Пользовательский поиск

Книга Спящий во тьме. Содержание - Глава VII Опустевший шкаф

Кол-во голосов: 0

– Пейте до дна! – воскликнул Фаллоу. – Да что с вами такое? Хотите, чтобы старый сквалыга вошел да и застал вас в таком виде? А ну, пейте!

Овцеголов со всей определенностью не желал появления мистера Иосии Таска – сейчас ли или в любой другой момент, но и пить до дна он не стремился. Слова лакея навязчиво звучали в его сознании, в душе всколыхнулся стыд. Чарли вновь глянул на пятно, расползающееся по ковру, затем на открытую дверь, почти ожидая, что в дверном проеме возникнет фигура мистера Таска. Угрюмый хитрец с портрета негодующе взирал на него от каминной полки. В доме царила гробовая тишина, нарушало ее лишь отдаленное тиканье часов на лестничной площадке. Лакей уверял, что скряги дома нет. Но как знать, вдруг скряга вернется скорее раньше, чем позже?

Исчерпав до конца остатки энергии и осушив третий бокал хереса, лакей тяжело рухнул в стариковское кресло. Там он и остался лежать, водрузив одну обмякшую ногу на каминную решетку и сонно поводя глазами. Удвоенное воздействие винных паров брало свое.

– Жуть какие красивые, э? – пробормотал он, разумея таблички. – К-как думаете, чегой-то это они светятся?

Чарли понятия не имел, отчего таблички светятся, хотя и сам задавался примерно тем же вопросом. Ему вдруг почудилось, что книжка издала тихий стон, и Овцеголов в изумлении схватился ладонями за щеки. Звук повторился. Чарли с запозданием осознал, что это не столько стон, сколько храп, и исходит он не от табличек, но из глубин кресла с высокой спинкой. Обернувшись, Овцеголов обнаружил, что голова лакея свесилась на сторону, глаза его закрыты, а губы обвисли; обнаружил он также, что помянутый лакей временно пребывает в бессознательном состоянии.

Как тихо в комнате, как тихо во всем доме! Неужели, кроме них двоих, тут нет ни души? С тех пор как Чарли здесь, он никого еще не слышал и не видел. Где же остальные слуги? Пожалуй, скряга города Солтхеда вполне оправдывает свою репутацию!..

Едва Чарли подумал о мистере Иосии Таске, как ему померещился в коридоре какой-то шорох – возможно, крадущиеся шаги. Он виновато глянул на дверь – опять ничего!

Он отставил бокал и заковылял к умывальнику и к табличкам, покрытым загадочными, незнакомыми значками. Разумеется, такому, как Чарли, любые письмена показались бы непонятными. До сих пор ему довелось взглянуть на таблички только один-единственный раз, при его второй попытке попасть в кабинет мистера Банистера; он уже держал сокровище в руках, когда Миттон застиг его с поличным. Теперь же он снова прикоснулся к ним трясущимся пальцем – и ощутил скрытую в них силу.

В этот момент перед глазами его возник изможденный лик мистера Иосии Таска.

Овцеголов отшатнулся назад и едва не упал, споткнувшись о ноги спящего лакея. Бедняга спрятался за креслом; прошло несколько минут, а он так ничего и не услышал: ни суровой отповеди, ни кошмарных ругательств, ни яростных обличений. Чарли счел это странным. Собравшись с духом, он выглянул из-за кресла и обнаружил, что лицо исчезло. Ни тебе лица, ни фигуры, ни скряги! Вот – таблички, вот – умывальник; все как прежде. Чарли вновь опасливо двинулся вперед – и так и подскочил в воздух: в зеркале отразилась его изможденная физиономия. Овцеголов схватился за сердце. Стало быть, вот что он видел – в стекле промелькнуло его собственное лицо! Во власти стыда и страха он принял отражение за образ карающего Таска-мстителя, что явился испепелить чужаков, вторгшихся в его спальню!

Одна черепица встала на место, и в сознании мистера Чарльза Эрхарта родился план. Только быстро, быстро; действовать надо быстро. Теперь ничего не помешает ему претворить в жизнь тот, первоначальный, дважды срывавшийся замысел – ничего, кроме собственных понятий о чести, в чем бы уж они ни заключались. Вторая черепица скользнула куда следует: Чарли прикрыл дверцу шкафа и запер ее на ключ. Руки Овцеголова так тряслись, что на эту несложную операцию ушло бог весть сколько драгоценного времени. Увязав таблички в шарф, обнаруженный на кровати, Чарли бежал прочь.

Ни чувства вины, ни стыда он не испытывал – вообще ничего. Ведь Самсон Хикс предал его и больше ему не друг. Разве не Самсон Хикс вышвырнул мистера Хокема и его племянника со стойбища? Разве не Самсон Хикс принес его друзьям гибель и разорение? Разве не Самсон Хикс пожертвовал дружбой? Да, все правда. Так с какой бы стати Овцеголову мучиться укорами совести? Он отплатит Самсону Хиксу и бессердечному скряге той же монетой. Сокровище, увязанное в шарф, предназначено в дар мистеру Хокему и Бластеру – в награду за все их страдания и утраты, и за их неизменную доброту к Чарли Эрхарту. Долг благодарности будет уплачен сполна.

Так Овцеголов спасся из пасти кошмарного, темного, старого монастыря, а не то тюрьмы; извиваясь и подергиваясь всем телом, сбежал по обвалившимся ступеням, промчался между деревьями и бегом пустился назад в «Три шляпы» через заснеженное поле, бескрайнее и пустынное, точно вселенная.

Глава VII

Опустевший шкаф

Стук в дверь – глухой и негромкий, точно звон колокола со дна моря – возвестил о приходе гостя на виллу «Тоскана». Ответа не последовало. Стук повторился дважды и трижды, и все равно на призыв откликнулись не сразу. Когда же это наконец произошло, джентльмен, стоящий на крыльце, вручил свою визитную карточку и спросил, не примет ли его хозяин дома. Высокий сухощавый слуга с развевающимися седыми волосами презрительно воззрился и на визитера, и на карточку, хотя написанное на ней имя прочитал.

– Вы обознались, любезный, – надменно бросил он. – Иосия Таск – это я.

Джентльмен на крыльце слегка опешил, однако тут же взял себя в руки. Его темные глаза внимательно изучили лицо и фигуру солтхедского скряги, что лично вышел к парадной двери в ответ на стук.

– Нечего тут удивляться. Мой слуга – бестолочь, мошенник, пьяница и трус в придачу – ни с того ни с сего вздумал сбежать, – сообщил Иосия. Подбородок его набряк, ястребиные глаза смотрели зорко и хищно. – В городе меня тоже изрядно разочаровали. Так что шутить я не настроен. Я – суровый человек, человек дела, шутки – это не по моей части. Тем не менее я вас приветствую, ибо давно предвкушал ваш визит. Заходите, мистер Джон Хантер.

И скряга повел гостя через прихожую в похожую на склеп гостиную с потеками воды на стенах. Единственное окно выходило на заснеженную изгородь. Молодой джентльмен не сводил с хозяина настороженного взгляда.

– Я как раз гадал, когда именно вас ждать, – продолжил скряга. Выглядел он весьма величественно – в превосходном жилете красного бархата, в черных брюках и лакированных штиблетах. – Так расскажите же мне, мистер Джон Хантер, как ваши дела?

– Мои дела?

– Ну да. Ваши профессиональные занятия. Как нынче поживают ваши профессиональные занятия?

– К чему лицемерить, сэр? Вам безразличны «мои дела». Вы – финансист, хищная городская акула, как я понимаю, и шутки – не по вашей части, как вы только что заметили. Если вы – человек дела, так давайте же и перейдем прямо к делу. Вы, надо думать, на минуточку позабыли, что в ваших руках находится некая моя собственность, вещь весьма ценная. Как-то раз ночью ваш прихвостень Найтингейл похитил ее из моего дома, – проговорил мистер Хантер, сразу, что называется, беря быка за рога.

– Понятно. Понятно. Вот оно как, значит. Уж больно вы в себе уверены, молодой мистер Джон Хантер. Остерегитесь, чтобы самомнение не ослепило вас и в конце концов не погубило. Среди обывателей такое на каждом шагу встречается. Сдается мне, вы не совсем удачно выразились. То, что находится в моих руках, мне и принадлежит, ибо по факту является моей собственностью, раз я ею владею. Никогда не забывайте об этом руководящем принципе. Так что истинное положение дел следующее: у меня есть нечто, обладающее немалой ценностью в ваших глазах.

– Вы искусно играете словами, сэр, и все же то, что находится в ваших руках, по праву принадлежит мне. И я требую возврата своей собственности.

115
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru