Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-2: Темный подмастерье. Содержание - ГЛАВА 13

Кол-во голосов: 0

В голосе Мары опять явственно послышались жесткие нотки:

— Разве ты не слышал о том, что случилось с вашей колонией на Дантуине после того, как там побывала Даала?

— О чем ты? — воскликнул Хэн. — Небольшая труппа инженеров Новой Республики устанавливает антенну галактической связи, но последнюю неделю или две мы не выходили с ними на контакт.

— В этом больше нет необходимости, — отрезала Мара. — И лагерь сровняли с землей. Все жители вашей колонии и все инженеры вашей Новой Республики вот уже два дня как покойники. Даала атаковала их своими тремя Звездными Разрушителями и скрылась.

— Так ты явилась сюда, чтобы сообщить об этом? — спросил Хэн, пытаясь оправиться от шока.

Мара сделала большой медленный глоток приторной смеси, которая, по мнению Ландо, должна была ей очень понравиться, но напиток не произвел на нее ни малейшего впечатления.

— У меня соглашение с Новой Республикой, и я выполняю свои обязанности.

После всего услышанного Хэн еле сдерживал гнев, но Ландо сменил тему разговора.

— А куда же вы направляетесь теперь, мисс Шейд? — поинтересовался он. Склонившись над столом, он не сводил с нее своих больших карих глаз. Хэн не произносил ни слова.

— Может быть, вы все-таки задержитесь? — продолжал Ландо. — Я буду рад показать вам местные достопримечательности. С Больших Башен открывается чудесный вид.

— Я отправляюсь немедленно, — едва взглянув на Ландо, заявила она. — Я собираюсь провести некоторое время в учебном центре Люка Скайвокера. Мне хочется узнать, могу ли я использовать свои способности Джедая хотя бы в целях самозащиты.

Хэн от удивления приподнялся со стула.

— Ты собираешься учиться у Люка? Я думал, что ты до сих пор его ненавидишь. Ты же столько раз пыталась свести с ним счеты

Мара бросила на Хэна убийственный взгляд, но затем смягчилась и даже улыбнулась.

— Мы уладили наши разногласия. Можно сказать, что мы заключили перемирие. — Она взглянула на свой напиток, но не прикоснулась к нему. — На ближайшее время, по крайней мере. — Она встала. — Спасибо за потраченное на меня время, Соло. — После этого Мара, не обратив никакого внимания на Ландо, направилась к выходу.

Ландо не сводил с нее глаз, любуясь блестящим атласным материалом ее рейтуз и плотной летной курткой.

— Надо же, как расцвела баба, — восхищенно заметил он.

— Да, говорят, это происходит с большинством наемных убийц, когда они уходят в отставку, — сыронизировал Хэн.

Казалось, Ландо не слышит его.

— Как я мог пропустить ее в тронном зале Джаббы Хатта? Ведь она была там, но я ее не заметил.

— Я тоже там был, — отозвался Хэн, — и тоже ее не видел. Правда, я тогда был заморожен в куске углерода.

— Мне кажется, я в ее вкусе, — предположил Ландо. — Может быть, мне отправиться на Явин-4 со следующей партией снаряжения? Я думаю, она будет приятно удивлена. Хан покачал головой:— Ландо, не будь идиотом. Она ж тебя в упор не видела.

Ландо пожал плечами.

— Просто у моего шарма несколько замедленное действие. — При этом он выдал одну из самых своих неотразимых улыбок. — Но уж когда сработает…

— Ну всего, браток, — прервал его Хэн. Он допил свой напиток и пошел к, выходу, оставив Ландо сидеть за столиком со своими мечтами и нетронутым коктейлем.

ГЛАВА 13

Был тот редкий вечер, когда Лея могла побыть дома и поужинать в кругу семьи. Но неожиданно поступил вызов от Мон Мотмы.

Как обычно, весь день Лея была занята государственными делами. После несчастья на Вортексе ей так и не дали как следует оклематься. Ее служебная нагрузка еще более возросла, так как Мон Мотма все чаще уклонялась от выполнения своих обязанностей. Избегая не очень существенных приемов и встреч, она направляла на них Лею как своего заместителя.

Живя на спокойной планете Альдераан и будучи дочерью могущественного сенатора Бейла Органа, Лея росла в атмосфере большой политики. Она привыкла к тому, что ее отца постоянно куда-то вызывали срочными депешами в любое время суток, к разнообразным ЧП, многозначительным перешептываниям и натянутым улыбкам. Когда она решила пойти по стопам сенатора Органа, то вполне представляла себе вое те трудности, с которыми ей придется столкнуться.

Особенно ценила она те редкие спокойные минуты, которые ей удавалось выкроить для Хэна и двойняшек. Казалось, что прошла целая вечность с тех пор, когда ей наконец удалось навестить малыша Анакина, в то время как тот же Хэн за последние два месяца дважды побывал у Винтер.

Сегодня Лея пришла домой поздно, возбужденная и обеспокоенная. Хэн, Джесин и Джайна были дома. Они решили не садиться без нее за стол, чтобы всем вместе отведать яств, приготовленных Трипио в порядке проверки новейшей программы для синтезатора пищи, рассчитанной на завзятых гурманов.

И вот они прошествовали в столовую, иллюминированную полосами ярко-розового и персикового света. Хэн включил успокаивающую музыку ее любимого альдераанского композитора. Чудесный имперский фарфор, взятый из частной коллекции последнего Императора, радовал глаз своим хрупким изяществом.

Вряд ли можно было считать романтическим ужин с двумя малышами двух с половиной лет от роду, которые звякали серебряными приборами и требовали постоянного внимания, но Лея не имела ничего против этого. Хэн очень старался, чтобы получился образцовый семейный ужин.

Лея не могла удержаться от улыбки, когда Трипио подал на стол свою стряпню — вполне сносно выглядевший мясной рулет, вертелы с нарезанными овощами и оладьи с икрой.

— Я думаю, это произведет на вас впечатление, госпожа Лея, — проговорил робот, элегантно поклонившись и ставя маленькие тарелочки перед Джесином и Джайной.

— Бе-е…— сморщился Джесин.

Джайна взглянула на брата и капризно протянула:

— Не хочу-у… Трипио возмутился:

— Дети, вы даже не попробовали. Это очень невежливо.

Лея и Хэн взглянули друг на друга и рассмеялись. Джесин и Джайна были так симпатичны со своими яркими глазами, тонкими чертами лица и такими же, как у родителей, густыми темно-каштановыми волосами. Дети были не по годам развиты, говорили короткими, но вполне осмысленными предложениями и удивляли родителей своими познаниями.

Казалось, что между Джесином и Джайной установилась некая форма, парапсихической связи — они понимали друг друга с полуслова. Лею это не удивляло — Люк объяснил ей, что в их семье Сила играла заметную роль.

Хэн видел, что дети знают, как пользоваться Силой, в большей степени, чем он предполагал. Двери его кабинета самым загадочным образом оказывались открытыми после того, как он тщательно запирал замок. Сверкающие безделушки с высоких полок иногда совершенно неожиданно обнаруживались на полу, как будто кто-то с ними играл. Синтезаторы пищи, находившиеся в недоступном для детей месте, вдруг оказывались перепрограммированными на двойную порцию сладости для всех блюд, включая супы.

Озадаченный этими паранормальными явлениями Трипио просмотрел уйму литературы и пришел к твердому убеждению, что все это связано с полтергейстом; во Лея подозревала, что всему виной — ее дети.

Она взяла с тарелки кусочек рулета и ощутила чудесный запах ореха. На вкус рулет был также очень нежен, без всякой примеси острого. Она хотела сказать об этом Трипио, но потом решила, что похвала не пойдет на пользу самодовольному я самоуверенному дройду.

— Смотрите, как Джайна умеет! — воскликнул Джесин.

К удивлению Лея, вертел с насаженными на него овощами встал в воздухе над тарелкой девочки, вращаясь наподобие волчка.

— Госпожа Джайна, пожалуйста, перестаньте играть с вашим ужином, — сделал ей замечание Трипио.

Лея и Хэн были поражены. Хорошо, что Люк организовал свою Академию. Там дети смогут научиться пользоваться Силой — великим и прекрасным даром, которым они так щедро одарены.

Внезапно— позвонили в дверь. Звук испугал Джайну, ее осторожно удерживаемый вертел шлепнулся на тарелку, и девочка заплакала.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru