Пользовательский поиск

Книга Звёздный Меч. Содержание - 26: «Опасные связи»

Кол-во голосов: 0

Освобождённый от мозаики сетевого перепрограммирования, внутренний взор тут же

заполнился… лицом Майкла. Полтора часа тому назад – самым желанным, самым прекрасным, самым зовущим человеческим мужским лицом во Вселенной…

Лицом ЕЁ Принца…

«…мне бы оборвать / Лист календаря, / И в очереди встать / За другой судьбой… / Как-нибудь, где-нибудь, с кем-нибудь, / Долгожданный встречая рассвет, / Закушу на мгновенье губу, / От обиды за то, / Что попала не в цвет…»

– Машины умнеют, мужчины не меняются, – насильно убирая из головы причиняющую боль песню, беззвучно, одним шевелением губ, прошептала, а может, тоскливо подумала Номи. Но в это мгновение взгляд её встретился… с глазами Солида Убойко.

Бой ждал её на перекрёстке коридоров. Она остановилась.

Своих глаз не отводя, прямо и открыто смотря ему в глаза. Как всегда смотрела в эти глаза там, во снах, которые ведь и не сны как бы, да?..

– Истинная принцесса изберет не принца, а честь. – Шепнул, а может быть, подумал он, и его широкая ладонь накрыла ладошку Девочки, ласково и надёжно стиснула её, и несильно, но настойчиво потянула за собой.

И они зашагали по коридору. Наяву – но реально, совсем как во сне.

«Он понял меня, понял, почему я не предала команду! – полыхало в голове. – Потому что Бой поверил мне сразу и безоговорочно!», – тут же озарилась Номи догадкой.

А быть может, и вправду ЗНАЛ??!

26: «Опасные связи»

– …Сэр Лазеровиц, упрямство у вас воистину королевское, – в голосе милорда слышались нотки холодного раздражения.

– Хобби.

– Я не расположен выслушивать ваши своеобразные шутки.

– А я не могу иначе – именно в такой плоскости смотрю на мир. Способ мышления.

– Вы о шутках?

– И об упрямстве.

– Хорошо. – Сэр Джеймс в очередной раз вернулся к теме нашего спора. – Объясните мне в рациональных категориях, почему вам так уж необходимо связаться с этой женщиной – Анастасией?

– Сэ-эр, – в сие обращение я непреднамеренно вложил изрядную толику сарказма, – я уже устал повторять, что речь идёт о понятиях, весьма чуждых рациональному взгляду на вещи. Вас устроит такое объяснение: сейчас я высказываю отнюдь не волю Анджея Лазеровица?

– Очень любопытно. Тогда чью же?

– Камушка.

– Значит, именно «камушек», как вы изволили выразиться, снедает ностальгия по родине Анджея Лазеровица. Тоска по тем, кого юноша знал. Весьма умилительная привязанность.

– Милорд, ваша ирония кажется мне довольно странной.

– Странной?

– Да. Насколько я понимаю, вы ведь, если ваш Свет не начал своевольничать, до сих пор являетесь единоличным Носителем. И кому, как не вам, положено быть в курсе относительно эксцентричных причуд камушков?

Хотя эпитет «эксцентричные» не кажется мне адекватным… Что нам известно о «нормальной логике» Светов?.. И всё же я использую это слово.

Милорд призадумался. Его взгляд, совсем недавно пристально следивший за мимикой моего лица, расфокусировался, и теперь был направлен сквозь меня – будто зрил он в бесконечную пропасть, разверзшуюся за моей спиной. Я с трудом сдержался, чтобы не обернуться и не взглянуть, «что там».

Милорд думал.

– Вы будете вынуждены согласиться на одно условие. – Произнёс наконец сэр Джеймс. – Таковым будет являться тайна вашего местопребывания. В окружающей среде, являющейся единым информационным полем Обитаемых Пределов, включающим всё и вся, столь примитивная конспирация может вам, конечно, показаться комедиантством, но… Но широко афишировать нашу деятельность я тоже не намерен. Помимо неких, условно говоря, магических методов, я счёл необходимым прибегнуть к помощи военных средств связи, сиречь – точечных передатчиков. Это во имя обуздания любопытства наших друзей-революционеров. Касательно остального мира – применим пользовательскую систему ретрансляторов, дабы передатчик на Ти Рэксе запеленговать извне не представилось возможным. Сообщаю я вам всё это затем, чтобы вы знали, сколько трудностей доставит нам этот сеанс связи. Устроенный по вашей прихоти… Я вас не упрекаю, но надеюсь, в свою очередь, на некоторые жертвы в будущем и с вашей стороны.

Я даже смутился: настолько проникновенной показалась мне речь милорда. Я зачастую и раньше чувствовал себя неловко, когда для меня делали что-то, влекущее за собой определённые трудности для других.

Когда же к моим желаниям снизошёл такой потусторонне-властный субъект, как милорд Джеймс Стюарт, я раскраснелся, как провинциальная девица на сезонной столичной оргии, и чуть было не начал уверять его в никчемности моих желаний.

И милорд – понял моё состояние!

Я был шокирован!

Снова камушек-Свет? Или «дедушка» является дипломированным знатоком человечьей психологии? Не знаю… И знать не хочу! Потому что регент отнёсся к моим чувствам так бережно, как мог отнестись только самый близкий, знающий о всех твоих привязанностях и странностях родственник, мать или отец…

Принялся сэр Джеймс о Косцюшко меня расспрашивать.

Как любят выражаться вольные торговцы: «с базара съехал».

…В очередной раз милорд удивил меня совсем скоро; я уже собирался непосредственно перейти к болтовне с Настусей-Маленькой.

Перед этим Джеймс Стюарт и Джонни Стюарт (то бишь я) отправились, используя подземку с анг-приводом, за несколько километров от моего временного «тронного зала». Эти «несколько километров» я определил навскидку. Как я заметил, под землёй расстояние определять не менее проблематично, чем в космосе. По крайней мере, для разумного существа, именуемого Анджеем Лазеровицем.

Точкой прибытия оказался Информационный Центр реставраторов, для краткости прозванный ими «пресс-центром».

Пройдя по освещённому зеленоватым светом пустынному коридору, мы вошли в самую последнюю дверь. Идентификатор беспрепятственно, не требуя паролей и избегая трудоёмких опознаваний, разомкнул мембрану и пропустил нас внутрь: это в очередной раз подтвердило, что полномочия и уровень допуска милорда были практически не ограничены.

Тот факт, что регент, спровадив проветриться двух офицеров из обслуживающего персонала, сам взялся управиться с «точечником», заставил меня удивиться. Спрятавшись в ощерившемся рубильниками, рубильничками, тумблерами, сенсорами, верньерами, клавишами, кнопками, индикаторами и мониторами аппендиксе, милорд начал священнодействовать. Причём, вполне профессионально. Не человек – во всей присущей ему недостаточности и ущербности, – а воистину универсал, полубог.

Наконец-то вызванная и спроецированная Маленькая очень долго не могла ответить на моё приветствие – по причинам не технического, а целиком и полностью психологического характера. Создавалось впечатление, будто она считала меня давно погибшим: если не во времена моего предполётного лесорубства, то уж точно в эпоху покорений пространства. Пожираний, то бишь.

Оживший покойник???

Скорей всего. Она со страхом и разочарованием смотрела на меня. Во мне возникла уверенность, что именно так смотрят на явившихся с того света. Будто, возвратившись, обманули они в чём-то живущих…

– Настуся, неужели по моему телу уже пошли трупные пятна?

«Чернушность», впрочем, как и скабрезность, моих шуток всегда была прямо пропорциональна уровню моего настроения. Из чего следовало, что я находился в состоянии духа, близком ликованию. Вот, оказывается, какой я – сентиментальный, тонкокожий. Ужас.

– Расскажи мне что-нибудь. А то – рас-створюсь в мировом эфире. Теперь уж навеки. Не найдёшь.

– Анджусь, люби-имый… – выдохнула Маленькая.

– Вот это да-а… – ошеломлённо прошептал я. Затем оглянулся посмотреть, не слышал ли этого нежданного признания милорд. Он не мог не слушать: разве можно доверять судьбу королевства какому-то проходимцу, каковым являюсь я? Что мне стоило произнести одно-два названия – Экскалибур, Ти Рэкс, – чтобы все предосторожности милорда пошли насмарку?

Однако Джеймса Стюарта не было. Он доверял. Он верил в моё благородство?! Или, будучи произнесены мною, эти названия были бы точно так же отфильтрованы аппаратурой, как и фоновая картинка на заднем плане?!

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru