Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-3: Рыцари Силы. Содержание - ГЛАВА 9

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 9

Терпфен стоял в огромной тени Великого Храма. На Явине наступило раннее утро, дневной свет согрел джунгли и туман поднялся в воздухе. Парализованный страхом перед возвышающимся древним зиккуратом, Терпфен скосил свои круглые глаза и посмотрел назад, на посадочную площадку, где застыл похищенный им истребитель, гудя и потрескивая при остывании, среди подстриженной травы. Он заметил обесцвеченные пятна на корпусе в местах прямых попаданий преследовавших его на Корусканте крестокрылов.

Взглянув вверх, он увидел на вершине Храма крохотные фигурки нескольких учеников Джедаев. При движении лесистой планетки вокруг газового гиганта конфигурация системы давала необычный феномен, изумивший Повстанцев, когда они выбрали эту небольшую луну в качестве секретной базы.

Яркий солнечный свет преломлялся в верхних слоях атмосферы самого Явина на множество разных цветов, затем попадал в атмосферу спутника и, пройдя сквозь поднимающийся туман, давал целый дождь радуг, длившийся при каждом рассвете лишь несколько минут. Ученики, собравшиеся наверху полюбоваться буйством радуг, видели, как сел его корабль. Они шли к нему.

Терпфен чувствовал, как колотится его сердце под гладким летным комбинезоном без знаков различия; мысли его путались. Больше всего он боялся признаться в своих предательских действиях, но через это придется пройти. Он попытался отрепетировать свои слова, но решил, что это не поможет. Нет хорошего способа сообщить скверную новость.

Терпфен почувствовал головокружение и, чтобы не упасть в обморок, оперся перепончатой ладонью о холодные, поросшие мхом плиты Храма. Он испугался, что Карида опять каким-то образом обнаружила его, что Фурган запускает свои лапы в органические компоненты, заменившие кусочки мозга Терпфена.

Нет! Теперь его разум принадлежал ему! Он уже больше суток не чувствовал контроля своих имперских надсмотрщиков. Терпфен давно забыл, что такое собственные мысли, и теперь с растущим изумлением испытывал свою новую свободу. Он воображал, как будет свергнута Империя, как он задушит пучеглазого посла Фургана И во время этих мыслей ничье незримое присутствие не подавляло его разум. Он чувствовал себя таким… свободным!

Терпфен понял, что его слабость была проявлением обессиливающего страха. Это чувство прошло, и он снова выпрямился, заслышав приближающиеся шаги.

Первым, кто появился в ярком дневном свете, оказалась сама Лея Органа Соло. Наверное, она бегом бежала к турболифту, ожидая, что истребитель привез с Корусканта какое-нибудь срочное сообщение. Ее волосы были спутаны и растрепаны ветром, под глазами залегли тени. На лице застыло тревожное выражение, славно ее беспокоило что-то еще.

Терпфен почувствовал, как его охватывает холодное отчаяние. Она будет страдать еще больше, когда он расскажет, что имперцам известно место пребывания ее сына Анакина.

Лея остановилась и серьезно, оценивающе взглянула на Терпфена. Ее брови задумчиво сошлись к переносице, а затем она назвала его по имени.

— А я вас знаю. Терпфен, правильно? Что привело вас сюда?

Терпфен понял, что его потрепанная круглая голова, покрытая сетью шрамов, сделала его узнаваемым даже для людей. За Леей подошли несколько учеников Джедаев, которых Терпфен не узнавал, пока не увидел Силгхал. Большие круглые глаза каламарианки, казалось, проникали прямо в его душу.

— Министр Органа Соло…— начал Терпфен дрожащим голосом. Затем он рухнул на колени, частью раздавленный унижением, частью оттого, что ноги отказались держать его. — Ваш сын Анакин в серьезной опасности!

Он повесил покрытую шрамами голову. И прежде чем Лея успела выпалить острые, как лазерный луч, вопросы, Терпфен признался во всем.

Лея смотрела на изуродованную голову Терпфена с таким чувством, словно ее душат. Вся сложная система безопасности и секретности, воздвигнутая Люком и Акбаром вокруг Анота, рухнула! Империя знала, как найти ее малыша.

Лея мало что понимала в оборонительных системах этой адской планетки. Теперь ее служанка и подруга Винтер осталась единственной защитой для малыша Анакина.

— Пожалуйста, министр Органа Соло, мы немедленно должны лететь на Анот, — сказал Терпфен. — Надо послать им сообщение, эвакуировать вашего ребенка, прежде чем имперский ударный отряд успеет добраться до него. Пока я находился под влиянием Фургана, я передал координаты Анота на Кариду, но не сохранил их копию. Я уничтожил эту информацию. Вы сами должны повести нас туда. Я сделаю все, чтобы помочь, но мы должны действовать быстро.

Лея была готова сделать все необходимое для спасения сына. Но вдруг одна мысль пригвоздила ее к месту.

— Я не могу связаться с Анотом. Даже я не знаю, где находится эта планета!

Терпфен пристально взглянул на нее, но Лея не смогла прочитать выражение на его угловатом лице. Она продолжала:

— От меня это тоже держали в тайне. Единственные, кто знали, это Винтер — она на самом Аноте, Акбар, который скрывается сейчас на Мон-Каламари, и Люк, лежащий в коме. Я не знаю, как туда попасть!

Она взяла себя в руки, постаравшись вспомнить, как быстро она соображала в более молодые годы. На первой Звезде Смерти она взяла на себя командование во время плохо спланированного спасения Хэна и Люка. Тогда Лея знала, что делать. Она действовала быстро и без колебаний.

Но теперь на ней висела забота о троих детях, и ее новые приоритеты, по-видимому, вступили в противоречие с ее целеустремленностью. Хэн уже отправился на поиски Кипа Даррона и Поджигателя. Лея осталась здесь с двойняшками на руках и должна была беречь их. Она не могла улететь прямо сейчас.

Силгхал, казалось, прочла ее мысли.

— Тебе надо лететь, Лея. Спасай своего сына. Твои двойняшки будут здесь в безопасности. Ученики Джедаи защитят их.

И, словно внезапно стряхнув некие связывавшие ее путы, Лея почувствовала, что готова действовать обдуманно, не впадая в панику. Сняв напряжение, она стала решительной и хладнокровной.

— Хорошо, Терпфен, вы полетите со мной. Мы как можно скорее отправимся на Кала-мари. Найдем Акбара, и он сможет доставить нас к Винтер и Анакину.

Она взглянула на предателя со смешанным чувством гнева и надежды, жалости и печали. Он отвернулся.

— Нет. А если имперцы снова возьмут меня под контроль? Если меня заставят совершить еще какую-нибудь диверсию?

— Я буду держать глаза открытыми, — жестко ответила Лея. — Но я хочу, чтобы вы встретились с Акбаром. — Она подумала о страданиях адмирала-каламари, о том, как он укрылся среди дикой природы своей планеты, чтобы никто не был свидетелем его позора.

— Вы объясните ему, что он не виноват в крушении на Вортексе.

Терпфен опять с трудом поднялся на ноги. Он пошатнулся, но в конце концов смог стоять твердо.

— Министр Органа Соло, — произнес он таким голосом, будто проглотил какую-то гадость. — Я… виноват.

Она пронзила его взглядом, но ощутила прилив адреналина в крови, потребность действовать, делать все возможное и невозможное. Промедление означало потерю всего на свете.

— Извиняться будете потом, когда все кончится. Сейчас мне нужна ваша помощь.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru