Пользовательский поиск

Книга Возвращение рейдера. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Александр достал бластер из-под горы похожих на ветки щупалец, вытер оружие от зеленоватой слизи и подошёл к лежащим на траве ящеркам. Возможно они были только временно парализованы, но выглядели мертвее мёртвого. Сделать для них он не мог ничего.

"И всё-таки, они защищали меня или своё гнездо?" - спросил сам себя Александр.

Он обошёл валун, из-за которого появились ящерки. С другой стороны камень зарос каким-то вьющимся растением. Капитан осторожно раздвинул мечом ветки и увидел гнездо. Оно было мастерски сплетено, и в нём лежало небольшое яичко желтоватого цвета. Значит, всё-таки защищали гнездо. Александр чувствовал себя обязанным этим маленьким рептилиям, ведь если бы не они, то сейчас спрут пировал бы над его костями. Александра передёрнуло от этих мыслей. Избежать смерти в чёртовой уйме боёв, выжить в умопомрачительном падении в чёрную дыру и оказаться в желудке какого-то монстра! Бр-р-р!

Морозов побродил вокруг, но больше ни гнёзд, ни ящериц не обнаружил. Если бы он нашёл хотя бы ещё одно гнездо, то можно было надеяться, что за осиротевшим яйцом приглядят. Но, видимо, это было отдельное поселение. Будущий минидракончик погибнет, если Александр сейчас не предпримет какие-нибудь действия.

Он поразмышлял и решил отнести гнездо к тому лесу, где рейдеры впервые столкнулись с летающими ящерками. Перед тем, как брать гнездо, Морозов снова подошёл к ящерицам - вдруг они очнулись. Нет, они не ожили и уже начали коченеть - значит, у "спрута" в его щупальцах таился не просто наркотик, а смертельный яд. Александр ещё раз мысленно поблагодарил минидраконов.

С минуту Морозов раздумывал, что лучше: запах человека или металла? Отдав предпочтение первому, он снял перчатку, взял гнездо в руку и пошёл к прессу. Возможно, что другие минидраконы не возьмутся за выращивание сородича, после того, как он прикоснётся к гнезду - говорят, многие птицы так и поступают, но попытка - не пытка.

Чтобы лишний раз не облучаться, работы по добыче, обогащению и прессованию пассилита производились в скафандрах. Только адерриец Баст, которому радиация была нипочём, обходился без защиты и щеголял в торканском комбинезоне.

Александр увидел тридцать шлемов, отражающих яркий солнечный свет, когда рейдеры повернулись к нему. И хотя солнцезащитное покрытие не позволяло разглядеть выражения лиц товарищей, Морозов был уверен, что они все до одного удивлены его видом - в полной боевой амуниции, с бластером в правой руке и гнездом в левой.

Он начал было рассказывать о том, что с ним случилось, когда произошла маленькая неожиданность. Ею оказался крошечный минидракончик, который вцепился в большой палец капитана "Белой звезды" и пытался жевать его мягкими, беззубыми челюстями. Оказалось, малыш вылез из того самого яйца, которое Александр хотел вверить заботам крылатых ящериц.

Рейдеры, позабыв о работе, столпились около капитана. Тор, уперев руки в бока, насмешливо сказал:

- Ну, всё этот хищник сейчас сожрёт капитанский палец.

Александр, никак не ожидавший, оказаться в роли няньки и корма одновременно, проворчал:

- Если желаешь, то можешь сунуть ему свой. Принеси пользу обществу - поработай кормом!

Тор не желал. Все с интересом наблюдали за маленькой крылатой ящерицей. Детёныш был сантиметров десять длиной, его окраска менялась на глазах: от лимонно-жёлтой до бронзово-золотой. Он шатался на слабеньких ногах и видно было, что крылья его ещё не окрепли. Зато аппетит у него был просто на зависть - ящерёнок всё ещё безуспешно пытался отгрызть своими мягкими челюстями хотя бы кусочек ногтя от пальца капитана. Александр спросил Тора:

- Ну, космозоолог, скажи, чем кормить животину? А то через пять минут я натравлю его на вас.

Негр задумчиво почесал шлем над тем местом, где должен находиться затылок, и пожал плечами. В скафандре пожатие вышло хотя и малозаметным, но вполне понятным. Остальные также не знали рациона местных ящериц.

В результате недолгой дискуссии, содержащей мало информации и много ругательств, было решено поймать пару-тройку местных насекомых, ибо после того, как зверёныш оказал предпочтение животному организму никто и не подумал предложить ему траву.

Во все времена на кораблях обитали любимцы экипажа из мира братьев наших меньших. Кошки, собаки, обезьяны с древности и по настоящее время развлекали матросов в долгих плаваниях. После выхода человечества в космос список корабельных любимцев сильно расширился, но из инопланетных зверюшек наиболее часто космонавты приручали гуттаперчивых эллеманахов - змей, менявших форму и цвет в зависимости от настроения, и пушистых рисбилов, представляющих собой комки ласкового мурлыкающего меха, который прогонял даже самую тяжёлую депрессию. Но летающего ящерёнка, в перспективе дышащего огнём, не было ни у кого во всём обитаемом космосе. И рейдеры, негласно приняв детёныша минидракона в команду, ринулись на поиски корма для него, позабыв про пресс и пассилит.

В это время Сергей Королёв, оставшийся старшим на корабле, посмотрел на обзорный экран и увидел странную картину: группа, которая должна была работать у пресса, совершала что-то непонятное. Рейдеры разбрелись в разные стороны: одни просто стояли в высокой по пояс траве, другие неловко падали в попытках поймать какую-нибудь прыгучую тварь. Некоторые обнаружили, что падать в скафандре неудобно и перешли на постоянное передвижение на четвереньках.

Сергей, подозвав Олега Волина, сказал:

- Или космическое помешательство или хором накурились чего-то. Интересно чего?

Он вызвал Тора, но ему ответил Александр, сказав, что они ищут корм для детёныша крылатой ящерицы. Услышав спокойный голос капитана, Сергей сказал:

- Понятно, наши предположения были неверными. Но есть и третий вариант - они впали в детство.

Глава 4

Спустя две недели грузовой трюм, предварительно обшитый изоляцией, был доверху наполнен серыми, прессованными брикетами относительно-чистого пассилита. Конечно, конвертер потребит всё, что в него сунут, но энергетический выход будет неодинаков от ста граммов простого камня или ста граммов уралитового топлива. В первом случае, корабль заглохнет, не успев даже запустить начальный прогрев двигателя, а во втором - пролетит четыре минуты. Поэтому пассилит - неплохую замену топливу при отсутствии последнего, очистили насколько позволяли полевые условия.

Эркин, после нескольких минут расчётов и банки пива, объявил, что на этих запасах они смогут долететь до столицы Объединённых Республик и обратно. Александр выразил мнение, что "нам бы туда, а обратно незачем". В самом деле, если их выбросило во времени к началу Третьей Галактической войны, то сиссиане уже не окажутся на той высоте, куда их вознесли собственные интриги, а также тупость и корысть некоторых людей. Александр решил сделать все возможное, чтобы эта история больше не повторилась. И для этого у него был великолепный шанс в виде деформатора.

"Белая звезда" могла стать внезапным решающим фактором, который создаст перевес на чаше вселенских весов. Александр, рассуждая об этом, не знал, насколько он был прав и как одновременно с этим жестоко ошибался.

Он дал сигнал экипажу "готовиться к старту" и отнял свой рукав у Зарика - так назвали ящерёнка. За две недели тот уже начал перепархивать с места на место, но неокрепшие крылья ещё плохо держали его в воздухе, и он частенько попадал не туда, куда метился изначально. Когда Александр оставлял ящера одного, поднимался шквал воплей и верещания, приходилось подходить к нему и протягивать рукав. Минидракончик, цепляясь острыми коготками, взбирался на плечо капитана и умудрялся даже спать там. Когда он хотел есть, раздавался боевой клич "Зар-ри-кк", за что минидракончика так и назвали. А так как есть он хотел постоянно, по крайней мере так казалось всем, то "Зар-ри-кк" только и было слышно по всей яхте - от носовых пушек до двигательного отсека.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru