Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-1: В поисках силы. Содержание - ГЛАВА 16

Кол-во голосов: 0

Чубакка прорычал что-то, что не нуждалось в переводе.

— Ты свихнулся? — честно и прямо спросил Хэн у мальчика.

— Ты же сказал, что нам все равно ничего не светит.

Четыре косокрылых выстрелили одновременно, и шаттл опасно завибрировал. Фонтан искр брызнул из бортовой рации, и Чубакка бросился перемыкать цепь.

— Но ведь есть же, наверное, безопасные пути сквозь эту штуковину, — как-то очень уверенно сказал Кип. — Должны же быть.

— Да, и еще миллион других, ведущих к быстрой смерти!

— Я пройду и по острию ножа, — спокойно заметил мальчик. В глазах его снова светилась старость. — Не торчать же нам здесь, они ж нас первым выстрелом"

Гигантские гравитационные колодцы Прорвы представляли собой лабиринт, где намертво перепутались гиперпространственные и пространственные каналы, пронизывающие кластер. Большинство из них были тупиковыми или же уводили в глотку черной дыры.

— Нам никогда не отыскать верного курса, — заметил Хэн. — Это самоубийство. Кип схватил его за плечо:

— Я могу показать тебе путь.

— Ты? Каким образом?

Истребитель сделал перед ними петлю, заходя в атаку. Со стороны лунной базы приблизились менее скоростные глиссера, замыкая ловушку. Под мощным натиском турболазеров беглецам предстояло в считанные секунды превратиться в пар и устремиться в таком виде к звездам. Чубакка застонал: его кормовые экраны сели окончательно.

Хэн лихорадочно возился с управлением: они с Чубаккой пытались защитить слабые места увеличением мощности передних экранов. Свет померк — экраны высосали из корабля буквально всю энергию.

— Ведь я же помог тебе отыскать дорогу в спайсовом туннеле, когда мы уносили ноги от твоего приятеля, помнишь? — настойчиво убеждал его Кип. — И заранее знал, когда Дул включит защитный экран над планетой! И верный путь я тоже смогу отыскать.

— И все же, малыш, это ничего не говорит мне. Ты до сих пор не сказал — как!

На лице Кипа на секунду появилось озадаченное выражение, затем он быстро заговорил.

— Это звучит дико — какие-то религиозные заморочки, — но работает! Одна старая женщина, которая тянула срок в спайсовом туннеле, сказала, будто во мне есть источник чего-то там такого чудовищной мощности. Она научила меня, как этим всем пользоваться. Как же эта штука называется? То ли «энергия», то ли «мощь» — не помню

— Сила?! — обнадеженно воскликнул Хэн. Он принялся обнимать и трясти Кипа, словно тряпичную куклу. — Что ж ты сразу не сказал, чудак? И кто эта женщина?

— Имя ее — Вима Да Бода. Там, внизу, она успела научить меня нескольким приемам — потом охранники забрали ее. Больше я ее никогда не видел, но постоянно занимался тем" чему она меня научила. Несколько раз это уже пригодилось, но пока я еще мало понимаю в том, как это действует.

— Вима Да Бода? — воскликнул Хэн, припоминая ту поблекшую, иссушенную старостью женщину, которую они с Леей обнаружили на Нал-Хатта. Терзаемая виной и прячась от преследования, Вима Да Бода действительно провела в шахтах некоторое время, вполне достаточное, чтобы обучить Кипа. Хэн надеялся, что мальчик оказался способным учеником.

— Не нравится мне все это, — задумчиво произнес Хэн. Еще пара истребителей зашла на обстрел. — Хотя в этом что-то есть, — поспешно добавил он, — по сравнению с нынешним положением.

Он изменил курс, разворачиваясь к бурлящему кластеру черных дыр. Хэн надеялся, что мощности экранов хватит, чтобы некоторое время прикрывать их.

Первый из флагманских кораблей приблизился и, прочертив дугу, подверг их мощному обстрелу, после чего стал заходить на таран. Формы штурмовика показались Хэну знакомыми, и кровь его превратилась в воду на целую секунду, прежде чем он нашел в себе силы выпалить:

— Да это же «Сокол»! Мой корабль! «Сокол» меж тем пер прямиком на них, паля без передышки в энергетические экраны, пока они не выдохлись. В последний момент Хэн направил шаттл в пике, оцарапав переднюю часть обшивки «Сокола». Один из лазерных зарядов прошел сквозь остывающий экран, изрядно покалечив броню.

— Ну все, ладно! Кажется, я наконец свихнулся. Чуви, по моей команде вырубай экраны и бросай все на двигатели. Выжми все, до последнего эрга, и жми к Прорве. — Хэн бросил взгляд на выкладки мониторов: — Экраны все равно через секунду сдохнут, а компьютеру понадобится не менее шести минут, чтобы закончить калькуляцию. Чума возьми эти экс-пятисотки!

Еще одно звено штурмовиков открыло по ним ураганный огонь и умчалось в сторону, оставив незакрытым путь с кормы, когда исполинский фрегат «Улан» замкнул кольца. Накатила волна патрульного транспорта, затем — «карраки», высовывая армады турболазеров. В этот раз Морус Дул явно не собирался просить форы.

— Ну, Чуви! — вдохновенно произнес Хэн. И вуки вырубил все экраны и так же вдохновенно переключил все энергетические источники к субсветовым двигателям. Шаттл рванулся вперед, не на шутку удивив преследующие корабли своей ретивостью.

— Вот будет чудо, если что-нибудь поможет нам продержаться еще несколько секунд, — обронил Хэн. — А потом мы уж как-нибудь сами.

— Потом мы окажемся в объятьях Прорвы, — еле слышно прошептал Кип.

— Но если у тебя не получится, малыш, мы никогда об этом не узнаем.

Завесы закипающего газа светились перед ними, выкручиваясь спиралью по замысловатым орбитам через лопасть Роча одной черной дыры и в глотку другой. Радиоактивное излучение наполняло пространство — лобовое стекло потемнело, оберегая глаза пассажиров.

— Только полный идиот пойдет на такое, — изрек Хэн. Чубакка не спорил.

Корабли Кессела дернулись наперерез беглецам, на пути к Прорве. Хэн выжал рычаги так, что побелели костяшки пальцев.

Штурмовики выплеснули очередную лазерную бурю, но сильнейшие гравитационные искажения увели ее в сторону, обрамляя мишень размашистыми огненными кривыми.

— Будем надеяться, что эти ребята не окажутся такими же идиотами! — сказал Кип, и Хэн рванул в сверкающие лохмотья горящего газа, точно цирковой тигр в огненное кольцо.

Флот Кессела преследовал их до последнего мгновения, устремившись затем на попятный во всю мощь маневровых двигателей, бросая беглецов на произвол судьбы.

Корабль Хэна сдавили неумолимые гравитационные жвала кластера черных дыр.

ГЛАВА 16

С трудом подавляя снисходительную улыбку, Лея вела Ганториса в проекционку. Молодой брюнет двигался неуклюже, точно марионетка, пялясь и натыкаясь попутно на предметы, которые он пытался одновременно разглядеть и обойти.

Ганторис был блистателен и просто неотразим в своей новой униформе, сделанной точь-в-точь под заношенный поколениями колонистов китель, который он носил в бытность вождем на Эол Ша. Лея загрузила дройда-портного выкройками из архивов и преподнесла эту униформу Ганторису в подарок. Теперь Ганторис пребывал в состоянии крайнего восторга, изредка отдуваясь от восхищения.

Даже узнав его ближе, Лея все равно чувствовала себя возле него не в своей тарелке. Хотя Люк убедил ее, что причиной тут просто небывалый потенциал Джедая, Лея не могла забыть, каким страшным испытаниям подверг Ганторис Люка, прежде чем согласился покинуть Эол Ша. Да, конечно, Ганторису выпала нелегкая доля, в жизни ему пришлось несладко, но слишком уж много было в нем напряжения — точно в мече, для которого еще не подобрали ножен. И все же он был слишком неподатлив, его черные глаза пылали смолой концентрированной ярости. У него был взгляд человека, привыкшего к власти, которому вдруг показали, насколько скромное место отведено ему в общей схеме мироздания.

Однако, с другой стороны, Ганторис заинтриговал Лею. Она наблюдала за тем, как он зыркает глазами по сторонам, как вытягивает шею, запрокидывает голову, разглядывая высокие спирали зданий, поднимающихся вплоть до самых границ атмосферы Корусканта. Он зачарованно пялился на искрящиеся стены залов для аудиенций, на услужливость персонала в апартаментах, предоставленных ему Люком. Он в жизни не встречался с тем, что для Леи было столь привычным и само собой разумеющимся.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru