Пользовательский поиск

Книга Власть мошенников. Содержание - 24

Кол-во голосов: 0

Но какой удачи можно было ждать, если шлюпка по-прежнему оставалась безымянной? Так не годилось. Следовало хотя бы придумать имя — только для того, чтобы отогнать беду. «Половинчатый». Возможно, только К'астилль могла бы в полной мере оценить эту шутку. Люсиль вознамерилась остаться в живых настолько долго, чтобы рассказать подруге об этом.

Работая быстро и осторожно, Люсиль возродила «Половинчатого» к жизни. Минуты исчезали слишком быстро. Больше половины систем шлюпки остались непроверенными, во многом приходилось надеяться на скрещенные пальцы руки.

Осталось три минуты. Люсиль успела рассчитать и заложить в компьютер курс.

Две минуты, одна, все. Время пошло. Запуск…

На пульте вспыхнул красный огонек. Пальцы Люсиль забегали по клавиатуре, выясняя подробности поломки, а сердце молотом заколотилось в груди. У нее есть всего семнадцать минут, чтобы разобраться в повреждении, починить его или предпринять что-нибудь другое… О черт, дело только в незакрытой панели пульта наружного шлюза. Забираясь в шлюпку, она совсем забыла захлопнуть крышку пульта. Скорее всего, при сопротивлении воздуха ее попросту оторвет к тому времени, как шлюпка достигнет границ атмосферы.

Что ж, так тому и быть. Люсиль нажала последнюю кнопку, и «Половинчатый» взвился в небо.

С переполненным сердцем К'астилль наблюдала, как столб пламени прокладывает дорогу к звездам, слушала, как дрожит от рева двигателей земля. Она попыталась описать происходящее, которое люди называли «взлетом», своим спутникам, но, как обычно, ей не хватило слов. Лететь в этом столбе пламени по небу, полному врагов, к едва заметным светящимся искрам, которые могли оказаться мощным флотом… Думая обо всем этом, К'астилль восхищалась храбростью подруги и размышляла, хватило бы у нее самой смелости и присутствия духа, чтобы взлететь в небо, рискуя погибнуть.

Если бы не звезды… Звезды находились на другом конце огненной Дороги.

К'астилль проследила, как шлюпка исчезает из виду, оставляя хвост белого курчавого дыма, который быстро рассеивался по ветру. Внезапно она поняла: возможно, она первая из зензамов грезит о полетах без отвращения — ибо никто из них никогда не летал и даже не знал этого слова.

24

Застава, лагерь нигилистов

Д'еталлис считалась ветераном бесконечных политических баталий и знала цену хорошей разведке. Из полудюжины источников — от зензамов, которые подружились с гардианами, из подслушанных сообщений по радио, о которых, как считали половинчатые, зензамам неизвестно, благодаря множеству мелких уловок Д'еталлис узнала, что флот Лиги прибыл к центру тяжести системы.

Она лишь смутно представляла себе, что такое Лига, знала только то, что это люди и враги гардианов. Но больше ей ничего не требовалось. Момент идеально подходил для ее замыслов.

Д'еталлис достигла огромного прогресса в осуществлении своих планов, но обнаружила, что ее мотивы, планы, желания меняются от победы к победе.

Она видела, как разделилась Ельтипа, и этот момент стал для нее переломным. После всех хитроумных замыслов, всей лжи и махинаций в этот последний, ужасный миг Д'еталлис обнаружила, что по-прежнему любит старую правительницу. Чтобы избавить ее от потери достоинства, маразма, тягот потери имени, Д'еталлис убила свою правительницу и поклялась, что это поколение будет последним, страдающим от Разделения. Она решила убивать каждого зензама, как только у того появятся первые симптомы страшного конца.

Друзья Д'еталлис, гардианы, помогли приблизить осуществление этой мечты. Нигилисты выступили в поход, нападая на тех, кто попадался на пути, и убивая их. Благодаря оружию и тактике гардианов последователи Д'еталлис, еще наполовину стадо, но уже наполовину армия, вскоре должны были покорить все группы зензамов, находящиеся на расстоянии восьми дней пути во все стороны. Рафинаторы еще оставались недосягаемыми вместе с несколькими другими группами, но недалек был тот день, когда Д'еталлис станет правительницей всего материка.

И при ее правлении исчезнут Разделения — это обстоятельство Д'еталлис считала главным, но при этом обнаруживала странный парадокс. Конец Разделения был только первым шагом. Покончить с Разделением раз и навсегда значило покончить с целым народом, а это, в свою очередь, подразумевало, что потребуется мощная база поддержки армии, которая будет осуществлять убийства. И все это означало необходимость оставить в живых как можно больше зензамов. Если бы нигилисты были менее многочисленными, нигилизм очень быстро исчез бы навсегда. Если бы сторонников нигилизма оказалось достаточно много, течение захватило бы большую часть или всю цивилизацию зензамов. Но неизбежно кто-то должен выжить, — значит, Разделение будет продолжаться, и уцелевшие особи вновь заполнят планету.

Хуже всего было то, что некоторые подгруппы нигилистов совсем не прельщал геноцид. Они обнаружили, что оружие помогает обрести власть, неплохо жили, и отнюдь не собирались уничтожать зензамов, служивших им мишенями. Они утратили чистоту идеалов в погоне за роскошью. Успехи Д'еталлис заставили ее понять: ее ждет гибель, если она будет идти прежней Дорогой.

Но хорошим политикам известно, как превратить поражение в победу, как использовать преимущества и шансы для решения побочных проблем.

План Д'еталлис был разработан с предельной четкостью. Основой его стал принцип, по которому вся разумная жизнь считалась мерзостью. Значит, убивать половинчатых следовало так же ревностно, как и зензамов. Еще важнее было то, что зензамов с легкостью удавалось уговорить убивать безобразных чужаков — особенно потому, что у них можно было отнять такие заманчивые игрушки. Очевидно, у гардианов было гораздо более мощное оружие, чем то, которое они предложили нигилистам. Стоит завладеть этим оружием, и уничтожение зензамов перестанет быть проблемой. Шлюпка «Звездное небо» была еще одним кусочком из этой мозаики. Гардианы торжественно преподнесли зензамам шлюпку несколько дней назад. Д'еталлис сама окрестила ее. Название выбрали с расчетом угодить людям, и эта цель, по-видимому, была достигнута.

Но самой лучшей была новость из биологических лабораторий нигилистов. Они уже давно кропотливо собирали материалы о человеческой коже, пользуясь пробами, соскобленными с внутренней поверхности скафандров; брали образцы слюны с горлышек пустых бутылок, сумели взять даже пробу крови у самого капитана Ромеро. Милейший капитан расхаживал по лагерю без скафандра, в одном шлеме, герметично закрытом у шеи. К'ишин «случайно» натолкнулся на него и успел наполнить крохотный шприц прежде, чем безмозглый половинчатый почувствовал боль. Дело, конечно, было рискованным, но риск оправдался. Биологи рылись в мусорных кучах лагеря людей и в их уборных, собирая пробы. Обрезанные ногти, бактерии в человеческих экскрементах — все поступало в лаборатории для исследования.

Теперь биологи знали достаточно, чтобы разработать структуру возбудителей мора.

Гардианов отвлекает война с Лигой. Предположительно они попробуют сохранить ее в тайне от нигилистов. Д'еталлис знала, как воспользоваться даже таким преимуществом.

Благодаря гардианам она приобрела обширные познания в стратегии. Наступило подходящее время для атаки.

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru