Пользовательский поиск

Книга Время войны. Содержание - 9

Кол-во голосов: 0

Но тут участились сообщения об амурских шпионах, которые проявляли небывалую активность в разных частях страны, но особенно в приграничной зоне, в столице и на Закатном полуострове.

Самое страшное заключалось в том, что их никак не удавалось поймать, и офицеры Органов, на чьей территории появлялись эти неуловимые призраки, частью стрелялись сами, а частью в панике ожидали оргвыводов со смертельным исходом, что отнюдь не способствовало успехам в их повседневной работе.

8

Инцидент в Дубраве отличался от предыдущих хотя бы тем, что амурского шпиона впервые удалось захватить во плоти. Правда, мертвого, но тут уж ничего не попишешь. Зато не было никаких сомнений, что это действительно амурский шпион.

Правда, смерть его от руки часового сразу поставила контрразведчиков в двусмысленную ситуацию и вызвала ожесточенные споры между армейцами и территориалами. Первые считали, что караульного надо за такое дело наградить чуть ли не медалью и отправить в отпуск домой, а территориалы склонялись к тому, чтобы арестовать его, как пособника.

— Часовой мог застрелить агента, чтобы скрыть свою связь с ним, — предположил один офицер из окружного управления.

— А какой смысл? — удивился подполковник из военной контрразведки. — Если бы часовой был заодно с аквалангистом, он мог бы тихо-мирно впустить его и выпустить, и мы вообще бы не узнали, что он тут был.

— Его могло что-то спугнуть, — не сдавался территориал. — Например, часовой, который прибежал с соседнего поста.

— Он прибежал уже после выстрелов.

— Об этом мы знаем только с его слов.

— Ну а ему-то зачем врать?

Поскольку на территории части военная контрразведка была главнее, спор решился в ее пользу, но территориалы оставили последнее слово за собой, заметив:

— Правду говорят, что в армии бдительность не на высоте.

Так рядовой Иваноу остался на свободе. Зато были арестованы командир полка, зампотех, командир танкового батальона, дежурный по части и дежурный по парку.

Полк приказали принять майору Максиму Никалаю, командиру первого батальона, который еще в начале года был ротным и капитаном. Тридцатилетний офицер совсем не ожидал подобного взлета в мирное время, но все его предшественники были либо арестованы сами, либо пошли на повышение, заменив арестованных.

Никалаю и самому тут же пришлось решать проблему кадров. Задержанных офицеров полка надо было кем-то замещать. А кем, если в части не осталось ни одного приличного командира? Всех приличных, кто не был посажен или повышен, перебросили на восток. А остались одни пьяницы, идиоты и коллекционеры выговоров и служебных несоответствий.

Никалаю, кстати, тоже имел целый букет взысканий, а то бы черта с два его мариновали в глубоком тылу в преддверии великого освободительного похода.

А впрочем ходили слухи, что на базе 13-го полка в скором времени будет развернута дивизия, которую пошлют со спецзаданием на острова. Недаром же в полк поступила новая техника, из-за которой и разгорелся весь сыр-бор.

Но когда Никалаю попытался прояснить этот вопрос в разговоре с адъютантом начштаба армии, тот каменным голосом объявил:

— На нашу армию возложена почетная задача оберегать покой мирных граждан города и края.

А потом добавил тревожным шепотом, что как только начнется война, с юга могут нагрянуть мариманы, да и предатели из числа гражданских тоже не дремлют. Так что Героическая трижды ордена Чайкина Знаменосная 1-я образцовая армия имени Чайкина в ближайшее время останется на своем обычном месте — в городе Чайкине, Дубраве, Бранивойсаке и поселке Палигон.

Это могло быть правдой, а могло и перестраховкой. Когда вокруг сплошные предатели, лучше не говорить всей правды никому. Начштаба армии вполне мог врать своему адъютанту, а тот — командиру полка армейского подчинения.

Да и сам командир полка тоже хорош. Такие вопросики — это ведь прямой путь к подозрению в шпионаже.

Майору вообще не положено знать, где стоит его армия. И если дело дойдет до обвинений, ему не послужит оправданием отговорка, что это знает любой ребенок.

Майор Никалаю, конечно, не хуже любого ребенка знал, что первый корпус и отдельная танковая дивизия стоят в Палигоне, второй корпус — в Бранивойсаке, а дивизии третьего корпуса — в разных местах. Одна из них — на окраине Чайкина, другая — в десяти километрах от Дубравы, а третья рассредоточена по разным городам.

В самой Дубраве было только три воинских части — 13-й ОМП, особый испытательный танковый батальон и полк внутренних войск. А также бронетанковое командное училище и военная школа.

Больше того — майор Никалаю знал еще и то, что на Закатном полуострове находятся кроме 1-й еще 2-я, 7-я и 10-я армии, и даже то, что вторая постепенно перебрасывается на восток, а седьмую раздели догола, отправив в том же направлении чуть ли не всю технику.

Короче, новый командир Дубравского полка был настоящей находкой для шпиона — однако шпионы почему-то обходили его стороной. Может быть, потому, что обо всем вышесказанном они знали и без него.

А тем временем контрразведка терялась в догадках, откуда эти самые шпионы узнали о прибытии в 13-й ОМП новейших танков. Бывший командир полка ни в какую не хотел сознаваться, что это он навел аквалангиста на свою часть. При этом подполковник демонстрировал убийственную логику:

— Если бы я был предателем, то на кой черт им среди ночи посылать ко мне в полк своего агента? Я бы и сам мог передать им все характеристики танка и даже чертежи.

В протокол допроса, по мнению подполковника, вкралась маленькая неточность. Вместо «мог передать чертежи» там было написано «намеревался передать» — и из-за этой мелочи офицер отказался подписать протокол.

За это его долго били ногами, вышибли половину зубов и сломали обе руки, вследствие чего вопрос о подписи отпал сам собой. Однако железная логика подполковника произвела впечатление на следователей, и они стали искать других людей, которые были осведомлены о переброске танков ТТ-55 на расстояние 1600 метров с Дубравского тракторного завода в Дубравский мотострелковый полк.

Таких людей было очень немного, и в поле зрения контрразведчиков сразу же попал генерал-майор Казарин из штаба округа, который, собственно, и организовал эту переброску. Конечно, не по своей инициативе, а по приказу свыше — но выше были такие большие шишки, с которыми связываться себе дороже.

Даже генерал-майор — и то не подарок. Генерала без столичной санкции не арестуешь. А пока ждешь санкции, неизвестно, сколько еще секретов этот предатель продаст амурской разведке.

9

Лана Казарина, круглая отличница и гордость юнармейской дружины, сидела на первой парте прямо перед учительницей и откровенно скучала, глядя, как Костик Барабанау с надеждой смотрит в глубину класса, не в силах справиться с простейшей темой: «Великая победа целинского народа над амурскими захватчиками и ее всемирно-историческое значение».

Эту тему десятый класс проходил в начале учебного года, а теперь приближался его конец и наступило время повторения пройденного. И Костик Барабанау, которого вызвали к доске, пребывал в панике, не зная, что ему говорить.

Урок он не учил, книжек не читал, а призвать на помощь фильмы о войне, которые каждый день крутили по всем кинотеатрам в преддверии юбилея великой победы, ему не приходило в голову. Кино и учебник совершенно не совмещались в его голове.

Учительница всеми силами старалась ему помочь и задала Костику совсем уж детский вопрос:

— Кто привел целинский народ к великой победе?

На этот вопрос юноша после тяжких колебаний все-таки ответил:

— Ну, это… Бранивой.

— Правильно. И кто же он был?

На этот раз Костик выпалил бойко и без запинки:

— Великий вождь целинского народа!

Класс тут же покатился со смеху, а Костик побагровел, растерянно озираясь и не понимая, чего все смеются.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru