Пользовательский поиск

Книга Алтарь Василиска. Содержание - XVIII

Кол-во голосов: 0

Ее губы, поначалу холодные и безответные, отогрелись и ожили, возвращая ласку.

– Нам пора идти, – шепнула наконец она. – Наши, наверное, давно вернулись и беспокоятся.

Они поднялись на ноги, собираясь возвращаться на стоянку. Оба были насквозь мокрыми после купания в ледяной воде. Альмарен не чувствовал холода – ему никогда не было холодно рядом с Лилой, – но маленькая женщина вся закоченела и тщетно пыталась удержать бившую ее дрожь.

– Давай отожмем одежду, – продолжил ей Альмарен.

При тусклом, исчезающем свете эфилемового осколка они поочередно разделись и вместе выкрутили одежду, держась за ее концы. Альмарен подобрал осколок, взял магиню за руку и повел вверх по лестнице. Выйдя в туннель, они увидели зеленоватую точку светлячка Феникса, двигающуюся навстречу.

– Это наши! – обрадовалась Лила. Вскоре они различили знакомые фигуры Тревинера и Витри, а затем и радостный оскал охотника, помахавшего им светлячком.

– Вот вы где, – с облегчением сказал Тревинер, подходя к ним. – Мы с Витри загулялись, но не так, как вы.

– Там тупик, – сказал Альмарен. – Мы едва выбрались оттуда.

– Вижу, – подтвердил охотник. – Вид у вас, я вам скажу, как у утопленников. Но вы оба целехоньки – я боялся, что хуже будет.

– Если и вы не нашли выход, то мало в этом радости, – заметил маг.

– Как это – не нашли?! Такие бравые парни, как мы с Витри? – развеселился Тревинер. – У нас куча новостей, приятель. Чего мы только не видели – и фаур, и уттаки, и Каморра…

– Каморра здесь?

– Это не так плохо, как кажется. Он со своими уттаками любезно прокопал нам выход. Правда, нам пришлось искупаться, но нельзя же слишком уж привередничать.

– Значит, эта вода – из верхнего озера? – догадался Альмарен.

– Оттуда. Теперь путь в Фаур свободен. Обмениваясь впечатлениями, они дошли до стоянки, где были встречены сияющим Шеммой.

– Наконец-то все в сборе, самое время перекусить, – намекнул табунщик. – Я тут и водички принес.

Шемма вполне обжился на стоянке. Он разыскал поблизости большой плоский камень для стола, подтащил к нему камни поменьше, чтобы было удобнее сидеть, а в середину выставил котелок с водой. Тревинер окинул взглядом труды табунщика и распорядился выдать на ужин по целой лепешке, сославшись на то, что сегодня все нагуляли аппетит.

Усевшись за стол, все взяли по влажной, осклизлой лепешке.

– Горяченького бы… – привычно вздохнул Шемма.

Тревинер, как правило посылавший табунщика на Белый алтарь, на этот раз промолчал. Альмарен обвел взглядом друзей, будто заново замечая осунувшееся лицо охотника, а за ним и бескровные щеки Витри, исхудалую физиономию Шеммы, застывшие губы Лилы, которая никак не могла согреться после вынужденного купания.

– Подождите! – воскликнул он и протянул руки к котелку.

Собрав в ладонях огненную силу, маг охватил котелок с боков и сосредоточил поток силы между ладонями. От воды пошел пар, и вскоре она закипела, словно котелок стоял на сильном огне.

– Это – дело! – блеснул зубами охотник. Он достал из мешка несколько сушеных кисточек цисмы и бросил в котелок. Цветы расправились в кипятке, от воды пошел тонкий медовый запах, напоминающий о солнце, лесе, травах, речных заводях, где по вечерам распускались белые, душистые кисти цисмы. Горячий травяной настой подействовал магически – глаза путников заблестели, на лица вернулась краска. Физиономия Шеммы залоснилась от тепла и удовольствия, волосы магини высохли и распушились.

– Теперь и жить можно, после горяченького. А, Шемма? – окликнул табунщика Тревинер. Шемма не ответил – он был слишком занят сцеживанием остатков чая к себе в кружку.

– А как быть с вами, утопленники? – Охотник озабоченно глянул на Лилу и Альмарена. – Возьмите-ка мой плащ, один на двоих – это у нас все, что пока еще не намокло.

Он вытащил из-под Шеммы плащ и бросил в руки Альмарену. Тот передал плащ магине. Лила сделала несколько шагов в глубину пещеры, но внезапно остановилась.

– Альмарен! – оглянулась она.

Он немедленно подошел к ней.

– Я не могу допустить, чтобы ты лег спать в мокрой одежде, – неуверенно сказала магиня.

– Ты хочешь, чтобы я пошел с тобой? – Альмарен не сводил пристального взгляда с ее глаз, отыскивая ответ.

– А почему бы нет? – почти беззвучно произнесла она. – Кто знает, сколько нам еще осталось…

Не договорив последнего, угаданного Альмареном слова – «жить», она повернулась и пошла в темноту. Альмарен шагнул за ней.

XVIII

На исходе ночи конница Ромбара собралась у восточных ворот Босхана. Вскоре подъехал и сам Ромбар в сопровождении Равенора, видимо решившего, что спасение камней Трех Братьев не может обойтись без его присутствия. Кроме знаменитого мага, здесь был и Скампада в своем щегольском светло-сером плаще, с объемистыми дорожными мешками, притороченными у седла, а с ним Фирелла в одежде пажа, глядящая на ночной город круглыми спросонья глазами. Сын первого министра имел важное поручение от Норрена – доставить его дочь и его письмо в цитионский дворец.

Убедившись, что все в сборе, Ромбар дал команду открыть ворота.

Стража завертела рычаги, натягивая толстые цепи, поднимающие решетку, отодвинула засовы створок ворот.

– Люди знают о цели нашей поездки, Магистр? – Равенор, хотя и узнал подлинное имя магистра ордена Грифона, упорно называл его Магистром, видимо, не считая нужным переучиваться.

– Никто, кроме нас с вами, – ответил вполголоса Ромбар. – Проводнику известно, что нам нужно пересечь Ционское нагорье, но не известно зачем.

Равенор взглянул на проводника, невысокого, уже немолодого человека, сидящего верхом на коротконогой гнедой лошаденке.

– Кто он такой?

– Нувелан представил его как одного из охотников покойного правителя.

– Он из босханской трифоньей охоты?

– По-видимому, да. По словам Нувелана, он знает Ционские скалы лучше босханских улиц.

Ворота распахнулись, открывая взгляду светлеющий кусок неба над Ционским нагорьем. По жесту Ромбара конница тронулась с места и выехала из города. Скампада, которому было не по пути с отрядом, вежливо попрощался с Ромбаром и поехал вдоль городской стены вместе с Фиреллой и одним из Равеноровых слуг. Отряд последовал за проводником, направившим свою лошаденку в лощину между скалами.

Ромбар пришпорил коня и поравнялся с проводником.

– Нам нужно прибыть на место как можно Скорее. Сколько дней займет наш путь?

– Мы будем там к полудню четвертого дня пути, если поедем с рассвета до заката.

– Три с половиной дня… – повторил за ним Ромбар. – Быстрее не получится?

– Я веду вас кратчайшим путем. – Голос проводника не выражал ни досады, ни готовности услужить.

– Но наша цель лежит на северо-востоке, а мы движемся на восток, – не прекращал допытываться Ромбар.

– В скалах прямой путь не всегда самый быстрый, – пояснил проводник. – Здесь есть прямые тропы, но они пешие да и не каждому под силу.

Конных троп, пригодных для такого отряда, как ваш, в Ционских скалах немного. Я знаю путь в Лоан, путь на восточный берег Келады да две тропы, ведущие к северному краю нагорья. Мы пойдем той тропой, которая выходит из скал поблизости от указанного вами места.

Ромбар окинул проводника недоверчивым взглядом. Не найдя ничего примечательного нив загорелой физиономии, обычной для охотника, ни в неопределенного цвета волосах, где поседевших, где выгоревших на солнце, ни в потертой куртке простого покроя, ни в завалящей лошаденке, он пожалел, что здесь нет Альмарена, который мог чувствовать амулеты Каморры, или хотя бы такого хитреца, как Скампада, от которого не укрылась бы ни малейшая подозрительная черточка.

– Ты местный? – поинтересовался он у проводника.

– Да.

– Стало быть, с детства в скалах?

– С пяти лет ходил туда с приятелями. Они, как подросли, стали кто кем, а я – охотником.

– Ты был на службе у покойного правителя?

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru