Пользовательский поиск

Книга Звёздный Меч. Содержание - 34: «Как друг подружке говоря…»

Кол-во голосов: 0

– А может, это Майкл никогда не позволил бы этому Ишши… – тихонечко шепчет Номи, и слышу её шёпот один я. – Теперь я понимаю, какова истинная цель этого блондинистого властолюбца…

– Но ваша девушка им все карты спутала. Майкл был закрыт от любых видов зондирования, но против вас, мисс Джексон, вероятно, защиты нет. Теперь Майкл не получит Свет, – тихо говорит Джимми и благодарно кивает Номи, которая по-прежнему ни на шаг от меня не отходит. Я лежу на её кроватке поверх покрывала, она сидит рядышком, вложив свою ладошку в мою пятерню. Ясный пень, я – счастлив. Что ещё человеку для счастья надо! Вот только… поменьше бы крови приходилось проливать, отвоёвывая право на счастье у враждебной окружающей среды.

– Не одна она, – сообщает Винс. – Я ещё очень слаб, но мои роче усиливают образы и передают, что… – он замолчал ненадолго, словно к чему-то прислушивался. Мы, все десятеро, тоже.

Свет Лазеровица ощущается очень смутно, словно свет настольной лампы, пробивающийся сквозь толстенную штору, но наш объединённый внутренний взор далёкий этот ОТСВЕТ регистрирует.

– Вольный торговец, воплощённый в Ашлузга Реставрации… – Винс продолжает говорить, и вновь замолкает, вдруг вскакивает, едва не сбив с ног адъютанта.

– Что он делает, что он делает!! – вопит обычно невозмутимый старший сын и хватается за голову. Глаза его выпучены и в них – самый настоящий ужас. Мы все тоже вскакиваем. Я невольно прижимаю к себе Номи, обнимаю её, прикрываю собой, в попытке защитить. Словно враг опять вернулся, брать реванш, по второму разу творить кровавую преисподнюю из подземной базы…

Милорд Джеймс остаётся сидеть – единственный из всех. Но в глазах его, эхом сыновьему – точно такой же ужас. Он молчит, но по мертвенной бледности, залившей лицо брата казнённого короля, мы понимаем, что его Свет тоже позволил ему УВИДЕТЬ.

Ну же, ну!!!

Поднапрягаемся и мы, десятеро…

[[И вправду, что ж он делает-то, мерзавец!!!]], – в унисон вскрикиваем.

В ужасе, бессильные предотвратить, смотрим на внезапно вызванное нашим общим желанием объёмное изображение, чем-то напоминающее голографическую проекцию. Ещё миг, и белёсоглазый душегуб уронит планету в чёрно-золотистую нишу…

Мы всего лишь наблюдатели, а Перебору-то каково сейчас там, на передовой, в эпицентре!..

А он справляется. Наш яйцеголовый вьюнош побеждает белёсоглазого нациста! Кто бы мог подумать!!!

– Дай тебе Выр здоровья… – шепчу я, когда ужас выходит из меня, как воздух из пробитого воздушного шарика.

…После пережитого ужаса мы долго приходим в себя.

Винс давно удалился, вершить дела, от имени отца. Сам милорд Джеймс ещё с нами, но тоже куда-то собирается, вместе с младшим сыном. Похоже, он просто желает уединиться с Джонни. Сейчас ему это важнее, чем всё прочее. Тем более что старший сын перед уходом получил от Супердэдди инструкции соответствующие. Первая из них: взять под стражу среднего сына…

Младший сын, Джонни, стоя у выхода, обводит нас всех взглядом. Склоняет голову, прижимая подбородок к груди. Благодарит молча. Глаза истинного Принца уже всё сказали без слов.

И он делает шаг, канув за мембраной люка. Его отец, с которым Бабушка уже утрясла вопросы, связанные с примечанием к Контракту (гласящим, что в случае невыполнения первых двух пунктов Экипажу и «Пожирателю»… конец, мягко говоря). Она тоже направляется к выходу, но не успевает преодолеть и половины расстояния, как наш капитан вдруг спохватывается:

– Да, сэр! В этой дхорровой суматохе я едва не сделался клятвопреступником! За мной должок, невыплаченный некоей леди, потрясшей меня до глубины души. Я обещал ей замолвить словечко тому, кто нас нанял. Так вот, я торжественно свидетельствую – без её неоценимой помощи вы никогда бы не обняли Джонни. Не говоря уж о такой мелочи, как несостоявшееся её стараниями умерщвление ревмагами парочки вольных торговцев.

– И кто же эта леди? – удивлённо вопрошает самый старший из Стюартов.

– Мы прозвали её Феей, – горячо присоединяюсь к обещанному «замолвливанию» и я, – а ещё её можно назвать Танцующей Жрицей, хотя, насколько я знаю, нету такой номенклатурной единицы в магических штатах Экскалибура… Но грех не звать Танцующей

волшебницу, что творит волшебство, изумительно танцуя, и предпочитает в качестве униформы трико и пачку. Имени её мы не знаем, но можете мне поверить, сэр, женщина с такой фигурой имеет право на любое имя, если оно сопровождается дюжиной эпитетов в превосходной степени! На мой вкус лучшую фигуру имеет только мисс Джексон… извини, Душечка… и дай Вырубец Номи сохраниться так же хорошо, как сохрани…

Я замолкаю, потому что у милорда Джеймса что-то странное делается с лицом. Мы с капитаном переглядываемся: что это с ним?! Милорд надтреснутым (нет, определённо он окончательно превратился из ходячей харизмы в человека!) голосом просит:

– Описывайте дальше… Дословно она что-нибудь передавала?

– Ну… нет, просто просила замолвить словечко, – капитан аж растерялся. – Волосы у неё короткие, чёрные, этаким карэ подстрижены… глаза…

Джимми страшно бледнеет, становясь похожим на собственного младшего сына, вскрикивает: – Она же умерла!!! – и если бы не метнувшийся к нему Ург, то милорд наверняка брякнулся бы на пол.

– Спас-сиб-бо… – дрожащим голосом благодарит флоллуэйца шокированный патриарх семейства Стюартов, и выпрямляется, – я сам… Извините, господа, вынужден оставить вас…

Никто из нас не произносит ни слова. Пока он не уходит, сопровождаемый четырьмя златомечными воинами. Эта четвёрка – последняя группа из целого сводного батальона выживших в кровавой бане гвардейцев, что заполнял апартаменты и уже схлынул в другие уцелевшие помещения.

– Да кто она такая?! – взрывается темпераментный Янычар, когда мембрана люка смыкается за милордом и арьергардными телохранами.

– Первая жена милорда, – вдруг тихо произносит наша Тити, – мать Винсента. Она… некогда была Поющей Жрицей, насколько я уловила из картинок былого, промелькнувших у милорда в голове. Но за то, что спуталась с челом, роальды прокляли её и заменили младшей сестрой… правоверной и несгибаемой, избравшей в мужья чистокровного роа. Дабы продлился род и всегда была Та, Что Грезит. Их дочка – нынешняя Поющая Жрица. Племянница, таким образом, Джеймса Стюарта, и сестра его сыновей. Младшему, Джонни – по крови. Династию же Стюартов прокляли… маги-роа, а может, Светы. Хотя, если быть точным, невзлюбил королевскую семью только Клинок… и частично та половина Гарды, которая сейчас просветляет нашего Энчи.

– С ума сойти, – Ррри качает мохнатой башкой и восхищённо молвит: – Если мне не изменяют ощущения, девчонка нынешняя предпочла пойти по стопам тётушки, а не правоверной мамочки! Вы как, сечёте, чем сейчас наш Человек с нею в королевской спальне занимается?!

– Имеет право, ясный пень! – с энтузиазмом комментирую. – На то и вольный!

– Может ведь, если захочет, – ворчливо говорит Тити.

34: «Как друг подружке говоря…»

…Майкла Стюарта берут тихо и стремительно. Принц-ренегат и пикнуть не успевает, как уже оказывается низвергнутым с верхних ступенек лестницы власти на самое дно общества.

Спеленутый по рукам-ногам, он лежит на походной надувной койке в тот момент, когда девятка вольных торговцев, приглашённых милордом Джеймсом Стюартом, появляется в наспех оборудованной резиденции главы реставрационного правительства, отныне не считающегося себя действующим в изгнании. Вместе с девятью членами Экипажа ПаПы присутствует голопроекция части корпуса Гана. (Перебор по вполне понятным причинам временно отсутствует.)

Вольные торговцы могли бы давным-давно покинуть изуродованные и полуобваленные уровни и туннели подземной базы. Стоило лишь им ПО-НАСТОЯЩЕМУ этого захотеть. Но по единодушному желанию Экипаж остался здесь, терпеливо дожидаясь своего Одиннадцатого Нелишнего.

Они связались, конечно, с Зеро-Сетью корабля и удостоверились, что с корытом всё в порядке. Сеть вовсю расхваливала гвардейцев взвода, оставленного на борту: и вежливые они, дескать, эти отборные королевские гвардейцы, и чистоплотные, и отличные собеседники, и ягодицы у них что надо – загляденье… Создавалось впечатление, что корабельную Сеть экипаж из золотомечников устроил бы неизмеримо больше, чем команда из вольных торговцев, и Биг Босс от имени всего Экипажа пригрозил шлюхе, лентяйке и ренегатке суровой экзекуцией, по возвращении. КорСеть оскорбилась и в ответ пригрозила: «Уйду я от вас, будете знать! Целуйтесь потом со своей Дусей-Раз!»… В общем, содержательно побеседовали.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru