Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-2: Темный подмастерье. Содержание - ГЛАВА 3

Кол-во голосов: 0

Через какое-то мгновение она услышала громкое траурное стенание ветров, дующих сквозь тысячи кристаллических отсеков. Легкий ветерок сменяли яростные порывы, и музыка зазвучала как неожиданно тяжелый вздох ужаса. Крылатые существа карабкались по стенам и пытались взлететь, но не многим из них это удавалось.

Корабль Акбара врезался в нижнюю часть Собора Ветров подобно метеориту. От гулкого удара хрустальные башни разлетелись градом острых осколков. Вой ветра, крики раненых обитателей Вортекса — все сливалось в единый агонизирующий крик, ничего страшнее, чем этот крик, Лея никогда не слышала.

Лее было ясно, что хрустальное чудо погибло — башни одна за другой рушились и падали внутрь Собора.

Ветры продолжали бушевать, извлекая из пустых помещений мрачные звуки, меняющиеся по высоте. По краям груды стеклянных обломков осталась горстка нетронутых ветровых трубок, и музыка напоминала все более ц. более тонкий вой.

Лея разразилась рыданиями, которые, казалось, разорвут ее на части. Автоматическая катапульта мягко приблизилась к земле и опустилась в волнующуюся под ветром траву.

ГЛАВА 3

Полярные районы Корусканта напоминали Хэну Соло ледяную планету Хот, но с одной существенной разницей. Хэн находился здесь по собственному желанию: он проводил отпуск со своим юным другом Кипом Дарроном, в то время как Лея, сопровождаемая генералом Акбаром, выполняла дипломатическую миссию.

Хэн стоял наверху угловатых бело-синих утесов. Несмотря на мороз, он прекрасно себя чувствовал в утепленной парке угольно-серого цвета и красных рукавицах с подогревом. Постоянное северное сияние в багряных облаках испускало многочисленные радужные сполохи, мерцающие и отражающиеся ото льда. Он глубоко вдохнул колючий, морозный воздух, от которого защипало в носу.

Хэн повернулся к стоящему рядом Кипу:

— Ну что, сынок, ты готов?

Темноволосый восемнадцатилетний юноша в который раз нагнулся, чтобы отрегулировать крепления турболыж.

— Почти, — ответил он с улыбкой. Хэн чуть подался вперед, чтобы взглянуть на круто уходящую вниз лыжную трассу. Его охватило волнение, но он старался не подавать виду, что встревожен.

Сине-белые ледники сияли в призрачном свете длящихся месяцами сумерек. Чуть ниже с помощью буровых установок и экскаваторов были проделаны глубокие туннели в мощных напластованиях льда и вырублены широкие террасы на утесах. Вековые скопления снега и льда взрывали, затем растапливали в плавильных печах, после чего талая вода по гигантским водоводам подавалась в густонаселенные районы метрополии с умеренным климатом.

— Ты действительно думаешь, что у меня получится? — спросил Кип, выпрямляясь и подхватывая дефлекторные палки.

Хэн рассмеялся:

— Парень, если ты буквально одной левой провел Поджигатель через Черную Прорву, то, я думаю, с ухоженной турболыжной трассой на самой цивилизованной планете в Галактике ты уж как-нибудь справишься.

Кип улыбаясь взглянул на Хэна своими черными глазами. Мальчик напоминал Хэну молодого Люка Скайвокера. С тех пор как Хэн вызволил Кипа из рабства в ужасных шахтах Кессела, юноша привязался к нему. По прихоти Империи Кип, не совершивший никакого преступления, провел лучшие годы жизни на каторге. И Хэн поклялся себе, что отомстит за ото.

— Поехали, малыш. — Хэн наклонился вперед и не спеша включил двигатели турболыж. В руках Хэн держал дефлекторные палки и слегка постукивал ими. Он чувствовал, как при каждом тычке образуется поле отталкивания, заставляющее палки пружинить в воздухе и таким образом обеспечивать равновесие.

— Поехали, — откликнулся Кип и завел свои лыжи. — Только не с этой детсадовской горки. — Он отвернулся от широкой ледовой дорожки и вместо нее показал на боковую, которая разветвлялась на несколько опасных лыжных трасс по неровному льду выветрившегося ледника и, наконец, проходила через замерзший водопад к спасательной станции. Красные вспышки лазерных вышек четко отмечали этот опасный путь.

— Постой, Кип! Это слишком" — Но Кип уже стремглав несся вниз по склону.

— Эй! — крикнул Хэн. Внутри у него все похолодело — он был уверен, что через несколько минут ему придется тащить на станцию бездыханное тело Кипа. Но все, что ему оставалось, мчаться вслед за юношей. — Парень, кончай дурить!

Кристаллики пушистого снега рассыпались за турболыжами Кипа, а он, наклонившись вперед, мчался как угорелый, изредка почти лениво касаясь поверхности дефлекторными палками. Он держал равновесие как профессионал, инстинктивно понимающий, что надо делать. Спустя лишь мгновение после спуска Хэн понял, что у Кипа явно больше шансов остаться в живых.

Хэн ракетой летел со склона, и снег и лед свистели за ним как струя реактивного вихря. Натолкнувшись на встречный каменный выступ, он взлетел и перевернулся в воздухе, размахивая палками. Он плюхнулся в снег, но стабилитроны на аварийном ремне вовремя его выпрямили, и он продолжал спуск со скоростью стремительно несущегося всадника Бантха.

Хэн смотрел сквозь защитные очки, из всех сил стараясь держаться прямо. Ландшафт, казалось, состоит из колюще-режущих предметов — зазубренная кромка наста, острая, как нож рубанка, трещина в поверхности льда — любая из этих мелочей могла привести к трагедии.

Кип с радостным воплем «Оба-на» повернул налево, где начиналось опасное ответвление турболыжни. Его возглас трижды прокатился эхом над островерхими утесами.

Хэн начал проклинать парня за безрассудство, но затем несколько успокоился, потому что понял, что ничего другого от Кипа ожидать и не следовало. Он решил, что лучшее в этой ситуации — крикнуть «Оба-на» и тоже свернуть за ним.

Красные лазерные огни мигали, предупреждая и направляя безрассудных турболыжников по трассе. Ее волнистая поверхность шептала что-то в ответ на мягкие, скользящие прикосновения амортизирующего поля турболыж.

Оказалось, что ледяной путь впереди резко обрывался и продолжался уже где-то внизу. Хэн осознал опасность за мгновение до того, как достиг пропасти: «Обрыв!»

Кип низко наклонился, сливаясь с турболыжами в единое целое. Затем он прижал дефлекторные палки к бокам и запустил задние двигатели лыж. Перелетев через край обрыва и опустившись по плавной кривой, Кип вновь вписался в лыжню.

Как раз в это время Хэн тоже включил двигатели и преодолел пропасть. Внутри у него все оборвалось и полетело вниз куда быстрее, чем это предписывают законы гравитации. Напор ветра неистово терзал края капюшона его парки.

Кип, приземлившийся впереди Хэна довольно плавно и уверенно, уже опять мчался вниз по склону. Хэн едва успел перевести дыхание, а его лыжи уже с громким треском соприкоснулись с ровной ледяной гладью. Он схватился за палки, отчаянно пытаясь сохранить равновесие.

Сзади вилась порошкообразная лента снега. Киль с силой оперся о дефлекторные палки и, поднявшись в воздух, пропустил под собой надвигающийся на него огромный сугроб. Хэн же, не рассчитав, врезался в эту кучу снега. Белые брызги залепили стекла защитных очков и ослепили беднягу Хэна. Он беспорядочно замахал палками, пытаясь восстановить равновесие. Наконец, проклиная неуклюжие рукавицы, он умудрился смахнуть снег с очков — и, как оказалось, вовремя: резкий поворот влево спас его от столкновения с мощным ледяным монолитом.

Прежде чем ему удалось окончательно восстановить равновесие, Хэн перелетел еще через одну зияющую пропасть в полувыветренном леднике. На короткий миг он увидел ущелье глубиной в миллион километров. Затем Хэн опустился на другой стороне, услышав позади себя удар — это сорвалась и рухнула в расселину глыба старого, слежавшегося снега. Впереди Кипа расстилалось каменистое поле ледника. Установленные с большими, чем раньше, интервалами, лазерные вешки, казалось, теперь предоставляли лыжникам право выбирать путь по собственному усмотрению. Кипу мешали продвигаться бугры снега и льда, поэтому он увеличил поле отталкивания и теперь просто проскальзывал над ними.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru