Пользовательский поиск

Книга Власть мошенников. Содержание - 40

Кол-во голосов: 0

Молчание нарушила Люсиль:

— Мне очень жаль, К'астилль.

Ответа не последовало. Люсиль сделала еще одну попытку:

— К'астилль, я сделала бы что угодно, лишь бы загладить свою вину — так, чтобы люди и зензамы могли общаться, познавать жизнь друг друга и не пугаться при этом. — К'астилль не отвечала, но и не уходила. — Вы — славный народ. Ты мне нравишься, как и большинство зензамов. А зензамам, которые в состоянии вынести наш вид, по-видимому, нравимся мы. Даже если бы мне пришлось умереть здесь, и немедленно, я не пожалела бы о знакомстве с вашим народом. Я никогда вас не забуду. Но вы должны принять нас такими, какие мы есть, даже если наш образ жизни кажется вам извращенным. А мы должны принять вас и не бояться ваших познаний в биологии, не пытаться обвинять зензамов в том, что сделали нигилисты.

К'астилль вздохнула:

— Знаю, все знаю. Но пройдет время, прежде чем мой гнев и отвращение утихнут.

Высказавшись, К'астилль вновь надолго замолчала и закрыла книгу — свое драгоценное имущество, свидетельство творений человека.

— По крайней мере, у меня есть хорошая новость, — сообщила Люсиль. — Моя группа победила гардианов в бою. Это положит конец вражде с гардианами и биологическому оружию нигилистов. Полагаю, Лига запретит его — так, как запретили бактериологическое оружие, — рассеянно проговорила Люсиль.

— Что еще за бактериологическое оружие? — спросила К'астилль.

— Это нечто вроде военной медицины. Медицины, предназначенной для убийства, а не для исцеления.

К'астилль выпрямилась. Военная медицина! Это выражение удобно переводилось на ее язык, как одно из худших злодеяний, тяжелейших грехов. К'астилль вновь вспомнила о том, что везут на «Звездном небе» нигилисты, что они замышляют, — она знала все это, но ничего не предпринимала, словно люди были вредными насекомыми, которых требовалось уничтожить. Вновь взглянув на книгу, подарок Люсиль, К'астилль вспомнила о том, какие величественные строения способны создавать люди. Каким бы странным ни был их образ жизни, они — мыслящие существа, умеющие общаться, а не животные, не «голодные», которых можно истреблять ради удобства.

А теперь оружие нигилистов будет обращено против Люсиль! Рано или поздно ее народ вымрет — ее семья, ее группа. Уничтожение каких-то абстрактных гардианов не вызывало у К'астилль никаких чувств. Но нигилисты хотели убить Люсиль — вместе с остальным человечеством. Люсиль, человека, сидящего рядом с К'астилль, нет, женщину, которая многим пожертвовала ради спасения других. Странное существо, но смелое и умное, как любой зензам. Если бы не Люсиль, К'астилль не встревожилась бы, вновь вспомнив о страшном грузе «Звездного неба».

— Послушай, Люсиль, ты должна кое-что узнать…

Люсиль побила все рекорды в беге, вырвавшись на поляну, где стояла шлюпка «Воссоединение». Она попыталась воспользоваться передатчиком в скафандре, чтобы связаться с людьми побыстрее, но она слишком тяжело дышала, а дальность передатчика была невелика.

Прорвавшись сквозь шлюз, она прислонилась к стене, тяжело отдуваясь. Люди собрались вокруг нее.

Люсиль глотнула воздуха.

— К'астилль сказала, что эти олухи гардианы имели глупость дать нигилистам шлюпку. Нигилисты назвали ее «Звездное небо» и запустили по курсу, проложенному на Столицу, — они должны прибыть туда уже сегодня, а К'астилль совершенно уверена, что шлюпка везет смертельный вирус, по сравнению с которым чума покажется простым насморком. Этот вирус погубит все население Столицы — и нигилисты захватят ее.

Минуту все стояли в ошеломленном молчании. Мак опомнился первым:

— Но почему она уверена в этом? Откуда она знает?

— Ей известно лишь о запуске шлюпки. Но К'астилль знает, каковы замыслы нигилистов. Зачем еще им понадобилось рисковать, пролетая сквозь зону военных действий?

Мак задумался.

— Синтия, можем ли мы связаться с флотом Лиги, предупредить его, чтобы шлюпку немедленно сбили?

Синтия покачала головой:

— Только не из этого корабля и не при такой дрянной системе связи. Все частоты передатчика установлены заранее, здесь нет даже регулятора частот. Я могу отправить сигнал к центру тяжести системы, но не на частоте Лиги. С Густавом мы смогли переговорить лишь благодаря тому, что у нас был маяк, рассчитанный на передачу голосовых сигналов. Но сигнал этого передатчика не преодолеет такое расстояние.

— А ты можешь пустить сильный сигнал в сторону Столицы? Мы могли бы связаться с одной из станций гардианов и предупредить их — пусть сами разбираются, как быть дальше.

— Пожалуй, это возможно.

— Мак, подожди секунду, — вмешался Пит. — Густав говорил нам, что в битве у центра тяжести участвовали все корабли гардианов — все до единого, не говоря уже о боевых судах. Возможно, на станциях вокруг Столицы остались лишь невооруженные буксиры.

— Подождите, — прервал Мак, поднял руку и тяжело прислонился к стене. — Подождите, дайте мне подумать… Мы не можем связаться с «Ариадной» — потому что ее больше не существует. Мы не можем связаться с «Нике». Они взорвали «Ариадну», и если мы свяжемся с ними, они сбросят на нас бомбу в тот же момент, когда примут сигнал. И нельзя ручаться, что они нас послушают. Связаться с Лигой тоже нельзя. Можно установить связь с орбитальными станциями гардианов, но на них нет кораблей. Похоже, во всей этой двойной системе есть единственный корабль, у которого имеется некоторый шанс остановить «Звездное небо».

40

«Воссоединение». Планета Застава

— Мак, «Воссоединение» действительно может догнать шлюпку нигилистов, — подтвердила Джослин. — Благодаря генератору С2 мы окажемся у Столицы через четыре часа после запуска, но мы не знаем шифров, чтобы проникнуть сквозь ракетную оборонную систему вокруг Столицы. Эта система еще действует, не забывай об этом.

— Разве она не остановит шлюпку нигилистов? — с надеждой спросил Чарли.

— Нет, в ракетных системах имеются сенсоры для обнаружения судов, выходящих из режима С2, — объяснил Мак. — Они реагируют на особые радиационные вспышки. Вероятно, системой можно управлять вручную, чтобы направлять ракеты на мишени в нормальном космосе, но «Звездное небо» — званый гость. У этой шлюпки есть доступ к планете, возможно, она уже прошла ракетный заслон и оказалась там, где ракетам до нее не добраться. А как только она приблизится к планете, обнаружить ее будет нелегко. Они могут изменить курс и исчезнуть с экранов.

— Можем ли мы связаться с гардианами, попросить их отключить ракетные системы? — спросил Пит.

— Да кто нас послушает? Кто нам поверит? — усмехнулась Синтия. — «Привет, ребята, позвольте нам пройти вашу последнюю линию обороны — чтобы мы могли спасти вас после того, как уничтожили ваш флот. Честное слово, мы вас не обманываем».

— Я знаю, кто нам поверит, — негромко произнес Мак. — По крайней мере мне.

— Мак, только не Джордж! — воскликнула Джослин. — Да, он где-то у самой Столицы, но ведь он нас предал!

— Я не верю этому, — решительно отозвался Мак. — Не обижайся, Джослин, но я знаю Джорджа. Должно быть, Густава обманули. Но даже если это правда, это значит, что Джордж предал Лигу, а не меня. Он мой друг, он поймет, что я не обманываю.

— Но откуда нам знать, где он? И сможет ли он убедить остальных? — спросила Джослин.

— Понятия не имею, но, может, у тебя есть идея получше? Если нигилисты захватят Столицу, у них окажутся корабли, материалы, техника, звездные карты — они перезаразят все планеты Лиги, не пройдет и двух недель. Если ни у кого больше нет идей, предлагаю испробовать мою.

Никто не ответил ему.

— Полагаю, у нас нет другого выхода, Мак, — наконец пробормотал Чарли.

Десять минут спустя Синтия, Мак, Джослин и Люсиль уже сидели у пульта.

— Есть еще одна проблема, — заявил Мак. — Нам придется учесть время, которое понадобится сигналу, чтобы достичь Столицы. Мы находимся от нее на расстоянии двенадцати миллионов километров, сигналу понадобится почти двенадцать часов. Если мы будем ждать ответа, пройдет еще двенадцать часов — так долго ждать мы не можем себе позволить. К тому времени нигилисты уже приземлятся на планету.

90
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru