Пользовательский поиск

Книга Власть мошенников. Содержание - 29

Кол-во голосов: 0

Джослин понимала, что обшивка просто не предназначена для таких испытаний. Чутье пилота подсказывало ей, что надо снижаться как можно быстрее — все равно куда, лишь бы подальше от грозы. Но тогда пассажиры «Лося» заплутают на Заставе, а их шансы выжить целиком зависят от рафинаторов. Надо продержаться, успеть пролететь так далеко, как только выдержит «Лось». Джослин вцепилась в рукоятку и выругалась сквозь стиснутые зубы, когда градины застучали по иллюминатору, заслоняя обзор.

— Мадди, включай нижний радар и назови мне хоть несколько цифр! Если гардианы заметят эмиссию нашего радара в такую грозу, они заслуживают победы.

— Да, мэм. — Мадди бросилась нажимать кнопки. — Ответный сигнал пришел через секунду. Скорость ветра, высота, дальность, координаты маяка и скорость спуска на твоем пульте.

Цифры на пульте не обещали ничего хорошего. Шлюпке предстояло приземлиться на расстоянии добрых ста километров от маяка. Джослин потянула рукоятку на себя, задирая повыше пляшущий под ветром нос «Лося» и надеясь выжать из шлюпки еще несколько километров.

Джослин ощутила вибрацию крыльев в ветровом потоке. Она уцепилась за эту соломинку, надеясь, что шлюпку отнесет ветром, но вскоре была вынуждена вернуть ее в более спокойный поток. Ветер помог им выиграть еще километр-другой. Джослин помолилась о ветре с хвоста, и ее молитва, видимо, была услышана — но Джослин тут же пожалела о ней, когда дико завывающий порыв чуть не перевернул «Лося», бросая его в смертельный штопор.

Среди рева грозы Джослин боролась с разбушевавшимися ветром и водой, стараясь вести шлюпку по курсу и при этом сохранить ее в целости.

Шлюпка спустилась ниже, прорвала границу облачного слоя и очутилась над промокшей поверхностью Заставы.

Они летели слишком низко и чертовски медленно, почти со скоростью ветра. Чертыхнувшись, Джослин направила нос «Лося» вниз, поступаясь высотой, чтобы удержаться на лету. Шлюпку болтало в воздухе, она стала еще более неуклюжей — если такое возможно. Пористая керамическая обшивка, должно быть, пропиталась дождевой водой, и эта вода тянула ее вниз.

По крайней мере здесь, под облачным слоем, ветер задул ровнее — по пути шлюпке не встречалось воздушных ям, только сильный и ровный ветер, который не причинял большого вреда, но и не приносил пользы. Джослин повернулась по ветру, по-прежнему стараясь выдержать курс.

Теперь они и в самом деле снижались. «Не пытайся выкинуть какой-нибудь трюк, — предупредила себя Джослин. — Просто удержи эту штуку в воздухе, пока она еще цела». Внизу расстилались нетронутые леса, пока не попадалось ни единой поляны, подходящей для приземления. Оставалось надеяться, что у местных деревьев мягкие ветки. Но сколько лететь до маяка? Семьдесят километров. Шестьдесят пять. Шестьдесят. Скорость падала. Еще немного… пятьдесят пять, пятьдесят — а они еще в воздухе. Сорок пять. Каждый километр казался сейчас подарком богов воздуха. Сорок. Земля надвигалась прямо на них. Тридцать пять. Шлюпка задержалась на высоте всего тысячи метров.

Ветер налетел с носа, сбивая шлюпку с курса. Джослин направила нос «Лося» вниз и повернула его вправо, пытаясь избежать поворота и вместе с тем выигрывая лишние километры. Она силилась выровнять шлюпку, аккуратно посадить ее, избежав резкого удара… но «Лось» нырнул вниз.

Он с силой врезался в верхушки деревьев под вой собственных двигателей, оглушительный треск ломающихся веток и крыльев, крики перепуганных людей и страшный свист воздуха, прорвавшегося сквозь трещины в обшивке. «Лось» продирался сквозь деревья гораздо дольше, чем можно было предполагать, ветви хлестали по стеклам кабины, пока наконец на пути не появился толстый ствол и «Лось» не врезался в него носом со всего маху. Перевернувшись, корабль пролетел последние десять метров до земли и упал набок.

Внезапно мир, до сих пор переполненный шумом, притих, и в этой тишине послышались скрип веток, приглушенный стук дождя и людские стоны.

— Все живы? — громко спросил Мак и услышал в ответ хор слабых голосов. — Отлично. Посадка была что надо, Джос.

Джослин встряхнулась и заставила себя выпустить рукоятку управления.

— Спасибо, Мак, только, пожалуй, это была последняя секретная шлюпка, которую я согласилась вести.

Она ощущала дрожь во всем теле. Вероятно, опасности никто не понял, а ей предстояло навсегда запомнить, как близко они оказались от гибели.

Маку понадобилось несколько минут, чтобы убедиться, что все в порядке. Пассажиры отделались синяками и царапинами. Скафандры выдержали головокружительную посадку, и одно это уже заслуживало благодарности. На борту имелись запасные скафандры, но втискиваться в них под треск обшивки «Лося» и в тряске падения было трудной задачей.

Вызывала искушение мысль о том, что необходимо переждать дождь, но Люсиль предупредила остальных, как надолго затягиваются здесь дожди. Пассажирам не оставалось ничего, кроме как начать пеший переход. Не прошло и получаса после посадки, как они успели собрать рюкзаки, приготовить винтовки и другое оружие и обнаружить, что до маяка осталось двадцать пять километров.

Все шестеро выступили из разбитого «Больного лося» в настроении таком же мрачном, как промокший насквозь лес, который окружал их. Шлем Люсиль мгновенно залили капли, и она включила «дворник». Остальные последовали ее примеру. Только Люсиль могла провести их через этот лес. Она взглянула на Мака, и тот кивнул.

— Ты — наш проводник-туземец, Люсиль. Мы готовы следовать за тобой.

— Хорошо. Всем проверить наружные микрофоны и включить их. Вы уже видели, как выглядят зензамы — аборигены заставы. Если же вы увидите какое-нибудь другое существо, убивайте его, даже если оно будет выглядеть словно олененок, способный только щипать травку. Убивайте все, что движется! На этой планете нет безвредных диких животных. Любое существо, которое нас заметит, попытается нас сожрать. Потому убивайте его без смущения. И проверяйте, погибло ли оно. Не беспокойтесь, этим мы не оскорбим местных жителей — точно так же поступают они сами. Все ясно?

Никто не ответил ей.

— Мак, иди сзади, а я встану первой. Лейтенант Мадсен, становитесь позади меня с радиопеленгатором. Джослин, держись прямо за Мадди. Мистер Зизулу и мистер Гессети, будьте любезны следовать за Джослин. А теперь идем.

29

Планета Застава

Чарли Зизулу терпеть не мог неожиданностей. Он вспотел, но не от жары, а от страха. Лес оказался мрачным, темным, сырым и неприятным местом, вызывал приступ клаустрофобии. Растительность ядовито-зеленых тонов казалась отвратительной пародией на привычную флору Земли. Наружные, микрофоны его скафандра не улавливали ни птичьих вскриков, не мелодичных голосов животных — ничего, кроме бесконечных воплей и рева нападения и смерти, сопровождаемых стаккато дождя и продирающими до костей раскатами грома. Дождь лился не переставая, ручейки скатывались со скафандра, «дворник» на переднем стекле шлема едва успевал смахивать капли. Чарли Зизулу впервые в жизни облачился в скафандр. Он чувствовал себя пойманным в ловушку, запечатанным, погребенным в этой неуклюжей одежде.

Лейтенант Люсиль Колдер вела их на предельной скорости, продираясь сквозь густой кустарник, лазерным пистолетом или мачете прорубая себе дорогу. Дважды она роняла лазер, выхватывала из кобуры тяжелый револьвер и стреляла во что-то — прежде, чем Чарли успевал заметить, что это такое. Дважды она снова подхватывала лазер и полосовала им свою жертву, пока та не прекращала биться на земле. Дважды Чарли перешагивал через обезображенные трупы, состоящие из одних клыков и когтей.

А прошли они всего один километр.

Чарли охватил страх: страх потонуть в бесконечном дожде, что грязь, по которой ступали путники, затянет его, что какое-нибудь чудовище карманного размера выпрыгнет из густых зеленых веток, которые при каждом шаге ударяют о скафандр, страх, что какой-нибудь природный вариант червей уже прогрызает дыру в его скафандре, никем не замеченный. Чарли боялся, что треснет стекло шлема, боялся умереть от отравления углекислотой. Его дыхание учащалось, им завладевала паника, как ни старался Чарли не думать об этом. Сердце колотилось, к горлу подкатывала тошнота, пребывание в скафандре становилось настоящим кошмаром. Клаустрофобия. Ксенофобия. Разве названия помогают вынести эти ощущения? Чарли заставил себя поднять голову, смотреть не только на чужие ноги и покачивающийся рюкзак идущей впереди фигуры. Он с трудом огляделся, объясняя себе, что эту новую планету предстоит исследовать, напоминая, что потенциальные наставники по новому разделу биологии находятся всего в нескольких километрах.

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru