Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-3: Рыцари Силы. Содержание - ГЛАВА 26

Кол-во голосов: 0

— Нет! — отшатнулся он. — Нет! Я совершил много страшных преступлений, но это сделал не я. Вы были отравлены самим Посланником Фурганом в присутствии десятков свидетелей. Это случилось во время дипломатического приема в Космических Оранжереях. Фурган пил только принесенные с собой напитки, утверждая, что боится быть отравленным вами. У него было две фляги. В одной — действительно его любимый напиток, а в другой — специально разработанный для вас яд. Вставая со своего места, чтобы произнести тост, он нарочно покачнулся и плеснул ядом вам на лицо и на руки. С того момента яд, попав через кожу в организм, атакует шаг за шагом клетки вашего тела.

Акбар и Мон Мотма не могли прийти в себя от услышанного.

— Ну конечно, — согласилась она, — но ведь это было полгода назад. Почему они выбрали такой медленно действующий яд?

Терпфен закрыл глаза и заговорил, словно читая знакомый текст:

— Они хотели, чтобы вы угасали долго и мучительно. Так это принесло бы больший вред общественному сознанию Республики. Если бы вы были просто убиты, вы бы превратились в мученицу, жертву. Ваша смерть стала бы толчком к действию для многих планет. Но медленное, неэстетичное угасание должно стать символом заката и разложения Восстания.

— Понятно, — прошептала Мон Мотма.

— Подонки! — процедил Акбар. — Но что теперь? Ты знаешь что-нибудь еще про этот яд, Терпфен? Как обезвредить его?

Молчание в мозгу оглушало Терпфена страшнее любого крика.

— Это не яд в полном смысле слова. Это колония саморазмножающихся искусственных вирусов, уничтожающих ядра клеток тела определенного человека. Процесс не остановится, пока вирусоноситель не умрет.

— Что же делать? — воскликнул Акбар. Безнадежность и боль захлестнули Терпфена, словно раскаленной волной.

— Ничего! — закричал он. — Мы ничего не можем сделать! Даже узнав, что это за вирус, мы не сможем противостоять ему. От него нет лекарства!

ГЛАВА 26

Крейсер «Горгона» едва-едва пережил полет сквозь гравитационные завихрения в скоплении Мау.

Адмирал Даала пристегнулась к своему креслу на капитанском мостике и приказала экипажу также по возможности зафиксировать себя в безопасном положении. Крейсер трясло и швыряло, словно скорлупку в бурной реке. Даже идя самым коротким из известных маршрутов в скоплении Мау, Даала не была уверена, что ее корабль дотянет до конца в такой тряске.

Часть стабилизирующих излучателей «Горгоны» была уничтожена близким взрывом сверхновой в Туманности Котел. Энергетические щиты держались вполсилы. Некогда сверкающий, как слоновая кость, корпус крейсера был покрыт вмятинами и царапинами. Наружные слои брони выгорели и испарились. Но Даала решила поставить все на одну карту и двигаться вперед.

Ей улыбнулась удача, когда ее кораблю удалось уйти в гиперпространство за мгновение до того, как шедший с ним борт о борт «Василиск» испарился, настигнутый пламенем взрыва сверхновой. Не зная параметров ухода в гиперпространство, невозможно вычислить и точку выхода из него. Даале снова повезло, когда ее крейсер вновь оказался в трехмерном мире, не столкнувшись при этом ни с планетой, ни с каким-либо крупным метеоритом.

«Горгона» оказалась в необитаемой части космоса, на границе Внешнего Кольца. Силовые щиты исчезли, системы жизнеобеспечения частично сгорели. В нескольких местах повреждения были столь сильны, что воздух стал уходить в космос. Пришлось задраивать поврежденные отсеки.

Экипаж, подгоняемый офицерами, без отдыха восстанавливал корабль. Штурманам целый день пришлось потратить только на то, чтобы выяснить местонахождение крейсера, — так далеко они оказались. Гвардейцы в скафандрах обошли весь корпус «Горгоны» снаружи, осматривая поломки, заделывая трещины и устанавливая оборудование из корабельных запасов.

Крейсер дрейфовал в открытом космосе. Один из двигателей отказал, три батареи, питающие лазерные установки, оказались почти разряжены. Но Даала не позволила экипажу ни минуты отдыха, пока не было сделано все возможное для восстановления корабля. Себя она тоже не жалела, непрестанно проверяя ход восстановительных работ, принимая ответственные решения об использовании дефицитных запасных деталей и материалов на самых важных, по ее мнению, участках.

Десять лет Даала не зря муштровала своих солдат и корабельный экипаж. Люди привыкли к авралам и теперь, перед лицом серьезной опасности, они не ударили в грязь лицом.

Империя приказала ей силами четырех крейсеров защищать созвездие Мау. Но первый корабль — «Гидра» — погиб еще до выхода из созвездия. Второй — «Мантикора» — оказался уничтожен у спутника Каламари, когда кому-то из стратегов противника удалось разгадать тайные планы Даалы. «Василиск», уже поврежденный в бою с пиратами с планеты Кессел, не смог вовремя уйти в гиперпространство и оказался испепеленным взрывной волной сверхновой звезды.

Даала оказалась бессильной противостоять ослаблению ее эскадры. Еще недавно она планировала дерзкую атаку на центральную базу Повстанцев — Корускант, но Кип Даррон со своим Поджигателем разрушил все ее планы.

Даале пришлось умерить пыл и соотнести желания с возможностями. Теперь ей оставалось лишь охранять созвездие, ибо, как только мятежники узнают о секретных базах и лабораториях в этом районе, они наверняка попытаются похитить результаты исследований и уничтожить все остальное.

«Горгона» не могла разогреть двигатели на полную мощность. Несмотря ни на что, крейсер несся вперед на предельной скорости. Даала горела желанием вернуться в созвездие раньше, чем туда войдут мятежники. Никаких переговоров, никакой мысли о капитуляции. Она будет выполнять приказ и клятву, данную ею высшему командующему Таркину.

Сейчас Даала, вцепившись в подлокотники руками, следила за тем, как ее крейсер несется по узкому коридору между черных дыр, способных сжать целую планету до размера атома.

В иллюминаторах потемнело, но Даала не отводила глаз от прозрачных броневых стекол. Считалось, что никто, кроме нее и бортового компьютера, не знает дороги между страшными черными дырами. Но этот сопляк Кип Даррон сумел-таки проникнуть в глубь созвездия. Кто теперь может дать гарантию, что и другие Джедаи не повторят его успеха?

Даала услышала сигнал тревоги. Отказала какая-то важная для корабля система. Один из младших офицеров метнулся к высветившемуся красным цветом экрану.

Капитан Кратас заскрипел зубами в соседнем кресле.

— Уже почти у цели…— пробормотал он. Не успел он договорить фразу, как тряска стихла — крейсер проскочил к центру скопления, в тихое, спокойное от гравитационных возмущений место.

Знакомый узор искусственных планетоидов вырисовывался на фоне неба. Переливающиеся огни на их поверхностях подтверждали, что работа и жизнь на них не остановились. Вдруг адмирал осознала, что прототип Звезды Смерти исчез, а на его месте находятся фрегат Повстанцев и три кореллианских корвета.

— Адмирал! — воскликнул Кратас.

— Я вижу, капитан, — ледяным голосом ответила она.

Отстегнув ремни, Даала поднялась с кресла и, одернув плотно облегавшую ее тело форму, словно лунатик подошла к огромному застекленному панорамному окну.

Ее руки в плотных перчатках сжали ограждающие капитанский мостик перила, словно пытаясь согнуть, покорежить прочный металл. Итак, мятежники оказались здесь раньше нее. А имперский адмирал Даала прибыла к месту слишком поздно!

Сжатые губы Даалы побелели. Что ж, второго поражения она не допустит. «Горгона» не зря прорвалась сюда после всех испытаний и опасностей.

— Капитан, приведите в боевую готовность все системы вооружений! Включить силовые щиты — насколько возможно. Курс — на корабли противника.

Продублировав команды, Кратас вновь был весь внимание.

— Похоже, у нас будет кой-какая работенка, — улыбнулась Даала.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru