Пользовательский поиск

Книга Экспресс на Неаполь. Содержание - 16

Кол-во голосов: 0

Мастер Шон вынес свой саквояж из второго купе и подошел к Эдмунду:

— Откройте дверь, пожалуйста, и дайте мне немного времени поработать.

Начальник поезда отпер замок, но не открыл дверь. Они с начальником стражников отошли подальше и встали у дверей третьего купе. Мастер Шон с одобрением отметил, что один из стражников встал в дальнем конце коридора, перед дверью восьмого купе, перекрыв дорогу.

Так как охранительное заклинание не действовало на самого мастера Шона, он заглянул в купе. Там ничего не изменилось. Волшебник посмотрел на тело. Кровь еще выглядела свежей, а значит, предохранительное заклинание было наложено правильно: ирландец не сомневался в этом, но все же проверить никогда не лишне.

Он посмотрел себе под ноги. Вытекшая из-под двери кровь уже потемнела и засохла. Однако мастер Шон отметил, что никто, кроме Тонио, который прошелся по ней, не прикасался к пятну. Хорошо.

Мастер Шон осторожно поставил свой саквояж на пол, достал оттуда маленькую бронзовую жаровню на треножнике. Он положил в нее три кусочка ивового угля, аккуратно поставил жаровню на пол у самой двери и поджег уголь. Когда угли засветились, волшебник взял щепотку порошка из маленького стеклянного флакона и бросил порошок на угли. Над углями начал виться ароматный дым. Губы мага беззвучно шевелились.

Затем он достал из саквояжа квадратный — четыре на четыре дюйма — лист белой бумаги и сложил его в сложную и странную фигуру. Тихонько бормоча что-то, волшебник опустил бумажную фигурку на угли, и та вспыхнула оранжевым пламенем и тут же рассыпалась серым пеплом.

В следующее мгновение мастер Шон извлек из саквояжа бронзовую крышку и накрыл ею жаровню, чтобы затушить угли. Взяв жаровню за одну из ножек, он отодвинул ее в сторону.

— Я закончил, начальник стражи, купе к вашим услугам. — Затем он добавил: — Обратите внимание — здесь пятно крови; и поосторожнее с жаровней. Она еще горячая.

Начальник стражников вошел и осмотрел тело Джона Пибоди, дотронулся до его запястья. Он записал что-то в свой блокнот. Затем вышел из купе.

— Закройте дверь, начальник поезда. Теперь я могу констатировать, что человек, опознанный как Джон Пибоди, мертв, и есть основания утверждать, что было совершено преступление.

Эдмунд выглядел очень удивленным:

— И это все?

— На данный момент, — ответил стражник. — Закройте купе и дайте мне ключ.

Начальник поезда, запирая купе, сказал:

— Я не могу вам дать дубликат. В целях безопасности мы не держим их в поезде. Если пассажир теряет ключ... — Он извлек ключ из скважины, — мы получаем дубликат в парижском или римском управлении. Мне придется отдать вам один из моих ключей. И мне понадобится от вас расписка.

— Конечно. Сколько оригиналов у вас?

— От этих купе — два. Вот этот, и еще один я держу запертым в своем кабинете — для непредвиденных обстоятельств.

— Проследите, чтобы он и оставался взаперти. А этот ключ подходит только к этой двери?

— О, да. Для каждого купе свой ключ. Что вы делаете, мастер волшебник? — изумленно спросил начальник поезда.

Мастер Шон встал на колени у двери и пальцами правой руки ощупывал замок, закрыв при этом глаза.

— Просто проверяю, — мастер Шон поднялся на ноги. — Я заметил заклинание на своем замке, когда в первый раз открывал его. Коммерческое, но очень аккуратное и хорошо сделанное. Не удивительно, что вы не держите дубликаты в поезде. Даже абсолютно точная копия не сможет открыть дверь, если на ней не будет заклинания. Могу я взглянуть на оригинал? Спасибо. М-м-м-м-м-м. Да. Еще раз спасибо, — и вернул ключ.

— А теперь что вы проверяли? — снова спросил начальник поезда.

— Не снималось ли заклинание, — объяснил мастер Шон. — Не снималось.

— Спасибо, мастер волшебник, — сказал начальник стражи, делая заметку в своем блокноте. — И спасибо вам, начальник поезда. Ну, пока все.

Все трое вернулись в холл.

На диване рядом с лордом Дарси, который все также изображал отца Арманда, было свободное место. Мастер Шон туда и направился.

— Как дела, святой отец? — спросил он тихим голосом. Теперь, в относительной тишине стоящего поезда, можно было говорить тихо, и при этом не выглядеть шепчущимися.

— Интересно, — пробормотал лорд Дарси. — Всего я, конечно, не слышал, но я прислушивался. Кажется, они уже почти закончили.

В этот момент один из сержантов сказал по-итальянски:

— Господин начальник стражников, сюда идет префект.

Мастер Шон, как и начальник стражи, повернулся к окну. Но тут же отпрянул.

— Кажется, мы попались, — едва слышно сказал он лорду Дарси. — Смотрите, кто идет.

— Вижу. Но я не знаю его.

— Зато я знаю. Это Чезаре Сарто. И он знает меня.

16

Римская полицейская префектура не имела аналогов где-либо еще в Империи. Как и везде, в каждом итальянском герцогстве было свое отделение стражников, которое поддерживало порядок и выполнение законов в границах данного герцогства. Но Римская префектура была тем инструментом итальянского парламента, с помощью которого он координировал деятельность этих организаций.

Власть префектов была ограничена. Даже в Латинском княжестве, где расположен Рим, они не наделены полномочиями полиции, пока их не призовут местные власти. (Однако «гражданский арест», произведенный римским префектом, гораздо серьезнее обычных арестов такого рода.)

Префекты не носят форму; символами их официального положения служат лишь идентификационные карточки и маленькие золотые значки с буквами SPQR над рельефным портретом Капитолины Вульф, серийным номером и словами «Префектура полиции» под ним.

Статистика раскрытых ими дел и вынесенных приговоров высока, а случаев жестокости с их стороны практически не было. К тому же всегда вежливое и истинно джентльменское поведение сделало Римскую полицейскую префектуру одной из самых уважаемых служб расследования в мире.

В свете газовых фонарей, освещавших платформу, Чезаре Сарто ждал, пока начальник стражи выйдет, чтобы приветствовать его. Мастер Шон сидел отвернувшись от окна, а лорд Дарси внимательно наблюдал.

Сарто был человеком среднего роста, с темными волосами и глазами и аккуратно подстриженными усами. Он обладал посредственным сложением, но держал себя как атлет. В его мускулистом теле чувствовалась сила. Хотя его лицо и не было красивым в прямом смысле этого слова, но его твердые черты говорили о характере и уме.

Через пять минут префект вошел в вагон. В одной руке он нес портфель, а в другой держал блокнот. Поставив портфель на пол, префект обвел взглядом четырнадцать пассажиров, собравшихся в холле. Они замерли в ожидании.

Глаза префекта, не мигнув, скользнули по лицу мастера Шона.

Потом префект сказал:

— Джентльмены, я — Чезаре Сарто, агент Римской полицейской префектуры. Главный начальник стражников Женевы попросил меня заняться этим делом — по крайней мере, до прибытия в Рим. — Он говорил по-англо-французски почти без акцента.

— Формально, — продолжил он, — это единственный возможный вариант. Джон Пибоди был явно убит, но мы пока что не знаем, где это произошло — в Провансе или Лигурии, а пока нам это неизвестно, мы не знаем, под чью юрисдикцию попадает это дело. На данный момент мы действуем в соответствии с предположением, что Пибоди был убит после того, как поезд пересек итальянскую границу. Поэтому поезд проследует в Рим. Те из вас, кто окажется безусловно вне подозрений, смогут проследовать дальше в Неаполь, а остальным, я боюсь, придется задержаться для допроса.

— Вы имеете в виду, — прервал его сэр Стэнли, — что вы подозреваете одного из нас?

— Никого из вас конкретно, сэр. Пока нет. Но всех вместе — да. Это же очевидно, сэр, что раз Пибоди был убит в этом вагоне, следовательно, здесь же находится и тот, кто его убил. Могу я спросить ваше имя?

— Сэр Стэнли Галбрайт, — довольно вежливо ответил седовласый.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru