Пользовательский поиск

Книга Все круги ада. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

— Когда подадим сигнал? — спросила девушка.

— Не раньше, чем проспим по меньшей мере двенадцать часов. Я хочу как следует отдохнуть.

Джана и сама так устала, что немедленно провалилась в глубокий сон.

«Утром» Флэндри несколько воспрял духом. Он насвистывал, когда лез вверх по склону, а на вершине объявил:

— Я назову тебя горой Девы.

Тем не менее во время подъема его внимание было сосредоточено на лежащей перед ним местности.

Сзади и по обеим сторонам от путников царило ставшее уже привычным нагромождение валунов, ледяных глыб и иссиня-черных теней. Сверху мрачно нависало небо, бежали редкие облака, мерцали звезды. Мимир теперь изливал свое сияние совсем рядом от тусклого в центре и яркого по краям диска Регина. Выл ветер. Доминику приятно было находиться внутри теплого, пусть даже дурно пахнущего скафандра.

Впереди, как показывали топографические карты, начинался крутой обрыв. Подобная крутизна была бы непреодолима на планете с большей силой тяжести. На горизонте ландшафт разглаживался. Вероятно, там и лежала равнина, на которой располагался центр. Флэндри заметил, что часть открытого пространства разбита на квадраты. С помощью бинокля ему удалось разглядеть несколько объектов неизвестного назначения и крестообразные верхушки четырех радиоантенн. Одни из них возвели люди до того, как покинули Велунд. Другие были поставлены позднее на неосвоенных землях. Еще на орбите датчики корабля обнаружили, что установка радиопередающих мачт продолжается. Строительство вели рабочие роботы. Доминик решил было двигаться к одной из строительных площадок, но затем передумал. Тамошние машины выполняли слишком специализированную работу. Их мозг не был способен понять его проблему. Кроме того, ближайшая площадка находилась слишком далеко от «Джеки».

Флэндри установил передатчик на легкий треножник. Подключил вспомогательный аппарат со штепселем для радиоприемника, встроенного в шлем скафандра. Присев на корточки, привел в действие поворотный механизм и направил луч передающего устройства на одну из мачт. Джана молча ждала. Ее лицо было еще более мрачно и напряженно, чем лицо Доминика. Глаза светились нездоровым блеском.

— Начали, — произнес Флэндри.

— Боже милосердный, помоги нам, — услышал он шепот в наушниках. На секунду пришла в голову мысль, что, возможно, именно в религии заключена причина беспокойства, которое гонит девушку по свету в течение всей жизни, начиная с кошмарного детства. Но сейчас не время для молитв: нужно было сохранять тишину.

Передатчик работал на стандартной частоте: «Два терранина. Потерпели аварию. Необходима помощь. Отвечайте». И снова. И снова. Никакого ответа, кроме потрескивания космических помех.

Доминик попытался переключиться на частоту роботов. Цифровой код продолжал тарабанить без всяких видимых изменений.

На других частотах повторилось то же самое.

После бесплодных попыток, продолжавшихся более часа, Флэндри выключил передатчик и поднялся. Мускулы болели, во рту пересохло, из глотки вместо голоса вылетал какой-то хрип.

— Боюсь, ничего не вышло.

Джана сидела на переносном унитазе, который помимо своего прямого назначения использовался как стул, предохраняющий от лютого холода почвы.. Она была в отчаянии.

— Значит, все кончено.

Ее спутник вздохнул:

— Обстоятельства могли бы сложиться более благоприятно. Исправный компьютер отозвался бы немедленно на сигнал о помощи. — Он замолчал. Ветер хохотал над ними. Звезды насмешливо подмигивали. Флэндри расправил плечи: — Придется самому все проверить.

— Ты собираешься идти по открытой равнине? — Джана быстро встала. Перчатки ее скафандра впились в руку юноши. — Тебе не выжить. На тебя набросится целая стая этих монстров.

— Может, набросится, а может, и нет. Как мы видели с корабля, в тех местах, где села «Джеки», роботы существенно отличаются от своих собратьев. Например, если бы война происходила и здесь, повсюду бы валялись обломки испорченных машин, тогда как на деле их нет. В любом случае это наша последняя надежда.

Он погладил девушку по голове. Жест вышел покровительственным, отеческим, что, впрочем, в сложившихся обстоятельствах не так уж далеко отстояло от правды.

— Ты останешься в палатке и будешь ждать.

Джана облизнула губы и произнесла:

— Нет, я пойду с тобой.

— Ого! Смотри, не сломай себе шею.

— Лучше сломать себе шею, чем медленно подыхать от голода. А это непременно произойдет, если я останусь одна. Я не буду тебе обузой, Ники. Я теперь стала сильнее. Если нам не придется тащить прежний груз, я от тебя не отстану. Всегда лучше иметь лишнюю пару глаз и рук.

Флэндри задумался.

— Ну хорошо, раз ты настаиваешь.

«Эта женщина умеет цепляться за жизнь. Думаю, от нее будет прок, — размышлял он. — Тем более что у нее столько причин держаться рядом со мной. Например, страх, что я, не дай Бог, найду что-нибудь ценное, а она останется в стороне».

Глава 8

Едва они приблизились к равнине, наступило затмение.

Тонкий сияющий серп — все, что осталось от Мимира после того, как его закрыл Регин, — сузился, а затем и вовсе исчез. Появился черный матовый диск, покрытый блеклыми, мерцающими, красноватыми огоньками и окаймленный зловещей багровой полосой.

Флэндри предполагал, что так и случится. Звезды, сразу же усыпавшие все небо, и два маленьких серпа соседних лун хорошо освещали дорогу осторожным путникам. Они могли воспользоваться своими фонарями, но предпочитали пока не рисковать и не привлекать к себе внимания.

Они забыли предусмотреть резкое падение температуры. Сгустился туман, и через несколько минут мир погрузился в густой, текучий мрак. Некоторое время спустя хлесткий, пронзительный ветер принес снег. «По большей части углекислый газ, — догадался Флэндри. — Может быть, немного аммиака». Он согнулся от резкого порыва ветра, мельком взглянул на гирокомпас и прибавил ходу.

Джана схватила его за руку.

— Разве мы не переждем бурю? — Ее голос был едва различим в окружающем вое.

Он покачал головой, а затем, поняв, что представляет сейчас для девушки едва различимую тень, произнес:

— Нет. У нас появился хороший шанс проделать часть пути без страха быть замеченными.

— Первая удача за последнее время.

Флэндри не стал говорить, что, когда шторм утихнет, они окажутся в неведомой, враждебной местности и обратной дороги уже не будет. Но что им теперь терять? Путешествие продолжалось. Затем Доминику почудилось, что в его наушниках появился шум, напоминающий грохот движущейся машины. Ему показалось даже, что ноги ощутили дрожание почвы. Он изменил направление, но девушке не сказал ничего.

Затмение должно было длиться около двух часов. Станция на другом краю равнины, по-видимому, оставалась вне зоны полной темноты, лишившись при этом удовольствия лицезреть Регин в ночном небе. Полный диск планеты изливал на свой спутник мягкий свет невероятной красоты.

«Сомневаюсь, чтобы роботы могли ценить такого рода пейзажи, — думал Флэндри, аккуратно ставя ноги мимо булыжников и сугробов. — Разве что центральный компьютер… Возможно. Имперская промышленность теперь мало выпускает машин, полностью моделирующих сознание. Какая от них польза, если освоение новых областей Вселенной практически прекратилось. Приходится признать, что я знаю о подобных аппаратах гораздо меньше, чем мои предки. Однако легко догадаться, что „мозг“, обладающий такой мощью, обязательно будет развиваться в направлениях, не связанных с повседневной работой. Его основная функция — помогать людям-специалистам. С этим связано и его основное желание: стать похожим на человека. Но в промежутках между поисками месторождений, строительством, погрузкой кораблей — привычными однообразными обязанностями, которые занимают незначительную часть возможностей компьютера, — не случается ли так, что в этих промежутках он направляет свои сенсорные датчики в ночное небо и созерцает?»

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru