Пользовательский поиск

Книга Штрафники 2017. Мы будем на этой войне. Содержание - Глава I

Кол-во голосов: 0

Беженцы непрекращающимся потоком уходили из регионов, граничащих с бывшими среднеазиатскими республиками. В тех краях шла жуткая бойня. С сопредельных, далеко не мирных государств прорвались вечно воюющие радикальные исламисты и устроили кровавую резню, карая «нерадивых» единоверцев, не в должной мере чтущих Коран и Аллаха.

Напуганные люди устремились на территорию России. А здесь их никто не ждал. Всех вынужденных переселенцев надо было где-то разместить, предоставить работу, социальную и медицинскую помощь, устроить детей в детсады и школы, и прочее, прочее, прочее…

Власти оказались не готовы к такой ситуации.

Да и в центре самой России давно уже не помнили спокойных времен – постоянные митинги, демонстрации, столкновения.

А тут еще эти пришлые…

Они вызывали недовольство у всех: какого хрена приперлись, только вас тут не хватало!

И тогда группа наиболее решительных из многих отчаявшихся беженцев пошла на крайние меры.

Диспетчеры вовремя предупредили машинистов, ведущих составы. Движение на многие километры остановилось. К месту стихийного затора начали стягиваться пассажиры одного из застрявших поездов. Выяснив причину задержки, они стали возмущаться и требовать освободить проезд. Уговоры, призывы к совести не подействовали. Беженцы уперлись, в ход пошла грубая сила.

Перебранка и короткие стычки переросли в потасовку.

Прибывшие наряды полиции попытались разнять – да куда там! Пришлось ждать подкрепления, едва-едва сдерживая накалившиеся добела страсти граждан.

Появились местные депутаты – из тех, что постоянно мелькают на телеэкранах, с апломбом произносят умные, и не очень, речи и, разумеется, очень пекутся о благе народа, а на деле – о собственных рейтингах. Вот и сейчас они почуяли возможность заработать политические дивиденды и лишний раз «залезть в телевизор», поэтому загодя прихватили с собой журналистов.

Вальяжных, пузатых и щекастых слуг народа в дорогих костюмах окружили со всех сторон и засыпали вопросами, жалобами, предложениями, требованиями.

Кое-как с участием полиции удалось убедить беженцев освободить магистраль. Поезда с многочасовым опозданием двинулись по назначению.

Депутаты дали несколько интервью с громкими заявлениями и с чувством выполненного долга убрались восвояси, со спокойным сердцем выбросив из головы весь выплеснувшийся на них негатив уставших и озлобленных людей.

Вечером кто-то забросал палаточный лагерь беженцев бутылками с зажигательной смесью. Тушили долго: не хватало воды, пожарные расчеты задержались в дороге. Кареты «Скорой помощи» прибыли с опозданием.

А уже утром толпа возбужденных, полных гнева и отчаяния беженцев шла в стоявший неподалеку город. Шла убивать.

Глава I

Примета

Они собрались впятером в этом небольшом уютном баре: все молодые – самому старшему не так давно стукнул «четвертак», – энергичные, поджарые, в хорошей физической форме. По значительному поводу переодетые в парадку. А повод и впрямь знатный: одному из них – Павлу Гусеву, присвоили очередное воинское звание «старший лейтенант».

С самого начала договорились: в банальную пьянку событие не превращать. Потому и закуску взяли нормальную: не каждый же день звание обмывают!

Народу в баре было немного, вечер только начинался. Парни пришли одними из первых и заняли свободную нишу с приятным неярким освещением и столиком на несколько персон.

Динамики музыкального центра выдавали какую-то вполне подходящую для такого заведения мелодию – что-то спокойное, ненавязчивое, когда можно разговаривать, не напрягая голосовые связки и не приникая к самому уху собеседника.

Молодая официантка с любопытством смотрела на парадную военную форму, ладно сидящую на офицерах, и старалась выглядеть привлекательнее, двигаясь плавно, улыбаясь больше, чем требовала ее работа. Однако парням она не понравилась. Была б посимпатичнее, или офицеры – чуть пьянее, обязательно закадрили бы. А так – все в рамках сугубо деловых отношений.

Звездочки, как и положено, лежали на дне двухсотграммового граненого стакана, до краев наполненного водкой.

Павел встал по стойке «смирно» и обратился к командиру роты:

– Товарищ капитан, разрешите обратиться? Лейтенант Гусев.

– Обращайтесь, – ответил ротный.

– Разрешите представиться по поводу присвоения очередного воинского звания – старший лейтенант?

Ротный тоже встал. За ним поднялись остальные, держа в руках наполненные лишь наполовину стаканы.

– Разрешаю, – ответил капитан.

Гусев начал аккуратно пить, стараясь не делать больших глотков, но и не смакуя, чтобы не окосеть раньше времени.

Ритуал предполагал следующее: после того, как водка выпита, звездочки необходимо поймать зубами и положить на каждый погон. Процедура, в общем-то, нехитрая. Другое дело, что не все способны зараз одолеть стакан водки. Но это уже традиция. Хочешь не хочешь, а надо.

До этого дня Павел никогда не пытался глушить водку стаканами. Во-первых, много, во-вторых, ни к чему столь сомнительное геройство. Всегда пил стопками – так, чтобы «нормально пошло», как говорится. А тут пришлось взяться за стакан.

«Традиция», – сказал ротный перед застольем, когда только обсуждалось, где «накрыть поляну».

Приказы в армии обсуждать не принято.

Уже на половине стакана Павел почувствовал, что водка не идет. Более того, лезет обратно. Многовато, черт возьми, многовато! Отчаянно содрогнувшись, Гусев проталкивал в себя горькую обжигающую жидкость, ударившую в нос нестерпимым запахом.

Не выдержав, закашлялся, покраснел, не допив почти четверть стакана. Сипло вдохнул, смахивая рукой выступившие слезы. Мученически морщась, опять начал пить, судорожно сглатывая.

Остатки водки потекли по подбородку и шее. В тот момент, когда звездочки оказались в зубах, новый приступ предательского кашля вырвался из груди. Звездочки полетели на стол.

«Черт, плохая примета», – подумал Павел, одновременно испытывая чувство стыда перед товарищами и командиром.

И, действительно, есть такое поверье: если звездочки в стакане остались либо не легли на погоны сразу после выпитого, носить их недолго. Знает об этом не одно поколение офицеров всех родов войск. Знали и присутствующие. Выражения их лиц оставались нейтральными, но каждый думал именно так.

Окончательно сконфузившись, Гусев подобрал со стола звездочки и положил на погоны, не прикрепляя.

«У остальных, не в пример мне, только по полстакана, им легче, – думал он. – Надо было настоять на стопке. В других ротах так пьют – и ничего».

– Разрешите сесть, товарищ капитан? – просипел Павел.

– Садитесь, старший лейтенант, – сказал ротный.

Это послужило командой для всех. Офицеры опустились на свои места, потянулись к закуске. Соседи, сидевшие слева и справа от новоиспеченного старлея, принялись прикреплять звездочки к погонам товарища.

Гусев чувствовал, что начинает пьянеть. Он не ел с самого обеда, а целый стакан на голодный желудок да еще с непривычки – то еще удовольствие. Он вилкой натыкал разной закуски себе в тарелку и стал есть, незаметно наблюдая за реакцией товарищей.

Вроде все нормально.

«Ерунда все это, – думал Павел. – Подумаешь, выплюнул звездочки на стол, так что теперь, верить в плохую примету? Не, ерунда, дослужусь до генерала, или я – не я буду».

Словно подтверждая его мысли, ротный произнес, обращаясь к сидящему рядом с ним молодому лейтенанту, командиру третьего взвода:

– Иванов, наполняй стаканы, только не по полной, а как в первый раз. Да вот так. Хм… Товарищи офицеры, предлагаю поднять тару за то, чтобы виновник торжества пил коньяк с генеральскими звездами на дне фужера.

Все загалдели, сдвигая стаканы. А Иванов вроде в шутку сказал:

– Только после вас, товарищ капитан. Ну, вы-то к тому времени уже генерал-полковником будете.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru