Пользовательский поиск

Книга Власть мошенников. Содержание - 23

Кол-во голосов: 0

И если она все-таки умудрится взлететь, не изменит ли ей удача? Не взорвут ли гардианы шлюпку, чтобы вернуть ее на Заставу в виде облачка радиоактивных изотопов? В этом Люсиль рассчитывала только на Густава: если он выжил, то и она сможет уцелеть.

ОСГ «Ариадна». Орбита планеты Застава

Лейтенант Джонсон Густав был жив и обо всем знал. В конце концов, в прошлом он был разведчиком и обладал профессиональными навыками разузнавать все, что ему требовалось. Ву и не подозревала, что Густав тоже следит за перемещениями маяка Люсиль. Шиллер ничего не знал, но Густав наблюдал за ним, следил за использованием астрономических приборов. Густав знал, что Шиллер обнаружил Землю, а затем и боевой флот Лиги, уничтоживший гарнизон гардианов на планете в центре тяжести системы.

Этого дня он заранее боялся. Пришла пора расплачиваться. Повернуть назад было бы так просто: нажать несколько кнопок, вызвать пару солдат, арестовать Шиллера, Ву и других заговорщиков. Вызвать станцию «Нике» и превратить шлюпку Люсиль в пыль, которая час спустя осела бы на поверхность планеты. Причем никто не упрекнул бы его за попытку сражаться на своей стороне.

Еще проще было ничего не предпринимать, дать Люсиль шанс прорваться сквозь корабли гардианов вокруг Заставы, добраться до центра тяжести и кораблей Лиги, позволить ВИ на «Ариадне» начать бесполезный и кровавый мятеж, дать им возможность захватить станцию.

Но сколько людей погибнет при этом? Как долго Жаке и его прихвостни будут заставлять жителей Столицы истекать кровью, прежде чем поймут, что безнадежно проиграли? Сколько человек станут трупами? Сколько кораблей, заводов, семей будет уничтожено? Какое еще кошмарное биологическое оружие состряпают нигилисты, какое ужасное отмщение изобретет Лига? Гардианы не могли победить. И чем дольше они будут сопротивляться, тем вероятнее от Столицы останутся лишь дымящиеся руины.

Он должен действовать — но действовать разумно и скрытно.

Утро переходило в день. Синтия еще не успела переговорить с Шиллером, когда ощутила хлопок по плечу.

Она уже почти привыкла к внезапному и ошеломляющему ужасу, накатывающему откуда-то из глубины при неожиданном и нежелательном внимании со стороны гардианов. Это случалось уже много раз. Ву давно взяла себе за правило действовать спокойно, не оборачиваться сразу, а словно по инерции нажать несколько клавиш — так, чтобы любая информация исчезла с экрана. Затем следовало повернуться и спросить охранника, в чем дело. Обычно не происходило ничего из ряда вон выходящего, просто охранник одалживал у нее книгу или сигарету или же просил прикрыть его, а сам устраивался подремать. И на этот раз Синтия беспечными движениями пальцев очистила экран и обернулась…

За ее спиной стоял сам Густав.

— Добрый день, лейтенант Ву. Я проходил мимо и вдруг вспомнил, что давно пора решить несколько вопросов с графиком дежурств связистов и поговорить по этому поводу с вами. Почему бы нам не пройти в мой кабинет?

— Разумеется, сэр. — Комбинезон Синтии за считанные секунды увлажнился от пота. Она прошла вслед за Густавом по коридорам. Он держался беспечно и спокойно, в происходящем не было ничего странного, но Ву не могла избавиться от страха.

В кабинете Густав обошел вокруг стола и уселся.

— Садитесь, лейтенант. Мне надо кое-что сообщить вам. Во-первых, если вы еще не знаете, Шиллер некоторое время назад обнаружил Землю. Он уже говорил с вами? Или с кем-нибудь другим?

Ву была слишком потрясена, чтобы солгать.

— Нет… не говорил…

— Отлично. Я считал его рассудительным малым и теперь утвердился в своем мнении. Позвольте сообщить кое-что еще. Мне известно, что вы помогли бежать Люсиль Колдер. Но вам следует знать, что и я помогал ей — фактически бегство мы задумали вдвоем. Догадываюсь, Шиллер уже сказал вам, что войска Лиги заняли центр тяжести системы. Не трудитесь отвечать, ваше лицо уже все мне сказало. Люс… то есть лейтенант Колдер, по-видимому, уже узнала о прибытии войск Лиги — только эта причина могла заставить ее вернуться к шлюпке. Это избавило нас от необходимости связываться с ней. Она тоже не лишена рассудка и потому не попытается взлететь до тех пор, пока и «Ариадна» и «Нике» не окажутся по другую сторону планеты. Обе станции находятся на постоянных орбитах, компьютерам в шлюпке известны их курсы. Опасность представляют корабли гардианов. Но вы знаете, как проверить орбиты и рассчитать, где будет находиться каждый из кораблей в определенный момент времени. Вы можете связаться со шлюпкой с помощью узкого радиолуча на частоте, которой пользуется Люсиль?

Затаив дыхание, Синтия кивнула.

— Отлично. Заметьте, я не даю вам инструкций. Вам не следует менять обычный порядок своих действий, что бы ни случилось. Если вас схватят, я должен избежать подозрений. Я не смогу защитить вас, иначе меня тоже схватят и расстреляют. Если вам не повезет, я попытаюсь чем-нибудь помочь. Но ваше положение лучше моего, так что будьте осторожны. Скажу вам еще одно; если «Ариадна» уцелеет, она спасет жизнь множеству людей. Стоит здесь начаться мятежу — и погибнет еще больше людей, гардианов и граждан Лиги. Вам следует позаботиться о надежном прикрытии. А теперь немного успокойтесь и уходите.

До обеденного перерыва Синтия успела немногое. Когда она взяла свой поднос и села рядом с Шиллером в столовой, он немедленно обратил внимание на ее странный вид.

— Синтия, ты не простудилась? Должен признаться, для болезни ты выбрала неподходящее время.

— Нет, нет, Сэм. Не знаю, как это называется, когда офицеры или капитаны допускают умышленную или случайную халатность…

— Это называется баратрия. Любой трибунал расценивает тяжесть такого преступления наравне с мятежом или изменой. Но этого слова ты не найдешь даже во «Флотском справочнике» — его выкинули оттуда вместе с другой нецензурщиной. Но почему ты спросила об этом?

— Это слово попалось мне в кроссворде.

— В самом деле? Но давай перейдем к более серьезным вопросам. Что мы предпримем с новыми соседями?

— По-моему, — с расстановкой проговорила Синтия, — гораздо разумнее будет ничего не предпринимать.

23

Планета Застава

Слава Богу, шлюпка по-прежнему стояла на месте — на краю поляны, там, где приземлилась. Покрытая пятнами окиси, полускрытая травой, опутанная лианами, с потускневшей, некогда блестящей обшивкой, но она стояла на месте и была цела. Зензамы из переднего и последнего фургонов начали палить длинными очередями, чтобы отпугнуть от шлюпки всю живность. Под брюхом небольшого суденышка что-то шумно пробежало, и зензам из переднего фургона вышел, неторопливо обойдя вокруг странной машины с небес. Наконец зензам подал сигнал, и Люсиль слезла с крыши своего фургона.

— Нам понадобятся длинные ножи или какие-нибудь другие инструменты, чтобы вырубить здесь всю растительность, — заметила Люсиль.

— Это наша работа, — отозвалась К'астилль. — А ты забирайся внутрь и проверь, в порядке ли машина.

Люсиль подошла к боку неуклюжего суденышка и с чувством погладила его по обшивке. Шлюпка была для нее не только летательным аппаратом, но и обратным билетом, шансом вернуться в чистые небеса, к прежней жизни.

— Не внутрь, а на борт, — поправила она К'астилль по-английски. — Так принято. И говорить о ней следует как о живом существе.

— Когда-нибудь я по-настоящему пойму все тонкости вашего языка, — заметила К'астилль. — Это будет великий день.

Люсиль усмехнулась:

— Великий день уже наступил — я возвращаюсь в космос.

Трап по-прежнему спускался из люка, и Люсиль вскарабкалась по нему. Вот и еще одна причина, по которой она не в состоянии взять с собой К'астилль. Потомки обезьян смогли бы забраться по лестнице, но потомки существ, более всего напоминающих шестиногих коней, были на это не способны.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru