Пользовательский поиск

Книга Спящий во тьме. Содержание - Глава IX Что видела Салли

Кол-во голосов: 0

– Экий храбрый вояка, – ухмыльнулся мистер Пилчер.

– Ты хочешь сказать, олух, – возразил Чугунный Билли, теребя короткую седоватую бородку. Его глаза отливали стальным блеском, челюсть казалась изваянной из камня, а манеру тихонько хихикать про себя я отлично помню и по сей день.

– В жизни таких дураков не встречал, – молвил мистер Пилчер, лениво наклонив голову.

– Этот каналья – перфекционист, вот в чем его проблема, – сказал мистер Хикс. – Чуть что – сразу заводится.

– Кого волнует! – воскликнул Билли. – В конце концов никто из нас ему не сторож… в служители зверинца мы не годимся! – И он шумно расхохотался.

– Ага. Рассудок к нему вернется не раньше, чем луна семь раз обновится.

– Отличная погодка выдалась, – иронически заметил мистер Пилчер, глядя в окно на унылую улицу.

– Ого-го! Лучше не бывает, – согласился Билли.

– А вот и он, джентльмены, – возвестил мистер Хикс, барабаня костяшками пальцев по столу, чтобы привлечь внимание собеседников. – Вот вам прохвост номер один.

Мимо быстрым шагом прошествовал мрачный джентльмен в черном, высокий и холеный. Четыре пары глаз над крепко сбитым столом бдительно проследили за его перемещением.

– Один карман, – отметил мистер Хикс с сухим смешком.

– Погодка в самый раз для того, чтобы держать руки на холоде, леденя пальцы на западном ветру, – хмыкнул мистер Пилчер.

– Отличный денек он выбрал для своего пари, – проворчал Чугунный Билли, с запозданием осознав эту нехитрую мысль.

– Перчатки, джентльмены, – проговорил мистер Хикс, вытягивая вперед руки с растопыренными пальцами, – всегда, знаете ли, существует такая вещь, как перчатки. Если есть перчатки, карманы ни к чему.

Второй джентльмен, с виду – сельский житель, в брюках, высоких сапогах с отворотами и табачного цвета куртке прошлепал по грязи.

– Два кармана, – отметил мистер Хикс.

Прошел третий джентльмен (два кармана), а за ним и четвертый (один карман). В промежутке между этими двумя явилась молодая женщина в плаще и шляпке, что в одной руке держала зонтик, а в другой – ридикюль, однако мистер Хикс дисквалифицировал ее на том веском основании, что под категорию «прохвоста» она определенно не подпадала. Похоже было, что бодрый владелец брюк в мелкую полосочку одержит решающую победу.

– Надувательство, – проворчал Чугунный Билли. Его стальные глаза обратились на Самсона Хикса, а физиономия искривилась в жуткой гримасе. – Знаю я, как эти дела делаются: небось еще одно поручение от чертовых законников, будь они неладны! Да у него таких поручений – сотни, нет, тысячи, считать – не пересчитать! Вот что значит якшаться с погаными судейскими… с этими паразитами, скопидомами… с этими… с этими… с этими Баджерами и Винчами!

– А скажите, Хикс, – молвил мистер Пилчер, лениво выбивая трубку, – почему они до сих пор прозываются «Баджер и Винч», если Баджера давным-давно нет?

– Вы разве не помните, джентльмены? – отвечал мистер Хикс, словно для любого мыслящего человека все было ясно, как день. – Все из-за жирного прохвоста Винча. Да-да! Неужто вы позабыли, как много лет назад, когда старик Баджер копыта отбросил, жирный прохвост испугался потерять самого богатого клиента во всем Солтхеде – я про Таска, понятное дело. И пообещал скряге, что поступится гордостью и имя «Баджер» оставит. Понимаете, скряга жирному прохвосту не доверял, ведь Винч был всего-то навсего младшим партнером и во главе фирмы отродясь не стоял. И поскольку воскресить старика Баджера жирному прохвосту было не по силам, он вместо того оставил его имя на вывеске. Долговязый гнусный прохвост терпеть не может перемен, понимаете ли, и Винч об этом оченно даже хорошо знает. Да в фирме «Баджер и Винч» от Баджера не больше, чем от коня – в конском щавеле!

– АГА! ЧТО ЭТО У НАС ТУТ ТВОРИТСЯ? – взревел трактирщик, возвращаясь с недавнего кухонного побоища. Черные глазищи обозрели залу – и почти сразу же высмотрели многообещающую жертву. – НУ? НА ЧТО ПЯЛИТЕСЬ, ЧЕРТ ВАС ДЕРИ? ЧЕГО НАДО-ТО, НЕБОСЬ ЕЩЕ ТРЕКЛЯТОГО ГОРЬКОГО ПИВА?

– Если не трудно, сэр, – искательно улыбнулся намеченный кандидат, робкий старичок, что невинно почитывал себе газету, а теперь съежился от страха на табурете, в то время как над ним нависал грозный трактирщик и прямо в лицо ему сияла яркая алая косынка.

– А ТЕПЕРЬ ВАМ НЕБОСЬ ПОНАДОБЯТСЯ ТРЕКЛЯТЫЕ КРЕКЕРЫ И СЫР, НАДО ДУМАТЬ! – рявкнул Бейлльол. – ВЯХИРЬ – ЕЩЕ ГОРЬКОГО ЭТОМУ ПРОХИНДЕЮ!

– Горького – так точно, сэр! – пискнул тщедушный поваренок, вбегая в залу и столь же стремительно уносясь прочь за заказанным напитком.

Трактирщик вновь прошествовал к столику у окна – подбоченившись, с видом весьма надменным.

– ЧТО, ВСЕ ОБ ЗАКЛАД БЬЕМСЯ? ПРЕВРАЩАЕМ МОЕ РЕСПЕКТАБЕЛЬНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ В ТРЕКЛЯТЫЙ ИГОРНЫЙ ПРИТОН? ДА ЧЕРТОВЫ МОШЕННИКИ ВРОДЕ ВАС – И ВАС – И ВАС – И ВАС МЕНЯ В МОГИЛУ СВЕДУТ!

– Да вам ли говорить о мошенниках? – парировал мистер Пилчер, лениво ухмыльнувшись. – Говорил горшку один такой здоровенный страхолюдный котелок: уж больно ты черен, дружок!

Все так и покатились от хохота.

– ЭТО ТЫ МЕНЯ НАЗВАЛ ОТПЕТЫМ МОШЕННИКОМ, ЧЕРТ ТЕБЯ ДЕРИ, ЛЬЮ ПИЛЧЕР?

– Отпетым мошенником? – повторил мистер Пилчер. – Ха! «Отпетый мошенник» – для таких, как ты, чересчур громко звучит, Жерве Бейлльол; ты дурень редкий, вот ты кто, черт тебя дери.

От такого оскорбления великана едва не хватил апоплексический удар. Он утратил дар речи, шея побагровела, волосатые руки затряслись от ярости.

– Говоря о мошенниках, джентльмены, – вмешался мистер Хикс, кивком указав на незнакомца в матросских обносках, что, проходя мимо окна, резко остановился и теперь заглядывал внутрь, омерзительно ухмыляясь – зрелище то еще, причем эффект дополняли вислые усы и поблескивающий во рту золотой зуб.

– Никаких карманов! – воскликнул Чугунный Билли, ударяя кулаком по столу.

Словно услышав, незнакомец отступил на несколько шагов и принялся отплясывать матросский хорнпайп, по всей видимости, для собственного удовольствия. В исступленном самозабвении он скакал и прыгал и неуклюже размахивал руками; все это походило скорее на жуткую пародию.

– Господи милосердный! – воскликнул Билли. – Да этот прохвост спятил, прям как вы, хозяин!

Тут мистер Бейлльол, похоже, взял себя в руки и, шагнув к окну, обрушил всю свою ярость на матроса-плясуна.

– ТЫ, ТАМ – А НУ ПОШЕЛ ВОН! – заорал трактирщик, грозя кулаком. А затем, стремительно развернувшись, вздернул подбородок и устремил недовольный взгляд на мистера Хикса и компанию. – НА ЧТО ЭТО ВЫ ЧЕТВЕРО ПЯЛИТЕСЬ? – После чего удалился назад в кухню, где вновь принялся во всеуслышание распекать на все лады поваров и мальчишку Вяхиря.

– Я заметил, джентльмены, что прохвоста по внешности не всегда опознаешь, – промолвил мистер Хикс, качанием головы подчеркивая сей избыток мудрости. – Внешность, скажу я вам, оченно обманчива; полагаться на нее никак нельзя. Самый гнусный прохвост зачастую кажется воплощением респектабельности – из тех, с кем бы вы охотно свели знакомство, – говорю вам это на основании зорких наблюдений.

– Опять он про наблюдения, – протянул мистер Пилчер.

– Вот, к примеру, – продолжал мистер Хикс, – расскажу я вам об одном светском прохвосте, о некоем молодом джентльмене, за которым я наблюдал в течение нескольких недель. Пресловутый молодой человек – никаких имен, джентльмены, никаких имен! – не так давно попросил меня, причем строго конфиденциально, проследить за исполнением некоего поручения. Не вдаваясь в подробности, скажу, что работа была поручена одному моему хорошему знакомому. Однако ж этот бедолага – да, умом он слаб, зато человек надежный – так с делом и не справился. Дважды пытался, по правде говоря, и оба раза – безрезультатно. А старине Хиксу пришлось докладывать некоему молодому человеку о неудачах. Так пресловутый молодой джентльмен, услышав о провале, просто из себя вышел от огорчения. И тут-то все и случилось: его огромные темные глаза как полыхнут жутким желтым светом! Адский огонь, вот как я это называю! Непрост молодой джентльмен, ох как непрост. Снаружи весь из себя модный да богатый, да вот только этот желтый свет ты дважды увидеть не захочешь!

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru