Пользовательский поиск

Книга Спящий во тьме. Содержание - Глава V Нехожеными путями

Кол-во голосов: 0

– Похоже, тут целый выезд, – заметил доктор.

Зрелище заворожило даже суетливую Сюзанну: она выпрямилась на подушке, причем очки туго сдавили ей нос, а капор – голову, и еле слышно выдохнула:

– О-о-о! Бог ты мой!

– А что они делают? – осведомилась мисс Нина, впервые нарушив молчание. Голос у нее оказался сладенький и жеманный.

– Куда они направляются? – спросила ее сестра.

– Они идут на юг по тропе через старую вырубку, – сообщил мистер Киббл, к которому отчасти вернулась его целеустремленность – теперь, когда мысли его отвлеклись от иных предметов. – Но пассажиров при них нет, а из груза только то, что в фургоне. Кошмарная догадка! Неужто их путь лежит в Вороний-Край?

– Ох, надеюсь, вы ошибаетесь! – воскликнула мисс Мона. – Поглядите, сколько в них величия, сколько грации, точно лебеди на воде – и при этом каждый шаг исполнен мощи. Я уверена: окажись мы вне кареты, земля сотрясалась бы у нас под ногами.

Однако пока сотрясался экипаж: дорога круто свернула в сторону, карета – тоже, и громотопов заслонил протяженный, поросший соснами кряж.

Путешественники вновь откинулись на сиденьях. При виде каравана мастодонтов все воспряли духом, так что теперь, когда взошло солнце и вовсю сиял день, усыпляющее раскачивание кареты уже не оказывало прежнего эффекта. Пассажиры принялись болтать обо всем на свете – по большей части о сущих пустяках, о том и о сем, постреливая глазами туда и сюда, по мере того как нить разговора подхватывал то один, то другой, – и постепенно узнавая друг о друге чуть больше.

Вскоре стало очевидно, что мисс Нина Джекc принадлежит к совершенно иному типу Джексов, нежели ее младшая сестрица. В то время как мисс Мона отличалась приветливостью и прямотой, мисс Нина держалась отчужденно, говорила относительно мало и по большей части лишь тогда, когда к ней обращались, – в силу застенчивости, или недомогания, или врожденной замкнутости, или даже некоей разновидности кокетства там, где дело касалось джентльменов, – оставалось только гадать. Мисс Мона была весела и ко всем внимательна; мисс Нину занимали не столько спутники, сколько она сама. В какой степени это объяснялось складом характера, в какой – треволнениями путешествия и присутствием чужих и в какой – эмоциональной травмой, вызванной появлением мистера Пикеринга, – неизвестно. Мисс Мона вела себя непринужденно и естественно, то и дело давая волю чувству юмора, причем зачастую подтрунивала над собою же; ее сестра не позволяла себе ничего подобного. Она не смеялась ничьим шуткам, а свои собственные суждения, в свой черед, воспринимала со всей серьезностью, охотно описывала прочим свои достоинства; в общем и целом казалось, что эта юная леди весьма высокого о себе мнения.

Физически сестры Джекc различались ничуть не меньше. Мисс Мона значительно уступала мисс Нине ростом, а темные, вьющиеся волосы подстригала довольно коротко, так что они по большей части прятались под капором. Волосы ее сестры, более светлого оттенка и значительно более длинные, эффектно рассыпались по плечам. Этот избыток волос поглощал все внимание владелицы: она без устали любовалась ими и играла, накручивая на пальчики непослушные пряди. Доктор подумал про себя, что мисс Нина, со всей очевидностью, принадлежит к числу тех молодых особ, что без ума от собственных локонов; ему не раз доводилось наблюдать подобные случаи. В этом, как и во всем прочем, ей всецело содействовала и споспешествовала Сюзанна. По тому, сколь охотно девушка полагалась на ее неусыпные заботы, было очевидно, что мисс Нина, перефразируя ее сестру, и впрямь всегда ходила у горничной в любимицах. По чести говоря, суетливая Сюзанна почти или даже совсем не обращала внимания на мисс Мону, хлопоча исключительно вокруг старшей сестры.

Невзирая на то что атмосфера внутри кареты в общем и целом прояснилась, спустя какое-то время мистер Киббл вновь впал в то самое состояние, в котором пребывал прежде. Он откинулся на спинку сиденья, провожая проносящиеся за окном пейзажи долгим, отсутствующим взглядом.

– С вами все в порядке, мистер Киббл? – осведомилась мисс Мона. – Вам сегодня словно нездоровится. Надеюсь, ничего серьезного?

– Сущие пустяки, мисс Джекc, уверяю вас, – отозвался секретарь, с явным усилием стряхивая с себя апатию. – Кажется, несварение желудка… не более того.

– Диспепсия, – поставил диагноз доктор, глубокомысленно кивая.

– Да. Именно. Вчера за ужином попался неудачный кусок бифштекса, вот и все. Слишком много свиста…

– Свиста? – недоуменно повторила мисс Мона.

– Я… я хотел сказать жира… конечно же, слишком много жира. У меня в желудке словно холм застрял… то есть я хотел сказать ком.

Бедный мистер Киббл! И о чем он себе только думал? Если бы за умение притворяться выдавались призы, держу пари, он бы ни одного не выиграл.

– Признаюсь, сэр, я очень рада, что это был бифштекс, а не один из пресловутых «зеленых овощей для варки», из-за которых вы с доктором слегка повздорили. Нет-нет, не тревожьтесь, мистер Киббл, я уже вполне оправилась после той дискуссии. И после нашей с вами последней беседы тоже, доктор Дэмп.

– Ага, юная леди оправилась! – воскликнул доктор, постукивая тросточкой в пол в знак одобрения. – Браво, мисс Джекc! Я в вас безоговорочно верил!

– И притом должна извиниться перед вами тремя за свое малодушие в таких вопросах, – подхватила мисс Мона. Ее сестра тревожно поглядывала на нее искоса – теперь, когда речь зашла о теме столь щекотливой. – В конце концов я пришла просить вас о помощи в связи с бедствием, постигшим Нину. А значит, последствий не избежать, сколь бы неприятными они ни были. Собственно говоря, вот почему мы все сейчас здесь. Как я дала понять сестре, выбора у нас нет: если мы хотим понять, что происходит, нужно смело посмотреть в лицо опасности.

Профессор, на которого в очередной раз произвела глубочайшее впечатление сила характера этой миниатюрной девушки, просто-таки просиял.

– Доктор Дэмп сообщил мне, – продолжала между тем мисс Мона, – о новых необыкновенных событиях, произошедших в городе Солтхеде, о которых мы с сестрой даже не подозревали. Когда же он упомянул о вашей предстоящей поездке в «Итон-Вейферз», признаюсь, я не сумела сдержать любопытства. И тогда доктор был так любезен, что пригласил нас поехать с вами, а я до сих пор никак не могла собраться с духом и извиниться перед вами за то, что мы обременили вас своим присутствием.

– Право же, это вовсе не бремя, – отозвался профессор, изображая изумление, хотя, судя по выражению лица доктора Дэмпа, ему припомнился иной разговор, имевший место совсем недавно и столь отличный по духу от нынешнего. – И как же нам повезло, что благодаря содействию мистера Банистера с экипажем ждать не пришлось!

– Все то, что случилось, имеет свое объяснение, и мы его узнаем. Мы никак не можем позволить мистеру Хэму Пикерингу… прости, Нина, но я выскажусь начистоту… мы никак не вправе позволить мистеру Пикерингу, будь он жив или мертв, влиять на ход нашей жизни. Вероятно, как предположил доктор, ваш друг мистер Банистер поможет нам разрешить проблему. А это – дело срочное и насущно-важное; хотя бы потому, что под угрозой здоровье и благополучие моей сестры.

Джентльмены сочувственно воззрились на мисс Нину. Помянутая юная леди восприняла эти взгляды как нечто само собою разумеющееся – как дань юности и красоте, обреченным на такие страдания, и, потупив глаза, принялась снова накручивать на пальчики каштановые локоны.

– Я справлюсь, Мона, – проговорила она с легким упреком и добавила, изящно изогнув брови, с жеманством, столь чуждым ее сестре: – Просто, как только я вспоминаю о той кошмарной ночи, это… это невыносимо… туман… и он… бедный мистер Пикеринг… перестук его башмаков…

– Все в порядке вещей, мисс Джекc, – проговорил доктор Дэмп с суховатой компетентностью лечащего врача. – Будьте уверены, это вполне естественная реакция на шок. И в самом деле, – рассмеялся он, – не каждый же день по улицам слоняются мертвые матросы с золотыми зубами!

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru