Пользовательский поиск

Книга Время ожидания. Содержание - Глава 21 Зов

Кол-во голосов: 0

И пускай считает, как хочет. Лишь бы больше не видеть ни ее саму, ни ее компаний.

Марина и не подозревала, что такое отношение к родственным связям характерно именно для идущих путем Тьмы. Впрочем, случается оно все же не всегда.

Ну, а в том, что ее новые друзья и коллеги по работе – именно свои, Марина не сомневалась. Более того, она уже сделала для себя выбор, в каком подразделении в итоге окажется. Конечно, в «Асгарде» и «Митгарде» народ тоже неплохой, и даже очень неплохой, – но все же, там не совсем то, что бы ей хотелось. Правда, Рэкки и Татьяна говорили, что спешить с выбором не нужно, что все успеется – однако, ее выбор сегодня уже состоялся.

* * *

– Ну что, Гриня, как наш клиент?

– Готов клиент, Иван Анатольевич! Хороший нервный срыв ему обеспечен! Я тут применил один небольшой приемчик…

– Ну-ну, рассказывай, – шеф Сообщества Темных Магов сосредоточенно хмурился, сидя у себя в кабинете.

Гриня рассказал – и про случай с черникой, и про встречу Ольги с Мариной Крутицкой.

– Я, конечно, не видел, но она наверняка передала какую-то записку, – закончил он свой доклад. – Он просто не мог не попытаться выйти на «Стражу» – хотя бы таким образом.

– Отлично. Значит, ждем «стражников» завтра на «Фрунзенской». Но пасти они будут именно Оленьку. А мы с тобой будем пасти «стражников». Усёк?

Гриня осклабился в улыбке, сейчас, в кабинете шефа, он мог ее совершенно не стесняться:

– Конечно.

– Ты, главное, за ним следи, понятно. А все остальное я сам устрою.

Гриня и тут кивнул.

Конечно, уследить за всем – задача, почти невыполнимая, даже если ты очень давно подружился с магическим зрением. Разумеется, Гриня-вампир следовал за Оленькой всю дорогу, конечно, он же и устроил «приемчик» с ее падением на тротуар и раздавленной черникой. Но вот учесть, что именно было куплено Оленькой в аптеке, не смог даже помощник шефа Сообщества.

Глава 21

Зов

Сон… В последнее время Вита мучили сны, а жизнь в «Третьей Страже» казалась всего лишь продолжением того, что началось с ним, когда он пересек границу кромки на Витебском.

Когда он очнулся, рядом с ним оказались те, кто называл себя его друзьями. Вит видел, что они не лгут – говорилось это вполне искренне. Вот только понять его до конца не смог ни один из этих людей.

Сегодня к нему пришли родители. Вита заранее проинструктировали, что и как говорить.

Во-первых, непосвященным совершенно не за чем знать о самом существовании «Третьей Стражи». Во-вторых, никакой особой лжи сказано и не будет. Вит успешно сдал экзамены? А разве это не так? Разве его путешествие на кромку и пребывание там больше суток – это не экзамен? И более чем успешный, надо сказать… Он будет теперь учиться в едва ли не самом престижном интернате города? А ведь будет учиться, еще как будет – в самом скором времени. Причем именно в интернате – поскольку жить станет здесь же, в этом же здании. Он слегка приболел – просто случился нервный срыв именно из-за тех самых экзаменов. Ну, насчет «слегка» – это, конечно, мягко сказано, но зачем же пугать родителей, как бы они к нему ни относились? А остальное – правда, чистейшая правда. Наконец, почему он сбежал, ничего никому не сказав? Да от волнения, понятное дело. И говорить не хотел, куда поступает – в школе его считали отнюдь не лучшим, а сейчас – вот как все обернулось. Так оно и случается – вчерашние отличники становятся если и не аутсайдерами жизни, то середнячками. А вперед пробиваются «четверочники», которые крепко держатся за жизнь и все ее удовольствия (включая учебу, но и не только).

Версия была родителям преподнесена. Роль директора интерната взял на себя Сергей Викторович – и успешно с этим справился.

Мать очень долго выясняла, какие предметы включены в расписание, но услышав, что будет углубленное изучение истории и иностранных языков (опять же – чистейшая правда!), осталась вполне довольна.

Отца сразу же заинтересовало нечто другое – нужно ли будет платить, и если да, то сколько? Он долго и нудно ходил вокруг да около, не решаясь задать этот вопрос, но все время намекая, что живут они очень так себе, что случаются задержки зарплаты и прочие неприятности.

Когда же Сергей Викторович – без всяких намеков – сообщил, что никакой платы не требуется, более того, можно будет со временем послать специальную комиссию, чтобы выяснить, насколько тяжело положение семьи Виталия, и не нужно ли доплачивать стипендию к их скромным зарплатам, отец успокоился, и даже как-то сразу повеселел.

– Я не думал, что сейчас в России бывает такое, – удивленно говорил он, глядя снизу вверх на высокого и подтянутого Сергея Викторовича.

– Всякое бывает сейчас в России, – Сергей Викторович был сама любезность. – Государство должно заботиться о своих талантливых юных гражданах. Это – будущая элита, будущие президенты и премьеры. Они определят лицо страны через двадцать-двадцать пять лет, когда мы с вами уйдем на покой.

Вит улыбнулся – он уже знал, что Сергей Викторович не уходил на покой с поста начальника «Асгарда» уже больше полувека, а до этого состоял там едва ли не с самого основания «Стражи» в Санкт-Петербурге.

Мама долго упрекала Вита в том, как же это он ушел и никому ничего не сказал. В ответ он что-то мямлил, экал и мнэкал – как и было условлено. К тому же, юноша прекрасно понимал – была бы такая ситуация на самом деле, подал бы он заявку на экзамены в такой интернат, о котором говорит Сергей Викторович – и его просто подняли бы на смех. «Я все понимаю, но с таким уровнем интеллекта…» – качала бы головой мать. «Да там все места уже распределены, всё по блату и знакомству!» – кричал бы отец.

Сами они считали, что их жизнь не удалась – вот у соседа иномарка, а у отца – только «жигуленок». И работа – престижная, конечно, но ведь не лучшая. Постоянно надо бегать на цыпочках перед леди-боссом, а если в фирму заглянет ее доченька – ровесница Вита – то и перед ней. Смотреть в рот и выполнять каждое слово ее дурацких распоряжений.

А раз так, то нечего и пытаться прыгать через себя. Дом – работа – дом – телевизор – сон… Вот и вся жизнь. И Вит должен унаследовать то же самое.

– Нет-нет, поверьте, я работал с детьми «новых русских», в основном это очень тяжелый и малообучаемый контингент. А с Виталием у нас проблем не будет, – говорил Сергей Викторович.

И, наконец, достиг своего – родители оказались убеждены в том, что а) из их сына получится толк; б) его заболевание совершенно неопасно; в) все расходы на его обучение, проживание и прочая и прочая государство в лице интерната возьмет на себя, с них не потребуется ни копейки (если только доплачивать не станут!)

Под конец мама настолько расчувствовалась, что даже расцеловала Вита – чего никогда не проделывала с тех пор, как ему исполнилось года три.

– Тяжелый контингент… – буркнул Сергей Викторович, когда родители Вита, наконец, покинули его кабинет. – Ты-то как сам считаешь, Виталий – тебе здесь будет лучше, чем дома?

– Наверное, – вздохнул Вит.

– Вот видишь. Это тоже урок – у тебя есть определенная информация, но важно, как ты ее подашь. Ладно, прикладную психологию будут вам давать не очень скоро. А пока, – Сергей Викторович посмотрел на большие часы, украшавшие его кабинет, – через пять минут – время обеда. Так что поторапливайся…

Вит послушно поторапливался. В столовой у него было уже свое место – рядом с парнем и девушкой, которых звали Марина и Игорь (правда, сегодня Марины почему-то не было). Они тоже новенькие, будут учиться вместе с ним. Вполне нормальные, пальцы веером не гнут из-за своего возраста, хотя Вит еще не привык, что со старшими по возрасту можно общаться на равных. Вчера они ездили на задание, а его, Вита, не взяли. Но он не обижался – если так было надо, значит, – надо.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru