Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-1: В поисках силы. Содержание - ГЛАВА 20

Кол-во голосов: 0

— Отчего же вам просто не избавиться от них? — резонно спросил Шиврон.

Даала с усилием сдержалась. Очередное проявление ограниченности тви'леков.

— Потому что это — единственная ниточка, которая связывает нас с десятилетием потерянной для нас информации. Кви Ксукс уже сделала запрос на собеседование с заключенными, чтобы в деталях расспросить их о созданной Звезде Смерти. Мы нуждаемся в сведениях, которые можем выкачать только из них, прежде чем решим, как поступить дальше.

Шиврон сморгнул поросячьими глазками:

— Как поступить? Что вы имеете в виду? А разве нам осталось что-нибудь?

Она с вызовом скрестила руки на груди:

— Мы можем взять наш новый корабль класса «поджигатель» и уничтожить Новую Республику система за системой. — Она в упор уставилась на него зелеными глазами, не мигая.

Тви'лек замялся:

— Но поджигатель еще не закончен. Надо провести еще некоторые испытания, и потом — итоговый рапорт…

— Вы тянете волынку уже несколько лет. Выбились из графика из-за бюрократических проволочек и умственной импотенции. Мофф Таркин уже не вернется, и у вас больше нет повода медлить. Оружие нужно мне сейчас же, и я иду взять его.

В голове у нее все еще вращались слова Таркина, сказанные во время инспектирования Куатских Верфей: «Я даю тебе силу, способную обратить в шлак любую планету». А с новым оружием она сможет еще больше, — она сможет поставить Новую Республику на колени.

— Если этот Соло говорит правду, — сказала Даала, — моя флотилия станет самым мощным из уцелевших отрядов Имперских Сил, — Она сняла с полки одну из моделек Тола Шиврона. — Мы не можем больше ждать. Теперь нам выпал случай показать, на что мы способны.

ГЛАВА 20

Кариданский посланник прибыл со всем своим эскортом на недавно отреставрированную западную платформу, достаточно удаленную от Императорского Дворца. Его дипломатический шаттл походил на глянцевито-черного жука, ощетинившегося, правда, пушками, которые были заблаговременно убраны для того, чтобы получить разрешение сесть на Корускант.

На посадочной платформе его уже ожидала Лея с полным контингентом почетного караула Новой Республики. Среди высотных стен поднялся ветер, словно пытаясь выдуть кариданскую делегацию в обратном направлении, откуда она прибыла. Ветер трепал на Лее парадную форму правительственного чиновника, с непременными нашивками Сил Содружества.

Карида, планета с богатыми милитаристскими традициями, шикарной военной базой, считалась одной из важнейших цитаделей Империи. И если бы Лея сорвала переговоры с Фурганом, в правительственных кругах ей бы долго этого не забыли. Однако Кариданская система оказалась твердым орешком, тем более с таким фруктом-посланником.

Люк шаттла с шипением распахнулся, выпуская затхлый воздух Кариды в атмосферу Корусканта. Два десантника в аксельбантах промаршировали вниз по трапу, сделав «на-плечо» церемониальными бластерами, оснащенными штыками. Металл их бронекостюмов был надраен до синевы. Двигались они будто дройды — сошли с трапа и замерли, обернувшись лицом друг к другу. За ними спустились еще двое — таких же.

По окончании торжественных пертурбаций спустился и сам Фурган, коротконогий и преисполненный самозначительности. На его униформе было больше значков, эмблем и нашивок, чем любое живое существо смогло бы заполучить за время своего биологического существования.

После того как еще два офицера-гвардейца проследовали за посланником вниз по трапу, Фурган глубоко вздохнул, вглядываясь вдаль и упорно не замечая Леи.

— Ах, этот воздух Имперской Столицы. — Он повернулся к выжидающей торжественной делегации, топорща густые брови: — Несколько затхлый, правда. С примесью бунтовщичества.

Лея проигнорировала это замечание.

— Добро пожаловать на Корускант, посланник Фурган, — звонко, точно концертмейстер, объявила она. — Я — государственный министр Лея Органа Соло.

— Да-да, — равнодушно откликнулся Фурган. — После слов Мон Мотмы об исключительной значимости Кариды я ждал, что пришлют лицо поважнее чиновника по государственным поручениям. Прямо какая-то пощечина. Вызов мне и всему государству.

Лея мысленно проделала несколько успокаивающих психику упражнений, которым научил ее Люк, и только после того продолжила:

— Вижу, у вас не нашлось времени для ознакомления со структурой нашего правительства, уважаемый Посланец. Хотя Мон Мотма официально считается главой государства, фактически руководящим органом является Кабинет, в котором я — госминистр, и подчиненный мне дипломатический корпус играет, возможно, первостепенную роль.

Тут Лея заставила себя остановиться, чувствуя, что раздражение на Фургана выводит ее из себя и таким образом дает ему возможность втянуть ее в свои мелочные игры. Мон Мотма наказала ей проявлять в обращении с посланником всевозможную дипломатическую учтивость. Сейчас ей больше всего хотелось, чтобы Хэн или Люк оказались рядом.

— На Мон Мотме лежит большое количество других обязанностей, однако, невзирая на это, она все же будет иметь с вами брифинг сегодня, но несколько позже, — продолжала Лея. — А пока не соблаговолите ли осмотреть ваши квартиры? И несколько освежиться после столь продолжительного путешествия?

Глаза посланника больше всего походили на пьяные вишни, когда он обратил их в ее сторону.

— Сначала предоставленные мне помещения будут осмотрены моими телохранителями. Они обшарят каждый дюйм апартаментов, каждое удобство, и стены, и пол, и все прочее, на предмет подслушивающих устройств и приспособлений для умерщвления. Остальные неотлучно останутся при мне. Питаться мы будем из собственных запасов, во избежание попытки отравления.

Лея была просто потрясена. Неслыханный выпад в сторону Новой Республики! Беспрецедентный по наглости. Она не стала разубеждать Фургана, что было бы ему только за руку, и вместо этого лишь снисходительно улыбнулась:

— Конечно, если вам так удобнее.

— Между тем, — продолжал Фурган, — я бы хотел посетить Императорский Дворец, причем безотлагательно. Организуйте. Я прибыл сюда совершить паломничество и почтить память моего Императора.

Лея заколебалась:

— Но мы не рассчитывали…

Фурган воздел руку. Гвардейцы за его спиной подобрались еще больше, хотя и так уже были на взводе. Посланник внушительно приблизился на шаг к Лее, грозно хмуря брови:

— И тем не менее организуйте!

В этот день Мон Мотма стояла в сумрачной, слабо освещенной комнате для аудиенций, у пульта голопроектора. Хотя у нее была тысяча других неотложных дел, Карида беспокоила ее прежде всего тем, что представляла собой наиболее вероятный очаг угрозы стабильности Новой Республики. Она уже намекала Лее, что готова пожертвовать своим драгоценным временем, чтобы внести посильный вклад в предотвращение военного конфликта.

Замершая, неподвижная. Мон Мотма, казалось, без остатка наполнила комнату своим умиротворяющим властным присутствием. Лея никогда не переставала восхищаться ее тонкой, ненавязчивой и вместе с тем непреклонной силой, которую Мотма умудрялась демонстрировать даже без Джедай-тренировок.

Лея проследовала за посланником Фурганом, когда он спускался по пандусу к основанию голопроектора. Он то и дело сварливо оглядывался за спину, на гвардейцев-телохранителей, поджидавших у входа в помещение. Фурган отказался оставить их за дверями, а Мон Мотма отказалась позволить бойцам приблизиться к ней, даже в разоруженном виде. Игра сил была короткой и грубой, но в конце концов Мотма позволила подчиненным подождать начальника у входа, не спуская с него глаз и не переступая порога.

И в то же время она заставила посланника сделать уступку, на первый взгляд незначительную. Мон Мотма потребовала, чтобы гвардейцы сняли шлемы в ее присутствии. Солдаты стояли перед президентом Новой Республики с открытыми лицами и черепоподобными шлемами под мышками. Таким образом, юные кадеты, обнаружившие принадлежность к роду человеческому, оставались в броне, но в то же время теряли свою безликую анонимность.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru