Пользовательский поиск

Книга Время ожидания. Содержание - Глава 19 На Смоленке

Кол-во голосов: 0

Глава 19

На Смоленке

Машины оставили – на всякий случай – поближе к воротам кладбища, но другого, лютеранского.

– Не хватало только спугнуть их раньше времени, – проворчал Рэкки на предложение водителя подъехать поближе.

«Стражники» выбрались из машин – сам шеф «Утгарда», Алекс с Татьяной, двое верволков-близнецов и новички.

– Идем спокойно, делаем вид, что прогуливаемся. На Смоленке всегда летом много народу, – предупредила Татьяна. – И вообще, ребята, ваше дело сегодня – просто наблюдать.

– А почему в милицию не заявили? – спросил Игорь.

– Можно и в ментуру, – ответил Рэкки, – а ты уверен, что они этим будут заниматься? Конечно, при желании можно их и заставить поработать – даже за бесплатно. Только понимаешь, к ментам эти твари – привычные. А к нам – не очень.

– Им надо так по башке настучать, чтоб думать забыли о жертвоприношениях, – поддержала шефа Татьяна.

– По башке-то по башке, – обернулся к ней Рэкки, – только драку устраивать не будем. Это наши темно-светлые противники любят друг друга мутузить с применением магии. А мы сделаем кое-что другое.

Алекс шел молча, задумчиво глядя на темнеющие силуэты домов, стоявших около кладбища.

Компания перешла мост через речку Смоленку. Теперь цель была почти что рядом.

– Таня, ребят на кромку не таскай, – в который уже раз предупредил Алекс.

– Да уж не собираюсь. Постоят в сторонке, посмотрят.

И один из волколаков – кажется, это был Колян, – тут же возразил:

– А и зря. Не знаю, как Маринку, а вот этого, – он кивнул в сторону Игоря, – я бы, Рэкки, на твоем месте использовал – как секретное оружие массового поражения.

Было удивительно, что по случаю предстоящей операции ни Рэкки, ни кто-то еще не надел боевого облачения, – все выглядели точно так же, как в офисе. Правда, теперь в лице шефа «Утгарда» появилось и впрямь нечто бесовское, нечто такое, что заставило бы врага трижды и трижды подумать, прежде чем перейти дорожку этому человеку отнюдь не атлетического сложения. Впрочем, те, кого сейчас хотел навестить совместный патруль «Стражи», думать как раз и не умели. Ни трижды, ни – вообще.

– А откуда они вообще берутся, эти сатанисты? – спросила Марина, когда их отряд миновал ворота Смоленского кладбища.

– Откуда? – задумчиво проговорила Татьяна. – Заводятся, от грязи, наверное… И потом, не сатанисты, а дьяволопоклонники – тут разница есть, и очень большая. Знаешь, сейчас это все вдруг стало модным. Надел черный прикид, накупил безделушек в рок-магазине, напустил на себя важный вид… И всё – ты уже не Вася Пупкин, а, как минимум, Асмодей или Танат. А еще хорошо в Интернете на соответствующих форумах других себе подобных матом обложить – а заодно и приличных людей. Никто же в морду за это не даст, хотя и надо бы. Ну вот, а когда такой чел осознал себя воистину крутым, он прибивается к компании себе подобных…

– А дело «Утгарда», меж тем, страдает… – рядом возник ухмыляющийся Алекс, который, казалось, видел в темноте даже лучше, чем днем – если только это можно было назвать словом «видел». Скорее уж, чувствовал, хотя это тоже не совсем верно. Марина давно хотела спросить про «внутреннее зрение», но задавать такой вопрос ему самому или даже Тане считала просто неудобным.

– Наше общее дело, наблюдатель, – Татьяна была совершенно серьезна. – Общее, – повторила она. – Стадо – оно всегда стадом останется, в какие одежды его не ряди. А вред от него – всем!

– Что верно, то верно, – миролюбиво заметил Алекс.

– А зачем им кота – в жертву? – не отставала Марина. – Так просто в черных прикидах ходить не могли?

– Не могли… Фильмов они насмотрелись, статей о сатанистах начитались. Журналюги из пальца высасывают всякий бред – опять-таки после просмотра тех же фильмов.

Татьяна замолчала.

Марине и самой приходилось видеть в ярко-красочных (а на самом деле – «желтых») газетенках заголовки вроде «Сатанисты совершили кровавое жертвоприношение!» Разумеется, там речь шла о людях. Мало того – такие статьи украшались заказными постановочными фотографиями, на которых воспроизводился в деталях весь кровавый ритуал. Девушка подумала, что эту газетную дрянь надо снабжать непременным грифом: «Минздрав предупреждает – беречь от детей… и взрослых». Впрочем, серьезные издания были в последние годы едва ли умнее и правдивее «желтых».

– А может, и в самом деле дать им в морду? – предложил интеллигентный человек Игорь.

– Ну, дашь ты им разок… А они через неделю на другое кладбище пойдут – и то же самое там устроят, – Рэкки объяснял это, как объясняет терпеливый учитель, что, в принципе, из меньшего числа можно вычесть большее, и получится минус, но это проходят не в первом классе, так что сейчас надо просто правильно решать примеры и задачи. – А мы им устроим такое, что долго помнить будут.

Компания молчаливо прошла мимо часовни святой Ксении. Здесь всегда было людно, даже несмотря на позднее время. Кто-то тихо молился, одна из женщин в темном платке подошла к самой часовне и приложилась к ней губами.

– Мужа вернуть хочет, – прокомментировал Рэкки, и Марина невольно вздрогнула – судя по всему, он мог читать мысли. – Напрасно это она. Пил как трофейная лошадь, ее и детей гонял… Зачем, интересно, ей такого красавца надо? Радовалась бы себе. Сколько вижу такое – не могу понять.

– Привычка, – коротко бросил Алекс, – свыше им дана. И – чтобы всё как у всех. Глупо, конечно…

За часовней начинались более мрачные места. Здесь народу почти что не было – точнее, Марине казалось, что нет.

– А вон тот склеп заселен, – сказала Татьяна. – Похоже, бомжики… И справа от него. И чуть в стороне.

Еще через несколько десятков метров им попались две подозрительного вида девицы – обе в черных плащах, с рюкзачками. На шее у одной из них висел ангх – египетский крест с петелькой наверху.

– Они? – спросил шепотом Игорь.

– Нет, – ответил Рэкки. – Ты не шепчи, они нас не слышат… и не видят. Это готы – еще одно модное молодежное движение. Тоже, конечно, так себе, но эти хотя бы жертвы не носят. Ходят по кладбищам, иногда пьют, но вреда от них почти никакого. Плохо, что они – за очень малым исключением – тоже стадо. Хотя, у той, что постарше, есть кое-какие способности.

Больше никто по дороге им не встретился.

– Мы на месте, – удовлетворенно проговорил Рэкки. Марина удивленно озиралась по сторонам – кажется, здесь-то точно никого не было.

– Не туда смотришь, – подошедший Алекс тронул ее за плечо. – Видишь, где было шевеление. Около склепа, забранного железной решеткой. Готовят ритуал, гады…

И точно – в той стороне на секунду мелькнул огонек свечи.

– Ну что, ты призраками и привидениями интересовалась?

Рэкки подошел к Марине.

– Сейчас увидишь призраков. Придется в этой части кладбища их слегка разбудить.

– Как разбудить? – не поняла Марина.

– Очень просто. Обычно они активности не проявляют. А сейчас – проявят. Главное, сама не перепугайся. Значит, слушайте. Сейчас они демонов вызывать начнут. Самое время для нас.

Рэкки откуда-то – Марине показалось, что из воздуха – достал короткий жезл, который показался Марине сделанным из стекла. Он протянул руку с жезлом в сторону одной из могил, и начал речитативом читать какое-то заклинание. Девушка поняла только одно – этот язык ей незнаком.

– Оксиайала холадо, од зодироме, о кораксо дас зодиаладаре рааейо… Одвабезодире камелиакса од бахала – эннииссо! Сала-нану тэлокаэ! Касареману хоэлкуо, от ти та зод кахиса соба каремефа и-га… – читал нараспев Рэкки, и Марина понимала, о чем говорится в заклинании на древнем языке – как будто включился синхронный перевод:

«От могучего трона донеслись раскаты грома, и пять грозовых туч полетели на Восток. Орел обрел дар речи и воскликнул: „Выходите из дома смерти!“ И собрались они вместе и обрели меру; они – те бессмертные, что оседлали ураганы…»

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru