Пользовательский поиск

Книга Амулет безумного бога. Содержание - ГЛАВА 5 БИТВА В ЗАЛЕ

Кол-во голосов: 0

– Воины Империи Мрака! – сказал Оладан. – Нам с ними не справиться, слишком уж их много. Похоже, это мародеры – ищут в замке добычу и уцелевших.

Д'Аверк подошел и остановился рядом со зверочеловеком.

– Я пытался их образумить. Говорил, что я выше рангом, чем их командир. Но увы, – он пожал плечами, – похоже, гранбретанцы уже не считают д'Аверка за своего. Проклятый пилот орнитоптера умер слишком поздно, успев рассказать поисковому отряду о том, как я вас упустил. Теперь я вне закона, как и вы…

Хоукмун помрачнел:

– Входите и заприте дверь на засов. Надеюсь, гранбретанцы не сумеют ее высадить.

– Это единственный выход? – спросил д'Аверк.

– Похоже на то.

Из темноты вышел Рыцарь-в-Черном-и-Золотом. Он очень осторожно, за ремешок, нес Красный Амулет, направляясь прямиком к Хоукмуну.

– Возьми, – сказал Рыцарь. – Он твой. Герцог Кельнский отпрянул:

– Не возьму. Он мне не нужен. Это плохая вещь, из-за нее многие погибли. А кто не умер, тот сошел с ума. Даже Стальников, и тот – жертва амулета. Носи его сам, или найди другого безумца.

– Носить его можешь только ты, – прозвучал из-под забрала твердый голос. – И никто другой.

– Не буду! – Хоукмун кивнул на Иссельду. – Он превратил эту нежную девушку в бешеного, кровожадного зверя. Он повинен в смерти всех, чьи трупы мы видели в деревне. Это он лишил рассудка женщин, которые на нас напали. А по чьей вине мертвы люди, что лежат во дворе замка? – он выбил Красный Амулет из руки Рыцаря. – Я не возьму его! Если Рунный Посох творит зло, я не желаю служить ему!

– Сила Рунного Посоха гибельна только из-за глупцов, – голос Рыцаря звучал по-прежнему убежденно. – Его дарами надо уметь пользоваться, и уж тем более нельзя их отвергать. Ты – слуга Рунного Посоха, и ты обязан взять амулет. Он не причинит тебе вреда. Он даст тебе силу.

– Чтобы убивать и сводить с ума?

– Чтобы творить добро. Чтобы сражаться с ордами Империи Мрака.

Хоукмун презрительно фыркнул. И тут дверь вздрогнула от сильного удара. Воины Империи Мрака обнаружили их укрытие.

– Нас слишком мало, – сказал Хоукмун. – Может ли Красный Амулет спасти нас? Ведь выход отсюда один – через эту дверь.

– Может, – заверил Рыцарь-в-Черном-и-Золотом, поднимая и снова протягивая Хоукмуну Амулет.

Дверь трещала под бешеным натиском гранбретанцев.

– Если этот амулет – такая полезная вещь, почему бы тебе самому им не воспользоваться? – спросил Хоукмун.

– Я не должен к нему прикасаться. Иначе со мной случится то же, что и с беднягой Стальниковым. – Рыцарь шагнул вперед. – Возьми. Ведь ты пришел сюда за ним.

– Ошибаешься. Я пришел спасти Иссельду.

– Но она здесь оказалась не случайно.

– Так, значит, меня заманили?

– Нет, это было предопределено. А сейчас ты противоречишь сам себе. Говоришь, что пришел спасти Иссельду, – и не делаешь этого. Отвергаешь амулет, без которого ты почти бессилен. Скоро сюда ворвутся два десятка свирепых воинов, и смерть девушки будет куда страшней, чем наша…

От двери отлетали щепки. Оладан и д'Аверк попятились, выставив перед собой мечи. Д'Аверк сказал:

– Еще минута – и они будут здесь. Прощай, Оладан… и вы, герцог, прощайте. С вами было не так скучно, как…

Хоукмун в нерешительности смотрел на амулет:

– Я не знаю…

– Поверь мне на слово, – сказал Рыцарь-в-Черном-и-Золотом. – Однажды я спас тебе жизнь. Неужели только затем, чтобы отнять ее?

– Не отнять, а подчинить злой воле, – возразил Хоукмун. – Откуда я знаю, что ты действительно посланец Рунного Посоха? С какой стати я должен верить тебе на слово?

– Дверь вот-вот рухнет! – с отчаянием закричал Оладан. – Герцог Дориан, идите к нам! Пусть Рыцарь и девушка спасаются, если смогут!

– Держи! – Рыцарь снова протянул амулет. – Не теряй времени – надо спасти девушку.

Мгновение Хоукмун колебался, затем взял амулет. Держать его на ладони было очень удобно, словно именно для этого он и был предназначен. Казалось, он светит все ярче, заливая алым сиянием огромный зал с кривыми стенами и причудливым потолком. Возникло ощущение, будто в тело вливается энергия. Хоукмун почувствовал необыкновенную легкость. Движения стали молниеносными, мозг освободился от тяжести тревог и сомнений. Улыбнувшись, герцог Кельнский надел на шею окровавленный ремешок, а затем поцеловал Иссельду, испытав при этом небывалое блаженство. Выхватив меч, он повернулся к рычащим гранбретанцам, доламывавшим огромную дверь.

Наконец дверь сорвалась с петель и рухнула. В проеме столпились воины в тигриных масках, сверкающих эмалью и драгоценными камнями. Воины сопели, угрюмо рассматривая своих недругов.

Их предводитель вышел вперед:

– Эге, да их тут по пальцам можно пересчитать! Стоило ли силы тратить. Ладно, братья, – они заплатят нам за работу!

ГЛАВА 5

БИТВА В ЗАЛЕ

– Клянусь Рунным Посохом, – прошептал Хоукмун и бросился вперед. – Вот это сила!

Со свистом рассекая воздух, огромный боевой меч обрушился на предводителя Тигров. Затем клинок развернулся налево, и вот уже второй воин полетел на пол. Удар вправо, и разящая сталь разрубила доспехи на третьем гранбретанце…

Повсюду виднелись лужи крови и груды искореженного металла. Багровые отблески амулета метались по маскам и доспехам воинов. Хоукмун вместе с друзьями устремился вперед, и от неожиданности гранбретанцы растерялись.

Сияние амулета слепило Тигров, и те отступали, прикрывая глаза ладонями и выставив перед собой оружие, ошеломленные необыкновенной быстротой Хоукмуна, яростным напором Оладана и д'Аверка и неторопливой, но грозной поступью Рыцаря-в-Черном-и-Золотом, который раз за разом описывал смертоносный круг огромным двуручным мечом. Казалось, что усталость ему неведома.

На Хоукмуна набросились шесть человек с топорами. Грязно ругаясь, они пытались навалиться на него со всех сторон, не дать ему размахнуться. Но герцог Кельнский одного отшвырнул ногой, другого – локтем, а третьему пронзил маску вместе с черепом – кровь и мозги брызнули сквозь пробоину, когда он выдернул меч.

От таких ударов меч очень скоро затупился и уже не пронзал доспехов; им можно было только рубить, как топором. Улучив момент, Хоукмун вырвал оружие у одного из нападающих. Теперь своим мечом он рубил, а чужим – колол.

– Эге! – воскликнул он. – А этот Красный Амулет – стоящая вещь!

Амулет болтался у него на шее, и алые лучи превращали потное, искаженное свирепой радостью лицо герцога в демоническую маску.

Уцелевшие Тигры бросились бежать, но Рыцарь и д'Аверк преградили им дорогу.

Убивая гранбретанцев, Хоукмун мельком увидел Иссельду. Она закрыла лицо ладонями, не желая смотреть на резню, в которой участвовали ее жених и его товарищи.

– До чего же приятно карать эту нечисть! – крикнул ей Хоукмун. – Не прячь глаза, Иссельда! Смотри, пришел наш час!

Но девушка упорно прятала глаза.

Повсюду валялись скорченные трупы. Тяжело дыша, Хоукмун озирался и не видел живых врагов. Внезапно силы покинули его. Выронив чужой меч, он сунул в ножны собственный и поднес к глазам Красный Амулет. И увидел на нем контуры тех же узоров, что и на Рунном Посохе, только менее причудливые.

– Первое, что ты для меня сделал, – это помог пролить кровь, – пробормотал он. – Я благодарен тебе, но все-таки боюсь, что ты предназначен не для добрых дел…

Амулет вдруг замерцал. Хоукмун вопросительно посмотрел на Рыцаря-в-Черном-и-Золотом:

– Он тускнеет. Почему?

– Он получает энергию издалека и накапливает ее постепенно. Придет срок, и он снова засветится, – Рыцарь помолчал, наклонил голову, прислушиваясь, затем добавил: – Я слышу шаги. Мы убили не всех воинов.

– Так пойдем, устроим им взбучку! – Д'Аверк согнулся в поклоне, жестом приглашая Хоукмуна пройти вперед. – Уступаю вам путь, друг мой. Похоже, вы вооружены лучше всех нас.

– Нет, – возразил Рыцарь. – Первым пойду я. Сила амулета на время исчерпана. Пойдем!

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru