Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-2: Темный подмастерье. Содержание - ГЛАВА 11

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 11

Сделав восемь ложных выходов в гиперпространство, с тем чтобы сбить со следа возможных преследователей, Акбар направил свой дугокрылый истребитель по нужному вектору к скрытой от любопытных глаз планете Анот. Терпфен «одолжил» этот истребитель, заявив, что ему удалось уничтожить все данные о его существовании. Акбар не стал интересоваться подробностями.

Уже в течение многих лет планета Анот служила убежищем для детей Джедаев, и никто, кроме нескольких посвященных, не подозревал о ее существовании. Правда, месяц или пару месяцев назад двойняшки побывали дома — на Корусканте, во младший из детей — годовалый Анакин — оставался здесь на попечении Лепной напарницы Винтер. Планета Анот была в стороне от любопытных глаз Империи и от влияний Темной Стороны, которые могли быть разрушительны для хрупкого, чувствительного к Силе детского разума.

Когда пестрое месиво гиперпространства снова сфокусировалось в трехмерную картину, Акбар увидел кластерную планету Анот. Она состояла из трех планетоидов, вращающихся вокруг общего центра. Два из них — более крупные — почтя соприкасались своими атмосферами, ядовитыми и бурными. Третий, меньший и более удаленный от центра, вращался в независимом режиме, и именно там Акбар, Люк и Винтер создали свою скрытую опорную базу.

Вращение двух соприкасающихся частей Анота создавало сильные плазменный токи и постоянные магнитные бури, что служило хорошей маскировкой. Система отличалась крайней нестабильностью и была обречена на разрушение. Но, по крайней мере, сто лет будущего у нее оставалось.

Корабль Акбара, проходя через кроваво-багровые облака, неуклонно приближался к планете. С крыла истребителя сыпались искры, но Акбара это совершенно не беспокоило: Аноту далеко до Вортекса.

Акбар снова сидит в тесной кабине корабля, но на нем уже не адмиральская форма, а обычный летный костюм. «Взятый в долг» истребитель позже будет припаркован в одном из каламарианских ангаров, а затем пилот Новой Республики отгонит его на Корускант. И Акбар уже больше никогда не сядет в кресло пилота.

Выйдя на связь с Винтер, он лишь сообщил о своем прибытии, но не стал отвечать на ее удивленные вопросы. Отключив связное устройство, он еще раз повторил про себя, что именно он ей расскажет о происшедшем. Затем он сосредоточил все внимание на предстоящей посадке.

Поверхность планеты Анот представляла собой каменный лес. В течение столетий из коры планеты выветрились все летучие включения и остались только стекловидные породы. В результате этих процессов возникли скалистые дебри, пронизанные многочисленными пещерами.

В одном из закоулков гигантского пещерного лабиринта Винтер и устроила временное жилище для детей. Теперь на ее попечении оставался лишь годовалый Анакин. Предполагалось, что, когда ребенку исполнится два года. Винтер с Анакином вернется на Корускант. Винтер была готова и в дальнейшем выполнять любые задания Новой Республики.

Маленькое белое солнце даже днем не давало достаточно яркого света. Мир планеты был погружен в пурпурный полумрак, нарушаемый лишь ослепительными вспышками молний. Акбар и Люк Скайвокер обнаружили эту планету, подыскивая безопасное место для детей Джедаев. И теперь, прежде чем вернуться к себе на родину, Акбар решил в последний раз заглянуть на Анот.

Ему было очень жаль малыша Анакина, который за свою короткую жизнь не знал более приятного места. Каламарианин всегда чувствовал сильную привязанность к этому ребенку. Сюда он летел, чтобы попрощаться с ним, и затем навсегда исчезнуть с глаз людских.

Он летел сквозь дремучий лес остроконечных пиков и скалистых утесов. Это напоминало ему высокие поющие башни Собора Ветров на Вортексе. Ему снова сделалось нестерпимо больно, и он постарался больше не думать об этом.

Он уверенно вел свой истребитель по каменным дебрям к посадочной площадке у входа в пещерный лабиринт. Выполнив головоломный маневр, Акбар плавно посадил истребитель.

Он выключил двигатель, намереваясь выйти из корабля. Вдруг металлическая дверь, закрывавшая вход, с лязгом распахнулась. В проеме показалась высокая, суровая на вид женщина. По белым волосам и одежде Акбар сразу узнал в ней нестареющую Винтер, наперсницу принцессы Леи. Но, по мнению Акбара, даже для представительницы человеческой расы она обладала весьма запоминающейся внешностью.

Резким движение он выбрался из корабля и отвернулся, чтобы не встретиться взглядом с Винтер. Боковым зрением он видел у ног служанки годовалого ребенка, который, весело щебеча, тянулся к прибывшему гостю. Акбар вздрогнул при мысли о том, что он никогда больше не увидит этого черноволосого малыша.

— Адмирал Акбар, что-нибудь случилось? — спросила Винтер своим ровным, спокойным голосом, голосом человека, который столько повидал на своем веку, что утратил способность удивляться.

Он повернулся к ней и указал на свой летный костюм, на котором уже не было адмиральских знаков отличия.

— Я больше уже не адмирал, — проговорил он, — но это длинная история.

Потом он сидел, подкрепляясь пищей из полуфабрикатов, которую Винтер попыталась сделать хоть сколько-нибудь съедобной. Он рассказал ей все — трагедию на Вортексе до мельчайших подробностей, историю своей отставки, но Винтер никак не проявляла своего отношения к случившемуся. Она просто слушала, изредка кивая головой.

Ребенок, что-то лепеча, вертелся на коленях у Акбара. Он с любопытством ощупывал холодную кожу адмирала, тянулся к его огромным стеклянным главам. Анакина забавляло, как круглые глаза Акбара вращаются в разных направлениях, пытаясь ускользнуть от маленьких проворных пальчиков.

— Вы останетесь здесь до вечера? — спросила Винтер. Казалось, она хотела назвать его адмиралом и неожиданно запнулась.

— Нет, — ответил Акбар, ласково прижимая к себе ребенка своими рукоплавниками, — я не могу. Никто не должен узнать, где я сейчас. Если же я задержусь на Аноте, они поймут, что я не сразу направился на Каламари.

Винтер помедлила, а затем заговорила, и на этот раз голос не скрывал переполнявших ее чувств:

— Акбар, вы знаете, что я глубоко вас уважаю. Для меня было бы честью, если бы вы остались со мной, вместо того чтобы скрываться у себя на родине.

Акбар с волнением и признательностью взглянул на женщину. Его очень тронуло такое проявление доброжелательности с ее стороны. Оно как бы снимало с его души груз вины и стыда, которые он постоянно ощущал.

Поскольку он не ответил сразу на ее предложение, она продолжила:

— Я здесь совсем одна, и мне так пригодилась бы ваша помощь. Вы нужны и мне, и Анакину.

Избегая взгляда Винтер и делая над собой усилие, Акбар произнес:

— Вы делаете мне очень лестное предложение, госпожа Винтер, но я его не достоин. По крайней мере сейчас. Я должен отправиться на Каламари и попытаться найти там покой. Если я-. — Казалось, что слова застревают у него в горле…— Если мне это удастся, может быть, я и вернусь к вам и Анакину.

— Я… мы будем ждать вас, — тихо сказала она. Акбар направился к кораблю.

Акбар чувствовал, что Винтер наблюдает, как он поднимается в свой дугокрылый истребитель. Он обернулся в последний раз, чтобы взглянуть на нее, стоящую у дверей, и посигналил ей бортовыми огнями.

Винтер грустно помахала ему рукой, а потом подняла пухлую ручонку Анакина, помогая ему сделать «пока-пока».

Истребитель Акбара взревел и исчез в багровых облаках.

Вернувшись на Корускант, Терпфен слег. Его бил озноб, и он чувствовал себя совсем больным. Однако органическая цепь, вживленная в его мозг, не давала ему покоя.

Передвигаясь как зомби, он спустился в центр галактической связи, расположенный на нижних уровнях старого Имперского Дворца. Никто не обращал на него внимания. Дипломатические дройды и посыльные входили и выходили из огромного гулкого помещения, направляясь в различные посольства и космические порты Корусканта с важными депешами.

Терпфен закодировал свое секретное сообщение, использовав информацию, которую он получил от «жучка», установленного на корабле Акбара. Он поместил цилиндрик с сообщением в приемник гиперпространственной связи. Подозрительно оглядевшись, он набрал личный дипломатический код адмирала Акбара, что позволяло его сообщению избежать всяческих тарификаций и перлюстраций, ведь никому и в голову не могло прийти лишать Акбара такого рода привилегий.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru