Пользовательский поиск

Книга Время войны. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

Учительница заколотила указкой по столу и завопила: «Тишина! Прекратить немедленно!!!» — потому что смеяться при упоминании такого имени было недопустимо. И чтобы разрядить обстановку, подняла с места Лану Казарину, которая, не выдержав, уже с минуту тянула вверх руку восклицая кричащим шепотом:

— Лицо училка! Можно я?!

Слово «училка» было в целинском языке вполне официальным обозначением учителя женского пола, а слово «лицо» — вежливым обращением, заменившим понятия «товарищ» и «гражданин». Собственно лицо, то есть человеческая физиономия, по-целински называлось «морда».

Лана, конечно, многого не знала — например, что именно после великой победы в Целинской Народной Республике были окончательно ликвидированы отчества (отличительный признак амурцев, которые используют их вместо фамилий), а обращение «лицо», которое прежде встречалось только в армии и местах заключения, стремительно распространилось на всю страну.

Зато Лана лучше всех знала, кто привел целинский народ к великой победе и каково было ее всемирно-историческое значение.

— Утром 1 сентября 562 года амурские войска вероломно вторглись на территорию Целинской Народной Республики и, неся смерть и разрушения, попытались сходу овладеть ключевыми пунктами приграничной полосы, — тараторила она. — Это им не удалось, но предательство генерала Пирашкоу привело к тому, что война затянулась на четыре года. Целинская народная армия понесла большие потери и была вынуждена отступить. И лишь когда изменник показал свое истинное лицо, и руководство войсками принял на себя славный предок великого вождя целинского народа Кирил Бранивой, народная армия перешла в решительное наступление и отбросила врага за реку Амур. Амурские захватчики были изгнаны с нашей родной земли, и 1 мая 666 года Кирил Бранивой лично водрузил знамя победы над пограничной заставой номер 32. Тем самым был восстановлен прочный мир и создан плацдарм для дальнейших успехов в деле объединения Целины под знаменем чайкинизма-броневизма и освобождения порабощенных народов планеты от тиранической власти узурпаторов. В этом и заключается всемирно-историческое значение великой победы целинского народа над амурскими захватчиками.

Оттарабанив все это на одном дыхании, Лана бросила на Костика Барабанау победный взгляд, от которого тот смутился окончательно, поскольку был к генеральской дочери крайне неравнодушен.

— Садись, Лана, — кивнула учительница, рисуя в журнале маленькую аккуратную пятерку.

— И ты садись, — сказала она Костику и, качая головой, пробормотала: — Десятый класс. Выпускные через два месяца. Кошмар!

«Кошмар, — про себя повторила за нею и Лана. — Как он будет защищать Родину, если не знает даже таких элементарных вещей?»

10

В отличие от старшей школьницы Ланы Казариной начальник разведки легиона маршала Тауберта генерал Сабуров читал не только те учебники истории и книги о войне, которые были изданы в Целинской Народной Республике. Амурские книги он тоже читал. И не только он один.

Сабуров засадил за чтение целое подразделение аналитиков. А его доблестные рейнджеры каким-то образом сперли из охраняемой военной библиотеки совершенно секретный отчет амурского Генштаба о войне столетней давности.

В документах такого рода врать не принято, и к тому же у Сабурова было достаточно других доказательств, говоривших, что именно Государство Амурское было в той войне пострадавшей стороной. Целинская Народная Республика со времен Майской революции мечтала только об одном — распространить свою власть на всю планету. А у амурцев были другие мечты. Они лишь хотели сохранить свою страну в неприкосновенности.

Не амурская армия вероломно напала на ЦНР утром 1 сентября 562 года Майской революции, а целинская народная армия в этот день форсировала реку Амур в нескольких местах и понесла тяжелые потери уже на переправе.

Еще хуже ей пришлось в амурской полосе обеспечения. Мины, снайперы, бомбежки, естественные и искусственные преграды, ни одного целого моста, взорванные рельсы и автодороги, пустые погреба и амбары и отравленные колодцы.

До первой полосы амурских укреплений западная армия дошла уже до крайности измотанной и деморализованной. Только у приграничного города Порт-Амура укрепления начинались сразу за рекой, но легче от этого не становилось. Трижды целинцы окружали город и трижды амурцы прорывали блокаду, уничтожая солдат противника десятками и сотнями тысяч.

Передовые соединения, которые главком Пирашкоу бросил на штурм главной полосы укреплений, полегли все до последнего человека.

Новая волна атакующих кое-где прорвалась через первую линию обороны, но была там окружена и перебита.

А из глубины ЦНР подходили все новые подкрепления и казалось, силы целинской народной армии неисчерпаемы.

Но в своих непрерывных атаках целинцы гробили технику такими темпами, что промышленность не успевала восполнять потери. А одной пехотой, с голыми руками против железобетона и стали много не навоюешь.

Кончилось тем, что Пирашкоу чересчур увлекся штурмом второй линии амурских укреплений в самом слабом месте и проворонил разящий контрудар. Целинские войска, которые в несметном количестве сгрудились на узком пятачке, попали в заботливо приготовленную ловушку.

И тут амурцы с удивлением обнаружили, что перед ними открыты никем не защищенные пространства народной республики, и без особой охоты начали марш на город Зилинаграт — просто потому, что упускать такой шанс было грех.

Не переставая изумляться идиотизму противника, они без существенных потерь дошли до самого Зилинаграта и лишь у его стен были остановлены народным ополчением.

Тогдашний великий вождь целинского народа бросил против амурцев всех, кто только мог отличить дуло от приклада — от школьников до глубоких стариков. На каждого порядочного амурского солдата приходилось в те дни десятки убитых врагов, но амурцам все же пришлось отступить.

В конце войны амурцы пытались сохранить за собой левый берег реки, чтобы в следующий раз целинцам пришлось преодолевать предполье еще до того, как они доберутся до Амура и начнут переправу. А целинское командование спешило во что бы то ни стало отбросить врага за старую границу до 1 мая — очередной годовщины Майской революции.

Вечером 31 апреля (есть такой день в целинском календаре) на пограничной заставе номер 32 после неудачной атаки был захвачен в плен сержант Кирил Бранивой, действительно штурмовавший заставу со знаменем наперевес.

После того как 5 мая амурцы все-таки решили заключить перемирие и подписать договор о восстановлении довоенных границ, был совершен обмен пленными, и Кирил Бранивой вернулся на родину.

Там он по амурским данным был расстрелян за то, что отдал боевое знамя врагу. А детей по молодости лет у него не было. Увы, из-за скудости источников Сабуров не смог установить, кем на самом деле приходился этот Бранивой великому вождю целинского народа. Но совершенно точно, что он никогда не руководил войсками и не вел их к великой победе.

В целинских книгах двадцатилетней давности его имени не было вообще. В книгах, изданных десять лет назад, он назывался лишь солдатом, который поднял знамя победы над заставой номер 32. И только в последние годы Кирил Бранивой превратился в великого полководца, а книги, которые противоречили это концепции, были изъяты из библиотек.

Авторы этих книг попали под общую гребенку борьбы с позорным наследием Кабанау, на фоне которой никто даже сам себя не решался спросить, каким образом младший сержант задним числом в одночасье превратился в маршала. Все знали, куда и как быстро можно угодить за такие нескромные вопросы.

И родилась в народе как бы сама собой легенда, что Кабанау, желая унизить Тамирлана Бранивоя и умалить значение славных дел его предков, вынуждал писателей и историков замалчивать подвиги Кирила Бранивоя и изображать его простым солдатом.

Население проглотило эту легенду точно так же, как глотало любые выдумки пропаганды, объясняющие каждый очередной поворот единственно верной политики родного государства.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru