Пользовательский поиск

Книга Страж зари. Содержание - Павел

Кол-во голосов: 0

Так вот, в числе прочего говорилось, будто бы некоторые речи — на партийных съездах и иных массовых мероприятиях — составлялись в том числе и магами. Ну не целиком, конечно, этого бы им никто не доверил, да и нужды в том не было, достаточно было нескольких фраз, которые при первом, да и при втором взгляде на них выглядят как обычные лозунги, только, может быть, несколько корявые. Но, учитывая возраст озвучивавших их деятелей, это как-то не бросалось в глаза и слух не резало. На самом же деле это были самые настоящие, полноценные, стопроцентные заклятия, направленные на выполнение или, наоборот, блокировку определенных действий.

Слухи слухами, времена те миновали, и все, казалось, ушло в прошлое, а сами те высказывания стали вспоминаться чем-то вроде анекдотов, что ли, пусть и не смешных. Во всяком случае, ничего опасного в них никто уже не видел. По большому счету их просто забыли. А Рома — сука! — не забыл. Если бы он один, сам, попытался тут козни строить, то ничего бы у него не вышло. Но над теми заклинаниями наверняка трудилось немало народу. Сколько их было? Три? Пять? Десять человек? Сейчас это трудно, почти невозможно выяснить. Но с направленными на подавление заклятиями, созданными пятью — да что там, даже тремя?! квалифицированными магами, он, Горнин, не справится, тем более в тот момент, когда такого подвоха не ожидает.

Господи! И кому он поверил! Кому! Тот давно уже, давно хочет у него Пашу отобрать. Переманить или еще как. Но в последнее время не то что попыток таких не делал — даже намека на них. Только следил, как мышь из норы. Ждал, когда кошка отвернется. И дождался, гад. А может, и сам подстроил. С него станется! Ну Рома!

Горнин подошел к двери и резко распахнул ее. Лидочка, быстрыми тычками в клавиши набиравшая телефон, испуганно на него поглядела.

— Ну? Что там?

— Его мобильный, кажется, отключен. Дома тоже нет.

Что там Перегуда говорил о любовнице? Ей надо звонить, уж она-то в курсе должна быть. Хотя…

— Семенова ко мне. Живо!

Секретарша, уронив трубку на аппарат, воробьем вылетела из приемной, хотя позвонить Мих Миху было куда быстрей и проще. Запугал девку, прав был Роман. Ничего, пусть побегает.

Он слышал удаляющееся цоканье ее каблуков, а взгляд бесцельно шарил по приемной в бессознательных поисках того, на что можно было бы выплеснуть свое раздражение, пока не остановился на баллоне с водой, которую им два раза в неделю привозила специализирующаяся на этом фирма. Ее здесь использовали для приготовления чая и кофе, которые поглощались в неимоверных количествах. А рядом с двадцатилитровым пластиковым баллоном лежала непочатая коробка конфет «Вдохновение», еще в целлофане. Чье-то очередное подношение Лидочке, которого час назад здесь еще не было. Кто это расстарался? Жених ее заходил или из местных кто? Или посетитель, стремившийся попасть к руководителю? Впрочем, те редко приходили с подобными подарками.

А уж не Роман ли расщедрился?

Конфеты. Вода. Перегуда отказался от кофе и чая, хотя пить ему — это было видно — хотелось. Лидочка приготовила кофе как раз в его вкусе. Да и вообще хорош. Хотелось, но отказался. С чего бы он вдруг стал таким аскетом? И коньяку не стал. Вода? Заклятие через воду…

Ах он сука! Такому сильному магу, как Перегуда, достаточно нескольких мгновений, чтобы перекинуть заранее заготовленное заклятие на воду. Нужно только подобраться к ней поближе, желательно вплотную. И Рома, змей ползучий, подобрался. Конфетками запасся. И не позвонил, не предупредил заранее. Чтобы хозяин не встретил его на подходе, чтобы суетился в это время в своем кабинете, выставляя обереги. Но против принимаемой внутрь воды они практически не действуют! И это Рома рассчитал. Все, все учел, змий.

Ну где они там пропали? Надо было самому к Михалычу идти, быстрее б получилось.

Словно откликаясь на этот призыв, Семенов появился в дверном проеме. Как всегда, спокойный, даже вялый, почти сонный. Эдакий тип интеллектуала, который по большей части пребывает в своем, выдуманном мире, не доступном остальным.

— Проходи. — Горнин жестом показал внутрь кабинета. И уже строже Лидочке, появившейся следом: — Воду вылить. Конфеты на помойку. Нет. Конфеты в унитаз, коробку на помойку. Всю воду! Даже из чашек. И забери у меня. Все вымыть проточной водой.

Она не удивилась. От шефа исходили указания и покруче этого. Чего стоило хотя бы то, чтобы отловить всех пауков в офисе и собрать паутину — всю до единой ниточки. Или на сутки перевернуть все картины, картинки и прочие изображения лицевой стороной вниз либо к стене. Бывало всякое — вплоть до того, что явиться на работу в свадебном платье до пола и обязательно в фате. Знакомые от таких выкрутасов пребывали в шоке. А что было, когда в офисе с неделю жили две летучие мыши? Мерзейшие создания. Или весь персонал в срочном порядке посыпал все до единого углы солью, перемешанной с пеплом, по поводу которого Мамонтов не то всерьез, не то в шутку говорил, что он из морга. Но только при этом маг-директор никогда не орал. Последнее было всего страшнее. То, что через пару дней всех и вся изощренно проклинала тетя Люся, орудуя своей шваброй, теперь выглядело пустяком.

Плотно закрыв за собой дверь, Горнин в упор посмотрел на «дальнобойщика», так, словно выискивал у того на лице следы неведомой болезни, даже не следы, а первые их признаки. От такого взгляда хотелось спрятаться. Лицо его при этом было до предела серьезным и сосредоточенным.

— Ты как, Михал Михалыч? — наконец спросил он.

— Ну нормально, — неопределенно ответил Семенов. Каков вопрос, таков ответ. — А чего?

— В смысле ты в форме?

— Да нормально.

— Нужно… — Он всухую сглотнул. — Ты сможешь прямо сейчас выйти на Павла?

— В смысле на Мамонтова? — удивился Мих Мих.

— Сможешь?

— В принципе… Ну конечно. Только что нужно? А то…

Если судить по формальным признакам, то Михал Михалыч был более сильным магом, чем Павел. Опыт и вообще. Особенно при точечной работе на расстоянии. На большом расстоянии. В этом, пожалуй, ему вообще не было равных. Но уже сейчас он работал если не на пределе своих возможностей, то где-то близко. А Павел все еще продолжал расти, причем расти быстро, зачастую скачками, перепрыгивая через, казалось бы, необходимые этапы, даже как бы не замечая того, где другим приходилось проползать на брюхе, обдирая кожу до крови. Он расходовал свой потенциал не жалея. И наращивал, якобы не замечая.

То, что сейчас предлагал Горнин, было похоже на провокацию, если не больше. Они, маг-директор и штатный маг, были знакомы не первый год и научились понимать друг друга без излишней словесной эквилибристики. По сути, Горнин сейчас предлагал нейтрализовать другого мага, причем заведомо дружественного, который объективно — это оба понимали — был сильнее. Может, знаний как таковых начетничества у Мамонтова было и поменьше, но вот силы заложенного в нем от природы потенциала явно больше. Причем больше намного.

— Нужно выложиться, Миш, — доверительно сказал Горнин. Он отлично знал, когда нужно переходить со своими сотрудниками на доверительно-фамильярный тон. — Здорово выложиться. Помоги.

— Что нужно? — почти покорно спросил Семенов. Он уважал своего директора, где-то даже, может быть, побаивался, хотя больших грехов за ним не было, но больше всего был ему благодарен за то, что тот предоставил тихую гавань, где борьбу с окружающим миром можно было переложить на другие плечи. И еще боялся эту гавань потерять.

— Я передал Роману Пашин маг-код.

При этих словах брови тишайшего, как считали многие, поползли вверх. Для тех, кто в этом понимает, это все равно что выставлять собственную жену на панель. Позор! Позор и предательство. Такое не то что не простительно, это даже больше чем преступно. Спокойный и внешне даже индифферентный маг Михаил Михайлович Семенов в определенных ситуациях мог взорваться похлеще, чем иная бомба. Это была именно та ситуация.

Но Горнин знал, что говорил.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru