Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-3: Рыцари Силы. Содержание - ГЛАВА 25

Кол-во голосов: 0

Ландо довольно вздохнул:

— Я знал, что ты наконец-то поймешь: быть моим партнером — выгодное дело.

Мара, не обращая внимания на его замечание, продолжала:

— Но нужно будет поторапливаться. Есть сведения, что кое-кто из менее щепетильных криминальных авторитетов положил глаз на эту планету. Шахты ведь здесь уже готовы, хоть завтра начинай работу. Откровенно говоря, мы предпочитаем иметь дело с тобой, чем с тем, кто завтра нагонит сюда своих головорезов и выживет нас с нашей базы. Вот почему мы перебросили сюда такой мощный флот, чтобы не оказаться застигнутыми врасплох нападением какой-нибудь пиратской шайки.

— Весьма благоразумно, — заметил Хэн. Ландо еще раз оглядел гигантскую пещеру-ангар, корабли, между которыми сновали контрабандисты — земляне и инопланетяне, мужчины и женщины; со многими из них Ландо вовсе не хотел бы встретиться где-нибудь в темном переулке на нижних уровнях Корус-канта.

— Ну что, слетаем посмотрим, как там дела?

— Идет, — согласилась Мара. — Предлагаю лететь на твоей яхте, калриссит. Ты сам поведешь ее.

Ландо вновь ощутил себя пилотом своей яхты — судна, построенного по его собственному проекту. Наконец-то он вновь управлял кораблем. Рядом с ним сидела восхитительная девушка, позади — верный друг. Впереди ждало новое дело. Большего и желать нельзя.

Пролетая невысоко над голой поверхностью планеты, они увидели громаду одного из атмосферных генераторов, выстроенного специально для компенсации постоянной потери воздушной оболочки планеты из-за ее малой гравитации. Сейчас, получив несколько прямых попаданий, генератор бездействовал. На планете почти не осталось жизни — лишь наиболее неприхотливые к количеству кислорода растения.

— Почти половина генераторов воздуха разрушена, — сообщила Мара. — Это постарались бомбардировщики адмирала Даалы. Видимо, она решила, что здесь база Повстанцев. Поэтому стреляли во все, что попадалось на экраны локаторов.

Ландо поморщился:

— Похоже, предварительные работы здесь потребуются серьезнее, чем я предполагал.

Он утешал себя тем, что под поверхностью планеты его ждет целая сеть готовых к разработке шахт и туннелей. Мысленно он уже отправлял в шахты бригады роботов, саллюстанцев и других инопланетников, работающих в основном за долю в общей прибыли. Конечно, его вложения окупятся не очень скоро, но спрос на местный товар — глиттерштим — так высок, что поначалу можно будет даже поднять цену.

— Полетели к тюрьме, — предложил Ландо. — Эта крепость должна была выдержать бомбардировку. Я думаю сделать ее центром разработок и административным корпусом; конечно, кое-что придется перестроить, но в общем место вполне подходящее.

«Госпожа Удача» резво поглощала расстояние, направляясь к вырастающей на горизонте призме — надземной части страшной Имперской тюрьмы.

Старая тюрьма была выстроена из синтетического камня. Несколько рядов окон опоясывали верхние уровни здания. По углам виднелись лифтовые шахты, уходящие под землю. Стены были покрыты следами от лазерных разрядов, но было похоже, что само здание осталось неповрежденным.

Ландо облегченно вздохнул:

— По крайней мере, здесь хоть что-то уцелело. Значит, так тому и быть: отсюда и начнем работу. Во-первых, нам с тобой нужно обставить наш штаб.

Мара Шейд нахмурилась и, не отводя взгляда от иллюминатора, сказала:

— Да… слушай, тут есть одна сложность. Ландо и Хэн повернулись к ней. Силуэт тюрьмы продолжал приближаться.

— Понимаете… дело в том, что… Морус Дул заперся в здании тюрьмы. Он загнан туда и понимает, что на поверхности ему лучше не показываться. Все его подельники убиты или смылись. Вот он и сидит там, отгородившись системой охраны тюрьмы от всего мира.

Ни Хэн, ни Ландо вовсе не горели желанием вновь повидаться с Морусом Дулом.

— Жаль, что ты не сообщила такую приятную новость раньше, — процедил сквозь зубы Ландо, заходя на посадку.

ГЛАВА 25

Терпфену было не по себе в медицинском блоке бывшего императорского Дворца. Каламари молча терпеливо ждал, наблюдая, как массажные пузырьки обрабатывают погруженное в специальную ванну тело Мон Мотмы.

Палата сверкала чистотой. Стерильно было все — от белоснежного пола до блестящих хромом инструментов. На мерцающих экранах отражались все процессы, протекающие в ослабевающем на глазах организме Мон Мотмы.

За дверьми застыли двое часовых республиканской стражи. Звукопоглощающие панели гасили все звуки в помещении. Два остроголовых робота-медбрата, не обращая внимания на Терпфена, следили за тем, как идет массаж.

Стоя рядом с каламари, Акбар шепнул:

— Немного ей осталось.

Терпфен кивнул. Наблюдение адмирала было более чем очевидно. Некогда эти же самые медицинские аппараты пытались спасти тело императора, отдавшего душу темным силам. Терпфен слабо надеялся, что это средоточие медицинской науки сможет помочь Мон Мотме, хотя уверенности у него не было.

Зеленовато-голубые глаза Мон Мотмы мигнули. Терпфен не знал, видит ли она посетителей или же просто ощущает их присутствие. Она подала чуть заметный знак, и роботы, выключив массажный аппарат, помогли ей выбраться из ванны. Даже наброшенное ей на плечи легчайшее одеяние из тонкого шелка, казалось, придавило тяжелыми доспехами ее тело. Лицо старой женщины было изборождено морщинами, образовавшимися от возраста и от постоянно мучающей ее боли.

С трудом, опираясь на плечи роботов, она повернулась и поприветствовала посетителей.

— Процедуры дают мне облегчение примерно на час, — пожаловалась Мон Мотма. — Их эффективность с каждым днем уменьшается. Скоро, боюсь, все это станет бесполезно, и я не смогу исполнять обязанности председателя Совета.

Посмотрев на Терпфена, она сообщила:

— Не волнуйся, я знаю, зачем ты пришел ко мне.

Терпфен моргнул.

— Я… я не знаю…

Мон Мотма жестом призвала его к молчанию.

— Акбар передал мне все мысленно. Он внимательно обдумал твое дело, и я согласна с его выводами. Ты действовал не по своей воле, а значит, ты не преступник, а жертва. Ты искупил свою вину. А Новая Республика не может позволить себе отбрасывать никого из своих защитников, желающих помочь ее делу, участвовать в борьбе. Я уже приняла решение о твоем помиловании.

С этими словами она, опираясь на роботов, опустилась в глубокое кресло. Акбар прокашлялся и сказал:

— Я тоже хотел бы сообщить, что я решил остаться. Более того, я считаю, что должен быть восстановлен в звании, ибо теперь ясно, что поражение на Вортексе не является результатом лишь моей ошибки, как я думал вначале. Я считаю, что отважный народ каламари не должен бороться в одиночестве, а достоин быть принятым в Республику, сражающуюся с жестокой Империей.

Мон Мотма, не скрывая облегчения, улыбнулась Акбару.

— Адмирал, то, что вы остаетесь с нами, придает мне больше сил, чем любые лекарства.

Голова Мон Мотмы бессильно поникла. Через мгновение, преодолев слабость, она сказала:

— Ну почему эта болезнь поразила меня именно сейчас? Да, я смертна, как и все остальные. Но почему сейчас?

Терпфен подошел к ней, ощущая подошвами прохладу пола, и наклонил покрытую шрамами голову. Часовые, увидев известного всем предателя приближающимся к Мон Мотме, напряглись, но глава Совета не показывала тревоги. Терпфен поглядел ей в глаза и сказал:

— Вот почему я пришел к вам. Я должен вам сообщить, что с вами случилось.

Мон Мотма прикрыла глаза, давая сигнал продолжать.

Терпфен пытался найти нужные слова. Казалось, что его мозг, оставшись без постороннего воздействия, оказался пуст, лишен нужного количества образов и мыслей.

— Вы… вы страдаете не от болезни. Вас отравили.

Мон Мотма вздрогнула от неожиданности, но не стала перебивать Терпфена.

— Это специальный, медленно действующий яд, разрушающий вашу личную генетическую структуру.

— Но как же я оказалась под воздействием этого яда? — Она тяжелым взглядом смотрела на него, не обвиняя, но требуя ответа. — Это ты сделал, Терпфен? Тебе приказали сделать и это?

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru