Пользовательский поиск

Книга Синие люди. Содержание - 3. Перфокарта

Кол-во голосов: 0

— Поняли? — шепотом спросил Таратура.

— Что-то вроде теплообменника, — сказал Честер тоже шепотом. — Гоняют воду и охлаждают эти трубы.

— Похоже, мы в огромном автомобильном радиаторе!

— Смотрите! — перебила Таратуру Сюзи и показала рукой на стену позади них.

Все обернулись. Честер повернул фонарь. Над водой, как балкончик, висела маленькая площадка, подобная тем, какие делают снаружи зданий для пожарных. Из воды на площадку вела лесенка, а прямо напротив нее в серой бетонной стене ясно угадывался темный квадрат двери.

Таратура, не говоря ни слова, подплыл к лесенке и поднялся на площадку. Сюзи последовала за ним и присела на большой кусок брезента, свернутого в рулон и, вероятно, кем-то забытого на площадке. Для Честера места уже не было, он встал на лесенке, освещая дверь.

— Ну, что я говорил! — торжествующе зашептал Таратура. — Вот вам и черный ход!

— Тише! — перебила Сюзи. — Слушайте…

— Внимание, говорит главный пульт! — раздался за дверью сухой, ровный голос. Он был слаб, звучал откуда-то издалека и сверху, но все отчетливо слышали слова. — Даю предварительную на разгерметизацию. Сброс давления до семи атмосфер в блоке "М" начинать только после остановки центрального насоса!

Голос умолк.

— Все ясно, — шепотом сказал Таратура. — Это дверь, которую мы искали. Весь вопрос, как в нее войти.

Никаких ручек, даже выступов не было.

— Она открывается изнутри и к нам, — сказал Честер.

— Откуда вы знаете? — спросила Сюзи.

— Здесь, где мы находимся, избыточное давление, — прошептал Честер. — Ведь мы явно ниже уровня моря. Значит, чтобы открыть дверь, надо уравнять давление снаружи и внутри.

— Пожалуй, ты прав, — прошептал Таратура. — Или искать другую дверь?

— Поплыли домой, — робко попросила Сюзи.

— Погоди, крошка, — перебил Таратура. — Общая схема нам ясна. Ничего, как видите, страшного нет. — Он внимательно разглядывал кусок брезента, на котором сидела Сюзи. — Все очень просто, я бы сказал, даже примитивно!

И Таратура изложил в нескольких фразах свой план: если с помощью брезента навести пластырь на то отверстие, через которое они всплыли и через которое уходила подогретая вода, движение этой воды, по существу, прекратится, она перегреется, теплообменник перестанет срабатывать, и дверь, по мнению Таратуры, легко откроется.

С пластырем справились довольно быстро и заняли места на лесенке и площадке. Легкое противодавление, создаваемое рабочей крыльчаткой, удерживало брезент на трубе. Поскольку стока воды не было, ее уровень в камере поднимался, но ненамного. Честер погасил фонарь. Он вновь сидел на лесенке. Таратура шептался с Сюзи на площадке и через каждую минуту просил Честера окунать в воду ногу и проверять, насколько она нагрелась.

Вода грелась довольно медленно, но грелась. Минут через тридцать было уже горячо. Честер понял, что температура приближается градусам к пятидесяти. Стало душно и по-настоящему жарко, но они терпели.

Вдруг за дверью раздался уже знакомый сухой голос автомата:

— Внимание, говорит центральный пост. Перегрев во втором контуре реактора. Посту 73 снять температуру во втором контуре.

— Ага! — тихо завопил Таратура. — Дошло наконец!

В этот момент тон звуков в зале, к которому они уже привыкли, изменился. Честер зажег фонарь, и они увидели, что крыльчатка стала вращаться гораздо быстрее. Под ними ходили маленькие волны кипятка, а брызги достигали ног Честера.

— Все идет по расписанию, — сказал Фред. — Они разогнали крыльчатку, чтобы увеличить теплосъем, но, если брезент выдержит, ничего у них не выйдет.

— Слушай, — сказал Честер Таратуре, — а ведь у нас еще одна неувязочка получается. Если дверь открывается сюда, в камеру, то, когда она начнет открываться, она прижмет нас, и придется прыгать в кипяток.

Сюзи жалобно пискнула.

Таратура молчал. Потом сказал:

— Значит, так. Если дверь начнет открываться, Сюзи станет за дверь, а я побеспокоюсь, чтобы она не очень широко раскрылась. Ты, Фред, на всякий случай…

— Внимание, говорит центральный пост, — перебил Таратуру голос за дверью. — Немедленно устранить перегрев во втором контуре реактора!

— Ну, теперь можно ждать гостей, — сказал Честер. — Однако встреча будет чересчур жаркой, — добавил он, вытирая пот со лба. — Слушай-ка, — он дернул Таратуру за ногу, — а если сюда нагрянет целая ремонтная бригада, человек десять, что тогда?

— Перекидаем всех в кипяток и полезем наверх, — бодро отозвался Таратура.

— Тихо! — перебила Сюзи.

Наверху что-то щелкнуло, раздался какой-то скрип, звуки каких-то движений, опять щелчок, потом шипение. Таратура начал срывать водонепроницаемый мешочек со своего пистолета.

Потом они услышали тяжелые шаги над головой: кто-то спускался к двери.

— Кажется, один, — прошептал Таратура на ухо Сюзи.

Заскрипел штурвал замка, толчок — и узкая щель света вспыхнула перед ними. И начала расширяться.

— Ну и баня тут, черт побери, — раздался спокойный, даже сонный голос, и в этот момент, скользнув из-за двери, Таратура уже приставил к груди говорящего дуло своего семизарядного «шелеста».

— Одна маленькая просьба, — тихо сказал Таратура, — где здесь можно обсушиться и выпить чего-нибудь прохладненького?

Потом, десятки раз вспоминая этот эпизод, и Честер и Таратура говорили, что все их планы, рассчитанные на внезапность и неожиданность, провалились в первый же миг встречи с незнакомцем. Он не только не выказал никакого страха, замешательства, паники, напротив, он привел в полнейшее замешательство всю тройку, ответив на вопрос Таратуры совершенно спокойно, так спокойно, будто не только ожидал встретить за дверью голого человека с пистолетом, но и был уверен, что этот человек ждет его.

— Наверху есть сифон с холодной водой, — сказал незнакомец, даже не взглянув на пистолет. — Но погоди немного, сперва надо узнать, отчего тут все греется.

У Таратуры отвалилась челюсть. Такой встречи он не ожидал. Спокойно отстранив рукой пистолет, незнакомец попробовал шире раскрыть дверь.

— Осторожно, там девушка, — промямлил Таратура.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru