – пожаловалась она, ощупывая тяжелый меч, который ей пришлось пристегнуть к поясу.

– Забирайся в палатку, – посоветовал Хоукмун. – Там можно без опаски снять оружие и часть доспехов.

Д'Аверк печально смотрел, как Оладан и Хоукмун разводят костер.

– Чем вы так расстроены? – спросил Хоукмун, взглянув на него сквозь щели в маске. – Садитесь, скоро будем ужинать.

– Что-то мне не по себе, – пробормотал француз. – Я всегда чувствую опасность…

– Почему? Думаете, Барсуки заподозрили неладное?

– Нет… – Д'Аверк окинул взглядом лагерь. Сгущались сумерки, и воины укладывались спать. На городских стенах рядами стояли войска, готовые сразиться с армией, которой никто, кроме народа Камарга, еще не смог дать отпор.

– Нет, – повторил д'Аверк, – но мне стало бы гораздо легче, если бы…

– Если бы что?

– Если бы вы позволили мне побродить по лагерю и послушать, что говорят солдаты…

– Думаете, это разумно? А если к нам подойдут воины Ордена Вепря? Как мы с ними объяснимся?

– Я не задержусь. А вы, как закончите стряпать, укройтесь в палатке.

Он повернулся и пошел прочь. Хоукмун хотел было остановить его, но побоялся привлечь к себе внимание. Он проводил француза настороженным взглядом.

Внезапно у него за спиной раздался голос:

– Какая роскошная колбаса у вас, братья! Хоукмун повернулся и увидел Волка.

– Да, брат, – откликнулся Оладан. – Угощайся.

Он отрезал кусок колбасы и протянул солдату. Тот поднял маску и сразу опустил, сунув колбасу в рот.

– Спасибо, брат, – прожевав, сказал он. – А то у меня несколько дней крошки во рту не было. Командир наш – зверь, гнал нас от самого Прованса, как проклятых французов.

– От Прованса? – невольно переспросил Хоукмун.

– Ага. Бывали там?

– Случалось раза два. Камарг уже наш?

– Почитай, что взяли. Командир говорит, он и двух недель не продержится. Его ведь некому защищать – офицеров не осталось, да и провиант на исходе. Хоть они и убили миллион наших своим чудо-оружием, теперь им крышка…

– А что слышно об их вожде, графе Брассе?

– Говорят, помер или вот-вот помрет. А войска охвачены паникой. Когда мы туда вернемся, наверное, все уже будет кончено. Хорошо бы, верно? Знали бы вы, сколько месяцев я там проторчал… С самого начала этой распроклятой кампании. Ну, спасибо за колбасу, братья. Хорошей вам завтра драки!

Волк побрел прочь и вскоре исчез в сумраке, испещренном тысячами костров. Хоукмун вздохнул и забрался в палатку.

– Ты слышала? – спросил он Иссельду.

– Да. – Девушка сняла шлем и наколенники и теперь расчесывала волосы.

– Я верю, что отец жив.

Даже темнота не помешала Хоукмуну увидеть слезы на ее глазах. Он обнял ее и сказал:

– Не бойся, Иссельда. Еще несколько дней, и мы будем с ним рядом…

– Если он доживет…

– Он ждет нас. Он доживет.

Спустя некоторое время Хоукмун вышел из палатки. Оладан сидел у гаснущего костра, положив руки на колени.

– Д'Аверк что-то задерживается, – сказал горец.

– Да… – рассеянно произнес Хоукмун, глядя на городские стены. – Не попал ли он в беду?

– Больше похоже на бегство… – Оладан умолк, увидев несколько фигур, появившихся из темноты.

Это были Вепри. Хоукмун похолодел.

– Быстро в палатку! – приказал он, но было поздно – к нему обратился один из воинов. Ничего не разобрав в его ворчании и хрюканье, но приняв эти звуки за приветствие, Хоукмун кивнул и поднял руку. Голос воина зазвучал настойчивее. Хоукмун повернулся и шагнул к палатке, но его остановила сильная рука.

Вепрь снова что-то произнес. Хоукмун кашлянул, показывая на свое горло.

– Брат, я спросил, не выпьешь ли ты с нами вина. А ну, подними маску!

Хоукмун знал, что ни один гранбретанец не вправе требовать этого от брата по ордену – если только не заподозрил в нем чужого. Отступив на шаг, он выхватил меч.

– Извини, брат, я не стану с тобой пить. Но от драки не откажусь.

Оладан вскочил на ноги и встал рядом с мечом в руке.

– Кто ты такой? – прорычал Вепрь. – Почему на тебе чужой шлем? В чем дело?

Хоукмун откинул маску, и воины увидели бледное лицо с блестящим Черным Камнем во лбу.

– Я Хоукмун, – кратко ответил герцог и бросился на изумленных воинов. Хоукмун и Оладан лишили жизни пятерых воинов Империи Мрака, прежде чем на шум схватки сбежались другие. Галопом прискакали всадники. Слыша крики боли и возгласы изумления, Хоукмун поднимал и опускал меч, пока в его руку не вцепилась дюжина чужих рук. Несколько секунд он вырывался, затем его ударили по шее древком копья, и он упал лицом в грязь.

Оглушенного, его поставили на ноги и подтащили к высокому всаднику в латах, смотревшему на схватку издали. Маску Хоукмуна подняли, и всадник всмотрелся в его лицо.

– Какая приятная встреча! – произнес он звучным и вместе с тем зловещим голосом, и Хоукмун ушам своим не поверил, услышав его. – Герцог Кельнский собственной персоной. Выходит, не зря я отправился в такую даль, – добавил всадник, обращаясь к человеку, стоящему рядом с ним.

– Я очень рад, – отозвался тот. – Надеюсь, мне удастся оправдаться перед королем-императором.

Хоукмун вздрогнул и посмотрел на говорившего. На нем была маска д'Аверка!

– Ты все-таки предал нас! – произнес он заплетающимся языком. – Опять измена! Неужели в этом мире никому нельзя доверять?

Он рванулся, мечтая добраться до горла француза, но воины удержали его.

Д'Аверк рассмеялся:

– До чего же вы наивны, герцог Дориан…

– Остальных взяли? – спросил всадник. – Девчонку и коротышку?

– Да, ваше превосходительство, – ответил один из солдат.

– Приведите их ко мне. Я хочу посмотреть на них поближе. Сегодня у меня удачный день, – добавил он, поворачивая коня.

ГЛАВА 9

ПУТЬ НА ЮГ

Где-то вдалеке прогрохотал гром. Мимо гор мусора и грязи, мимо воинов, у которых злобно поблескивали глаза в прорезях масок, сквозь гомон голосов и суматоху лагеря, Хоукмуна, Оладану и Иссельду подвели к огромному, бьющемуся на ветру, стягу.

Почерневший небосклон расколол зигзаг молнии, и в этой вспышке Хоукмун узнал эмблему на знамени и не удержался от изумленного возгласа. Однако он ничего не успел сказать об этом Оладану с Иссельдой, ибо их втащили в огромный шатер, где в резном кресле восседал человек в маске Ордена Волка. На полотнище, что развевалось над его головой, была эмблема магистра ордена – одного из знатнейших вельмож Гранбретании, главнокомандующего армий Империи Мрака, правой руки короля Хеона – барона Кройденского, которого Хоукмун считал павшим от своей руки.

– Барон Мелиадус! – проворчал он. – Так вы не погибли под Хамаданом!

– Сожалею, но нет, Хоукмун, я не был убит, хотя вы нанесли мне серьезную рану. К счастью, мне удалось уйти живым с поля боя.

На губах Хоукмуна мелькнула улыбка:

– Мало кому из ваших это удалось. Мы ведь разбили вас в пух и прах.

Мелиадус повернул голову в изящной волчьей маске и сказал стоящему поблизости капитану:

– Принесите цепи для этих собак. Самые прочные и тяжелые. И никаких замков – только заклепки. На этот раз я должен твердо знать, что они не сбегут по пути в Гранбретанию.

Он встал, подошел к Хоукмуну и сквозь щели в маске впился взглядом в его лицо:

– А тебя часто вспоминали при дворе короля Хеона. Каких только казней мы не придумывали! Радуйся, изменник, – тебя ждут самые изысканные, изощренные пытки! Ты будешь умирать несколько лет, и ужасная боль ни на миг не покинет твоего разума, души и тела.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru