Пользовательский поиск

Книга Защитник демонов. Содержание - ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кол-во голосов: 0

– Ты думаешь, что это…

– Да, – кивнул Врон. – Я думаю, что это Амия. Если привратник привел ее в этот мир…

– И где она сейчас?

Ласка сурово посмотрела на скрыта, и демон поежился под ее взглядом.

– С ней все в порядке, потому что за ней присматривает мой брат. Где она, я не знаю, но, если нужно, могу узнать.

– Узнай. – Ласка чуть улыбнулась. – И сделай так, чтобы она оказалась здесь, в этом городе. Знаю я вас, демонов, представляю, сколько страхов она уже от вас натерпелась. Приведи ее сюда, и немедленно!

– Ты мне не можешь приказывать, – недовольно пробурчал скрыт. – И твой мужчина тоже. Я всего лишь присматриваю за вами и детенышем, и то только потому, что меня попросил об этом умник. Если он скажет, то я приведу эту женщину сюда. Но он не скажет, потому что за ней следит мой брат.

Ласка выругалась и взяла в руки мечи. Торг быстро подполз к скрыту и обнял его, прикрывая всем маленьким телом. Ласка нахмурилась.

– Зачем ты его защищаешь? Он – демон, а ты – человек. Демоны не любят людей, а мы их.

Торг что-то прогугукал в ответ.

– Ну и что, что он хороший? Это он пока хороший, а дай ему малейшую возможность, он тебя съест…

Скрыт погладил ребенка по голове и засмеялся:

– Ну что? Ничего не можешь мне сделать? Даже твой детеныш против тебя…

– Он вырастет и все поймет. Вот тогда тебе несдобровать.

В голове Врона мелькнула какая-то смутная мысль, но сразу исчезла после слов Ласки. В этой мысли было что-то важное, то, что могло помочь ему завтра.

Врон огорченно покачал головой и взял Торга на руки.

– Завтра я поговорю с Нишем, и он распорядится, чтобы Амию привели сюда. Идем в дом. У нас не так уж много времени, близится вечер, а завтра я снова уйду.

– Я, кажется, привыкла к твоим уходам. – Ласка обняла Врона и, посмотрев через его плечо на скрыта, мрачно произнесла: – Если с Амией что-нибудь случится, я устрою за вами, скрытами, настоящую охоту. Я буду охотиться за вами до тех пор, пока не убью обоих.

– Ты же знаешь, нам нравятся такие игры, – усмехнулся скрыт, но немного попятился и стал менять цвет, собираясь исчезнуть. – Если ты хочешь играть в охоту, будем играть в охоту, только как бы тебе потом самой не понадобилась помощь лекаря…

– Хватит вам, – недовольно покачал головой Врон. – Завтра я уйду, а вы останетесь здесь вместе. Вы должны помогать друг другу, а не ссориться.

Он передал Торга Ласке и задумчиво взглянул на скрыта.

– Лекарь, вот о ком я подумал. Завтра он мне очень нужен. Приведи его к проходу, пусть поможет мне при открытии портала.

– Ты мне не командир, чтобы мною командовать, – пробурчал скрыт. – Если бы ты заболел, я привел бы его тебе, но ты здоров. Так что никуда я не пойду…

– Это твой род в опасности, а не мой, – хмуро произнес Врон. – Это вам нужно, чтобы я переправил троков в тот мир, где умирают демоны-охотники и демоны-воины с их самками и детенышами. Мне все равно! Не хочешь вести лекаря – не надо, но тогда сами будете переправлять троков через портал.

Охотник повернулся и вошел в дом.

– Ладно, ладно, – услышал он за спиной. – Я спрошу умника, если он решит, что тебе это нужно, я приведу лекаря.

– Завтра утром чтобы лекарь был перед проходом! Врон закрыл дверь в дом, отбросив ногой каменную чашку. Торг что-то прогугукал на руках у матери.

– Он сказал, что тебе будет трудно.

– Это я знаю. Но мне все равно придется исполнить свои обязательства, иначе это никогда не закончится. Демоны не дадут нам спокойно жить.

Ласка дала Торгу грудь, и младенец звонко зачмокал.

– Как я жалею о том времени, когда мы жили в монастыре. Тогда все было просто и понятно: демоны наши враги, если ты убивал демона, к тебе приходила слава и тебе воздавали почести. Мы тренировались, чтобы быть готовыми к встрече с ними. И мы были все вместе. А что сейчас? Демоны если не наши друзья, то уж точно не враги, а люди стали врагами. Мы поселились в мире демонов и вынуждены жить по их правилам и законам. Все изменилось, черное стало белым, а белое черным. Мне трудно жить так. Все, во что я верила, что любила, стало чужим. А все, что я ненавидела, стало своим. Я хочу, чтобы мы опять вернулись в мир людей.

Врон вздохнул:

– Мы уже раз пытались, и ты помнишь, чем все это закончилось… Едва спаслись.

– Да, это так. Но мне все здесь не нравится, мне одиноко, а тебя нет рядом. Ты единственное, что примиряет меня со окружающим миром. А без тебя все становится чужим и опасным. Я понимаю, что ты делаешь все возможное, чтобы примирить нас с реальностью, но нам очень плохо без тебя. Врон обнял Ласку.

– Я никуда не хочу уходить, но не в силах что-либо изменить. Иногда мне самому страшно оттого, что я делаю. Хочу быть с вами – вот единственное мое желание! Но все так складывается, что я опять ухожу. Мне горько, и больно, и очень трудно.

Торг заснул. Ласка осторожно положила мальчика на ложе и, обняв Врона, нежно его поцеловала.

– У тебя все получится, – прошептала она. – А на мои жалобы не обращай внимания, я просто волнуюсь за тебя. И меня злит то, что ничем не могу тебе помочь. Я больше не твой командир, а твоя самка, как говорят демоны. И ты знаешь, их слова меня уже не расстраивают, мне нравится быть твоей самкой. Я по тебе соскучилась.

Врон снял с жены потрепанный балахон, сбросил свою набедренную повязку и погладил ее по груди. Ласка прижалась к нему и поцеловала так, что у молодого человека перехватило дыхание.

Он нежно поцеловал свою «самку», потом еще раз, а дальше все смешалось. Они любили друг друга так, словно это было в последний раз. Их общая печаль требовала выхода, и она действительно растворилась в ласке и нежности.

Когда Врон отодвинулся от нее, Ласка шепнула ему на ухо:

– Я очень боялась, что Торг проснется…

– Я тоже. Скажи, вы со скрытом и вправду его понимаете или просто придумали это?

– Я его слышу даже сейчас, когда он спит.

– А что ты слышишь?

– Ничего, он же спит, – тихо рассмеялась Ласка. – А ты подумал, что у меня совсем с головой плохо? Я понимаю, это очень странно: я слышу младенца Торга и разговариваю с ним. Но если посмотреть на его отца, тогда вдруг понимаешь, что папаша еще более странный, чем его сын. Чему же удивляться?

– Относительно его отца я согласен, но разговаривать с ребенком, которому не исполнилось и года, это неестественно. Он же очень мал, он не может логично мыс лить, он не может понимать то, что происходит вокруг него. Разве не так?

– Обычный ребенок не может, а Торг может, – улыбнулась Ласка. – Не понимаю, откуда он так много может знать, но я уже к этому привыкла и ничему не удивляюсь. Он не обычный человеческий ребенок, возможно потому, что растет в мире демонов и совсем не знает других детей, да еще общается с самым необычным демоном со скрытом. Но Торг – наш сын, и я его люблю.

Врон улыбнулся.

– Я тоже его люблю, хотя и не понимаю. Торг часть меня, и мне горько, что не бываю с ним, когда ему нужен. И еще печальнее оттого, что он растет здесь…

– Торг тоже тянется к тебе. Он жалеет тебя и страдает, потому что не может тебе ничем помочь. Но скоро он вырастет, вот тогда я с удовольствием посмотрю на демонов, как они будут перед ним сгибаться. Они и сейчас кланяются, но пока с каким-то недоверием.

– Один из демонов сказал, что наш мальчик похож на повелителей, что-то в нем есть такое, что вызывает в них уважение…

– Мы ничего не знаем о повелителях, только слыша ли, что они были сильными и умными, а наш сын такой же.

Торг словно почувствовал, что говорят о нем, и проснулся. Он посмотрел на Врона блестящими темными глазами, улыбнулся и потянулся к отцу, изогнувшись всем своим маленьким телом.

Врон положил мальчика себе на грудь и почувствовал, что все его мысли и тревоги куда-то уходят, что ему хорошо так, как никогда не было, что все, что он делает, делает ради вот этого маленького теплого комочка плоти.

Он не хотел привыкать к этому чувству безмятежности и счастья. Его ждали новые испытания и неприятности, и ему нужно было быть сильным и готовым к ним. Поэтому Врон поцеловал мальчика и передал Ласке.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru