Пользовательский поиск

Книга A.D. 999. Содержание - ГЛАВА 18

Кол-во голосов: 0

— Такое пение не для твоих ушей, — неожиданно сказала Ардит.

Кеннаг удивленно посмотрела на нее.

— Ты… ты тоже слышала?

Все трое кивнули и опустились рядом с ней на холодный каменный пол.

— У Кеннаг дар Второго Зрения, — объяснил Элвин. — Что ты видела на этот раз? То есть если, конечно, хочешь рассказать.

Она устало улыбнулась, вспомнив, каким увидела его в первый раз у входа в замок короля Этельреда в Калне — бледным, испуганным, но решительным. С тех пор юноша сильно изменился. Тогда она презрительно назвала его монашком-калекой, о чем не раз впоследствии пожалела. Вряд ли кто-либо из солдат короля сумел бы выстоять в испытаниях, выпавших на долю Элвина во время этого нелегкого путешествия. Странно, почему она раньше не замечала, какое милое у него лицо.

— Я смотрела на алтарь, — начала Кеннаг, показывая окровавленным пальцем. — Просто смотрела, думая о том, какое хорошее место для церкви, и вдруг увидела духов под алтарем. Все они при жизни погибли самым жутким образом и жаловались, что устали ждать. И им ответил… голос. Он сказал, что число еще не полно. Потом к ним присоединился еще один дух, одновременно ужасный и прекрасный. Мне показалось, что он счастлив, хотя, похоже, ему разрубили голову. И тут все запели, а я, наверное, не должна была это слышать и попыталась заткнуть уши.

Лицо Элвина посерело.

— Пятая Печать, «…под жертвенником души убиенных за слово Божие…» — Он пробормотал еще что-то себе под нос. — Если бы узнать, кто он, этот последний мученик, заполнивший число! Если бы мы могли спасти его, остановить все это!

Вскочив на ноги, Элвин бросился к двери. Кеннаг тоже попыталась подняться и последовать за ним, но Ардит удержала ее, взяв за руку.

— Тебе нужно отдохнуть, дитя, а Элвину требуется побыть одному. Прежде чем уйти, вам обоим нужно что-то понять, а такое понимание приходит в уединении.

— Ты говоришь загадками, — запротестовала Кеннаг. У нее разболелась голова.

— Ответы — вот загадки, — ответила Ардит.

Что она имела в виду, Кеннаг не имела ни малейшего представления.

* * *

Элвин выскочил из церкви, не замечая окружающей его красоты, и устремился в гущу леса. Издалека доносились раскаты грома, предвещая скорый дождь. Ему было все равно. Какая разница, будет тепло или холодно, сухо или сыро, если он так позорно оплошал. И как ему могло прийти в голову, что он способен перехитрить самого изобретательного врага Бога? Он, жалкий, глупый, ничтожный человечишка, способный только сидеть под защитой монастырских стен и выводить пером аккуратные буквы.

Выпусти меня в мир, и я потерплю неудачу, сердито подумал он. Мне нельзя доверять. Я ни на что не гожусь, как всегда и говорили.

Прорезавшая внезапно потемневшее небо яркая вспышка едва не ослепила Элвина, а вслед за молнией прогремел раскатистый гром. Небеса разверзлись, и сверху упали первые капли.

Впереди, немного левее, лес начал редеть, и Элвин различил очертания холма за серой стеной ливня. Он прибавил шагу, надеясь найти какое-нибудь убежище, и приятно удивился, заметив сухую неглубокую пещеру. Укрывшись от низвергающихся с небес потоков воды, Элвин поблагодарил Господа за своевременную помощь.

Дождь лил. Элвин уселся на землю и вытер лицо мокрой ладонью. Перед входом в пещеру мелькнула какая-то фигурка.

— Кеннаг! Тебе нужно было остаться в церкви. Ты же едва успела высохнуть после купания в озере.

Она усмехнулась и тоже вытерла лицо.

— Знаю. Но не могла допустить, чтобы ты вот так убегал.

Некоторое время оба молчали, глядя на дождь. Элвин поежился, и Кеннаг неожиданно оказалась рядом.

— Вот. — Она распахнула плащ. — Давай согреем друг друга.

Он был рад теплу, но, как и прежде, хотел бы получить его из другого источника. Тело Кеннаг представлялось ему слишком большим соблазном. Элвин попытался отвлечься.

— Мы ничего не сделаем, да? — спросила Кеннаг, глядя на него со страхом и отчаянием. — Да и как мы можем? Два человека, разве по силам им остановить существо, почти равное силой Богу? Мы даже не знаем, что делать.

У юноши было тяжело на сердце. Слова ее звучали эхом его собственных мрачных мыслей. Если и Кеннаг тоже чувствует безнадежность их усилий, то зачем тогда стараться?

— Мы не можем сдаться, — сказал Элвин, убеждая не столько ее, сколько себя.

— Почему? — Лицо Кеннаг было совсем близко. — Элвин, подумай! Мир идет к концу! Мы все умрем или будем жить в вечных муках! Давай возьмем немного счастья! Сейчас, пока еще не поздно! Немного тепла, немного удовольствия — что в этом плохого, когда мы не знаем, что нас ждет?

Ее ладонь легла на его влажную щеку, зеленые глаза ждали ответа. Внезапно, к совершенному изумлению Элвина, она обвила его руками и притянула к себе.

ГЛАВА 18

Видел я нечестивца грозного, расширявшегося, подобно укоренившемуся многоветвистому дереву.

Псалтирь, 36:35
Замок короля Этельреда
Кингстон
18 декабря 999 года

— Эльфтрит… сделала… что?

Голос Анджело звучал, как обычно, мягко и музыкально, но внутри уже полыхала битва внезапно вспыхнувших изумления и ярости.

Улыбчивое лицо Этельреда чуть ли не сияло от удовольствия.

— Она решила уйти в монастырь, — весело повторил он. — Ну разве не чудесно! Теперь никто не сможет ни в чем ее обвинить. И ее добровольная жертва, отказ от всех мирских благ, которыми пользуются матери королей — конечно, такое решение заслуживает милости Божьей!

— Конечно, — раздраженно повторил Анджело.

О чем думает эта женщина? Что случилось с ней в Шафтсбери? Эльфтрит, отправившаяся в аббатство, была корыстна и жадна, как только может быть корыстен и жаден смертный. Вовлеченная в убийство, она все эти годы казалась вполне довольной собой. Что же произошло? Почему королева вдруг так изменилась?

Разумеется, он мог это выяснить. Достаточно лишь послать в Уэрвелл одного из слуг, но, пожалуй, в данный момент Эльфтрит не стоит и таких усилий. Когда-то от нее была польза. Сейчас уже нет. Потом, когда его цель будет достигнута, у него появится время, чтобы разобраться с этой изменницей. А пока надо воспользоваться удобным моментом.

— Бог будет на нашей стороне, — подходя к Этельреду, сказал Анджело. — Я это чувствую. Я это знаю.

Этельред доверчиво посмотрел в глаза Анджело. Шаг за шагом движимый соблазном король все дальше уходил от того Бога, которого так любил. Еще несколько Знамений и… надо поторапливаться, потому что год уже на исходе.

— Год близится к завершению. — Теплое и нежное, как летний ветерок, дыхание Анджело коснулось лица Этельреда. — Он придет, чтобы предать суду все человечество. Мы готовы выступить против императора, готовы завоевать корону, которую вы сможете преподнести Господу нашему, когда Он придет и спросит.

— Не знаю, — неуверенно сказал Этельред и отвернулся, разрушая контакт. — Что-то здесь не так. Убиение предателей, ослепление детей… Разве Бог может хотеть этого?

Анджело покачал головой.

— «Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя», — процитировал Анджело, — «ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввергнуто в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя». — Он вздохнул. — До сих пор, ваше величество, вы поступали правильно. Вы избавили тело — страну и королевство — от скверны.

Этельред по-прежнему не смотрел на него.

— Ох, Анджело, — произнес он вдруг голосом удивительно зрелого и уставшего от жизни человека, — когда ты говоришь мне это, все звучит правильно. И когда я делаю то, что надо, то не чувствую сомнений. Но по ночам, когда я лежу с женой и думаю о наших детях, о заповеди Христа любить друг друга, как Он любил нас… тогда и ты, и твои мудрые советы кажутся мне такими далекими.

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru