Пользовательский поиск

Книга Тьма над Диамондианой. Страница 42

Кол-во голосов: 0

Ближе к диамондианцам стояли другие носилки, на которых липом к Брэю лежал мужчина. Это был Дэвид Керк.

Брэй не успел рассмотреть еще что-нибудь: ирски наклонили его носилки, подняв один конец, и грубо вывалили лейтенанта на пол. Брэй приземлился на свои связанные ноги и оказался в стоячем положении перед ирском в теплой одежде, которую эту существа носили, когда путешествовали по зоне «умеренного» климата.

В те несколько секунд, за которые Брэй быстро рассмотрел эти подробности, он еще и старался сохранить равновесие. То, что ноги были связаны, мешало ему, но эти ноги устояли, пока он, подпрыгивая, наклонялся вперед, потом назад, потом вбок, чтобы правильно распределить вес своего тела. Наконец он справился с этим. Стоя неподвижно и пытаясь отдышаться, Брэй вдруг почувствовал, что в этом зале можно задохнуться от жары. Пот ручьями стекал по его телу. Духота была такой, что Брэй даже испугался. Он задышал чаще, жадно вытягивая из воздуха кислород для своих горящих легких.

Больше всего Брэя беспокоило чувство, что он должен во что бы то ни стало взять в свои руки всю эту ситуацию. Ему пришлось собрать все свои душевные силы. Сверхчеловеческим напряжением воли он отстранил от себя физические неудобства и спросил у стоявшего перед ним ирска:

— Могу ли я кое-что сказать?

Дил долго и без улыбки рассматривал его — у ирсков это означало враждебность. Потом он взглянул поверх пленника и крикнул:

— Марриотт, этот человек действительно полковник Мортон?

Мортон, который следил за вновь прибывшей группой глазами Марриотта, сказал в мозгу капитана:

«Не выдавайте его: я уверен, что Система Махала намерена уничтожить настоящего полковника Чарлза Мортона, поэтому наилучшая зашита — поддерживать путаницу».

Сказав это, он с мучительной тревогой стал ждать, что будет дальше.

Марриотт подошел к Брэю и встал перед ним. Физик цинично улыбался и, несомненно, узнал молодого лейтенанта, который несколько дней назад приезжал на пост Каподочино-Корапо.

Наконец Марриотт повернулся к предводителю ирсков.

— Как вы знаете, я ученый, и потому я не могу дать вам абсолютно точный ответ. В случае полковника Чарлза Мортона мы имеем дело с начальником разведслужбы Комиссии по Переговорам. Итак, вот что мне известно.

Затем физик точно описал свои встречи с Мортоном и Брэем и закончил так:

— Мне известно лишь то, как они сами называли себя. Если этот человек утверждает, что он полковник Чарлз Мортон, у меня нет никакого способа доказать или опровергнуть это.

Затем Марриотт вернулся на прежнее место у носилок Изолины. В этот момент настоящий Мортон сказал в его мозгу:

«Спасибо. Я сам не смог бы ответить лучше».

— У меня есть один простой принцип, — прошептал Марриотт. — Когда имеешь дело с ирсками или диамондианцами, чтобы создать путаницу в их мозгах, нет ничего лучше правды.

Наступило молчание, которому, казалось, не будет конца. Предводитель ирсков как будто уснул. Вдруг он выпрямился и сделал знак своим подчиненным. Кто-то снова грубо толкнул Брэя щупальцем. Как и в первый раз, лейтенант едва не упал, но его вовремя подхватили и уложили на носилки.

Дил-командир сделал новый знак. Брэя отнесли в глубину и швырнули носилки на пол радом с теми, на которых лежала женщина, с такой силой, что толчок встряхнул все тело Брэя.

— Посмотрите сюда, мисс Феррарис. Тот ли это человек, которого вы знали под именем Чарлза Мортона?

Женщина повернула голову. Это действительно была Изолина. Она долго разглядывала молодого офицера, потом покачала головой.

— Я знала этого человека под именем лейтенанта Лестера Брэя.

Брэй остался лежать там, где лежал, потому что физически не мог сделать ничего другого. Но его ум вдруг пришел в сильное возбуждение: эти люди говорили правду, и Тем не менее их ответы не изменяли ситуацию. Вспомнив слова Мортона, что диамондианская дилемма относится к типу головоломок, Брэй не смог удержаться от того, чтобы проверить, верно ли это.

Он повернулся к Керку и крикнул ему:

— Керк! Скажите им, кто я!

Предводитель ирсков проследил за его взглядом, но явно не понял, к кому были обращены эти слова, потому что спросил:

— С кем вы говорите?

— С этим молодым человеком на носилках. Предводитель спросил у Керка:

— Как вас зовут?

— Я полковник Чарлз Мортон, — уверенно ответил Керк, сверля взглядом Брэя.

Ничего не сказав на это, предводитель подошел к носилкам Керка, наклонился над ним и, указывая одним из щупалец на Брэя, спросил:

— А кто такой этот?

Вопрос дала, похоже, не был трудным для Дэвида Керка. Молодой чиновник ответил сразу и четко:

— Это Дэвид Керк, специальный секретарь нашей разведслужбы.

В допросе наступила пауза. Она затянулась. Наконец молчание прервал командир ирсков.

Внезапно несколько ирсков заговорили одновременно с ним. Предводитель что-то крикнул им в ответ.

Диамондианцы за длинным столом занервничали: стали громко говорить и жестикулировать.

Из общего шума вырывались отдельные слова, бессвязные обрывки разговора: «Это что-то невозможное! Каждый из них притворяется кем-то другим!»

Предводитель ирсков опомнился первым. Внезапно он выпрямился, словно прислушиваясь к чему-то, потом объявил:

— Два санитара несут сюда бесчувственное тело третьего полковника Чарлза Мортона. Я только что сказал им, чтобы они вошли.

Прошла минута. Диамондианцы полушепотом говорили между собой, качали ногами. Вдали послышалось гудение какой-то машины.

Дверь, через которую недавно внесли Брэя и ввели его, спутников, открылась. Вошли два ирска с носилками, на которых лежало тело мужчины в военной форме. Мортон, с изумлением наблюдавший за этой сценой глазами Марриотта, увидел перед собой знакомую фигуру. Он не сразу узнал ее, потому что точка зрения была совершенно новой — Мортон видел ее не на кадрах кинопленки, не отраженной в зеркале. Он смотрел на самого… Заблокируй мозг! Не думай об этом! «Кто-то вызвал „скорую помощь“, — наконец подумал Мортон. А работу на санитарном транспорте, разумеется, поручали только ирскам. Два санитара, которые держали носилки, были одеты в куртки с зелеными полосами, указывавшие, что они входили в Общество Друзей Диамондианского Народа, Мортон помрачнел, отметив это: столько миллионов ирсков в одежде с зелеными полосами заполняют все места, где живут Диамондианцы.

Их охотно приняли там, потому что они работали. С точки зрения диамондианцев, лучше было иметь кого-то, кто соглашается работать за тебя, и надеяться, что все обойдется, чем снизойти до того, чтобы работать самому.

А если эти ирски в рубахах и куртках со знаками дружбы вдруг повернут против тех, кто им поверил?

Мортон задал этот вопрос Марриотту. Физик шепнул в ответ

— Ни один ирск не находится полностью вне своей общины. Они все пользуются большей частью своих служб. Поэтому, когда вас случайно доверили этим двоим, они, несомненно, выполнили обычную проверку и спросили, кто такой полковник Чарлз Мортон. Естественно, стало известно, кого они везут.

«По-моему, в этой ситуации самый логичный выход — чтобы я вернулся в собственное тело. Иначе они догадаются, что это настоящий Мортон, потому что его двойник находится вне тела Прежде чем покинуть вас, мне нужно сообщить вам еще одну новость — последнюю».

Мортон рассказал все, что знал о том, как Оружие Лозитина взяло на себя контроль над центром управления Тьмой, и закончил так:

«Ваш план, который должен остаться между нами, каким бы он ни был, должен учитывать это».

К своему полному изумлению, полковник заметил, что Марриотт, похоже, почувствовал облегчение от его рассказа.

— Слава богу, — прошептал физик. — Это объясняет, почему действия против этой планеты были такими незначительными. Я ожидал, что Махала все взорвет, но Оружие Лозитина было предусмотрено как дополнительный контроль над ней. Оружие не находится ни на стороне диамондианцев, ни на стороне ирсков, но оно запрограммировано против уничтожения.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru