Пользовательский поиск

Книга A.D. 999. Содержание - ГЛАВА 12

Кол-во голосов: 0

— Элвин, не говори так! — Хотя слабость еще не совсем прошла, женщина поднялась и подошла к монаху, в отчаянии прислонившемуся к древнему дубу. — Нам оказана честь!

— Не хотел тебе говорить… хотел… — Он перевел дух и ударил кулаком по стволу. — О нас тоже есть упоминание в Библии. О тебе и обо мне. — Элвин не смотрел на Кеннаг. Отвернувшись от огня, монах словно желал скрыть лицо в тени. — Бог выбирает двух Свидетелей и дает им силу выстоять и произнести пророчества. Они «облачены во вретище», огонь будет исходить от уст их и пожирать их врагов.

Кеннаг уже открыла рот, чтобы отпустить какую-нибудь шутку. Но тут Элвин повернулся к ней, и выражение его лица убило в ней всякое желание шутить. Сил хватило лишь на то, чтобы задать вопрос.

— Что случится с этими Свидетелями?

Он снова отвернулся и сказал в темноту:

— Зверь из бездны убьет их.

ГЛАВА 12

Мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее; но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый.

Притчи, 5:3 — 4
Резиденция королевы Эльфтрит
Кингстон
30 ноября 999 года

Королева Эльфтрит вполуха слушала болтовню своего сына. Служанка расчесывала ей волосы, и мягкие, повторяющиеся движения щетки действовали расслабляюще и успокаивающе, а Этельред вовсе не был оратором, способным привлечь к себе внимание. Эльфтрит смотрела на свое отражение в полированном медном зеркале и не находила в нем ничего приятного.

Когда-то она была потрясающе красивой. Морщинистые, покрытые пятнами руки дотронулись до впавших щек. Боже, неужели волосы настолько поседели? Нет, это просто плохое освещение. Эльфтрит нахмурилась. Только Богу известно, почему Этельред так упорно не желает, чтобы в королевской резиденции горели свечи. Королева потрогала копну волос, некогда густых и гладких, как шелк, а теперь ставших сухими, грубыми и заметно поредевшими.

Эльфтрит мало чего боялась. Не боялась выйти замуж за Эдгара, когда его жена еще не успела остыть. Не боялась расчетливо умертвить плод этого законного брака. Но ее страшил беспощадный ход времени и то, что ждало в конце пути.

— Так что вы думаете, мама?

— Хм?

Она равнодушно посмотрела на сына, прислонившегося к косяку двери. Голова опущена, плечи подняты. Слава Богу, что эта дурацкая синяя краска, которой он окрасил бороду и волосы, начала сходить. Причуда… Ее сын — раб причуд.

Он закатил глаза и выругался.

— Ты не слышала?

— Нет, — резко бросила она и махнула рукой. — Повтори еще раз и не будь таким скучным.

Голубые глаза блеснули. Ей показалось — всего на мгновение, — что перед ней Эдгар, но видение тут же прошло, оставив неприятную реальность.

— Я сказал, что у нас все очень плохо. Я сделал все, что требовали от меня вы и Анджело. Я даже предлагал отделаться от данов тройной суммой, но ничего не получилось. Они все под влиянием этого Дракона Одинссона, и даже жажда добычи уступает охватившему их религиозному пылу. Анджело упоминал о чем-то…

Он покраснел и отвернулся. Эльфтрит мгновенно насторожилась, прищурилась и выпрямилась в кресле. Застигнутая врасплох служанка зацепила кожу гребнем.

— Ух! Глупая девка! Хватит! Убирайся!

Охваченная ужасом служанка не посмела даже открыть рот. Наклонив голову и прижав ладонь к губам, она поспешно собрала туалетные принадлежности и улизнула из комнаты с быстротой напуганного кролика. Этельред посторонился, пропуская ее, и снова облокотился на косяк.

— Так что сказал твой мудрый друг? — спросила Эльфтрит, стараясь придать голосу материнскую нежность. — Расскажи.

— Ну… боюсь, это немного… чересчур…

Злость едва не подняла стареющую королеву с места. Чертов мальчишка! Его нерешительность, постоянные колебания… Он что, испытывает ее терпение?! Эльфтрит вспомнилось, как когда-то, когда под рукой не оказалось розги, она схватила свечку и съездила ему по физиономии. Иногда ломались даже самые толстые. Да, предмет не самый подходящий. Но своей цели она достигла. Вот и сейчас королеве хотелось взять розгу, хотя мальчишка уже превратился в мужчину.

— Ну…

— Выкладывай!

Он вздрогнул, как от удара, и заговорил, быстро, поспешно, словно боясь, что язык снова его подведет.

— Анджело говорит, что Отгон не достоин быть императором Европы. Он говорит, что я…

— Ты? Император?

Ей не удалось скрыть изумление, но удалось хотя бы сдержать порыв смеха. Ну и ну! Придумать же такое!

Пузырьки горького веселья, поднимавшиеся откуда-то из живота, внезапно полопались. А так ли уж абсурдно это предположение? Она знала, кто такой Анджело, что он пытается сделать, и с готовностью помогала… при условии, что и сама — через сына — обретет такое положение, какого не достигала еще ни одна женщина. Вдовствующая императрица… Конечно, это совсем не то, что ее нынешнее положение. Да, императрицей будет Эльфгиду, это мягкое и тихое создание, ставшее королевой, женой Этельреда. Но роль императрицы — роль, а не титул — достанется Эльфтрит.

Не будучи знатоком религии, она все же знала рассказ о Последнем императоре. О том, кто будет править миром в самом конце и передаст земное царство Царю Царей, а сам упокоится с миром.

Вот только…

Даже лисица, попавшая в ловушку и выбравшаяся из плена благодаря счастливой случайности, не испытывала такой радости, как Эльфтрит. Да, да. Если Последний Император никогда не умрет…

Она поднялась, медленно, преодолевая боль, и проковыляла к своему единственному ребенку. Он с недоверием взглянул на нее и едва не отстранился, когда мать коснулась сухими губами его бородатого лица. Эльфтрит целовала его губы, щеки, лоб. Судя по выражению голубых глаз, он ошибочно принял ее восторг за гордость. Восторг пленника, увидевшего способ бежать из темницы, — за материнскую гордость.

— Мальчик мой, — едва сдерживая слезы от облегчения, сказала она. — Из тебя получится прекрасный император. Богу это угодно.

Идиотская улыбка расплылась по его симпатичному лицу.

— Да. Богу это будет угодно, — раздался голос, заставивший вздрогнуть обоих, — но сначала мне нужно уладить одно неприятное дело.

Конечно, это был Анджело. Как всегда, он появился совершенно без предупреждения, как кот.

— Что такое, Анджело? Что случилось?

Усталость, прозвучавшая в вопросе сына, едва не пробудила в королеве жалость к нему. Едва.

— Рядом с вами есть предатель, ваше величество, — торжественно сказал Анджело. — Как я и опасался. Даны, опустошившие Лондон, получили предупреждение о нашем приближении. — Он повернулся, выглянул за дверь и махнул рукой. — Введите его.

В следующее мгновение в комнату вступил окровавленный, хромающий человек. Лишь приглядевшись повнимательнее, Эльфтрит узнала в этом связанном, истерзанном мужчине Элфрика, только недавно ставшего олдерменом.

— Элфрик! — с ужасом воскликнул король. Глаза его покраснели, и королева, бросив взгляд на сына, поняла, что он вот-вот расплачется. — Элфрик, зачем? Разве я плохо обращался с тобой? Разве ты мало получил почестей?

Невнятный звук, вырвавшийся из его горла, вряд ли можно было считать ответом. Эльфтрит вздрогнула, осознав, что бедняге вырвали язык. Подойдя к предателю, Анджело встряхнул его. Элфрик молчал. Слезы, переполнявшие глаза, стекали по щекам и терялись во взъерошенной бороде.

— Он так злословил в адрес вашего величества, что я счел необходимым лишить его языка, — извиняющимся тоном объяснил советник. — Но прежде мы заставили его говорить. Вокруг вас много предателей, ваше величество. В том числе и среди тех, кому вы доверяете. У меня есть список имен, и вы сможете ознакомиться с ним на досуге. Есть и члены Витана, — добавил он.

— Нет! — Этельред замотал головой. — Это нужно прекратить. Я должен привести овец в стадо. Знамения не предвещают ничего хорошего. Но мы помолимся Господу, и он увидит, что мы правы!

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru