Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-1: В поисках силы. Содержание - ГЛАВА 10

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 10

Призраки кораблей вычерчивали огненные линии в пространстве вокруг Корусканта. Голографическая карта системы показывала местонахождение ближайших кораблей и транспортных судов, пунктиром обозначая орбиты на громадной сферической сетке. Терминалы выдавали информацию о размерах судов, учитывая их при запросах на приземление и отмечая на сферической карте местопребывание каждого. Напыление красного означало опасные зоны, в которых находились скопления металлических осколков и изувеченных кораблей, — напоминание о времени сражений за Корускант.

А вот десятки регулировщиц движения — высвеченные на трехмерной карте планеты квадраты с векторами безопасного приближения и посадки. Один из космопортов западной оконечности столицы был восстановлен на прошлой неделе, и большой поток шаттлов отводился именно туда, чтобы снять чрезмерную нагрузку с платформ Императорского Дворца.

Лея Органа Соло стояла перед одной из таких регулировщиц. Видя, как занята диспетчер. Лея старалась не задавать слишком много вопросов, однако ожидание давалось ей нелегко.

— Вот тут что-то. — Регулировщица вытянула вперед перьевидный лучик, высвечивая квадратный фиолетовый значок, который использовался для обозначения: «Малый каботаж звездолетов — тип неопознан». — Не его ли вы ждете, министр? Только что вышел из гиперпространства. Не может определить первичный вектор.

— Да, это он, — сказала Лея со вздохом облегчения. — Они еще не посылали запрос на разрешение посадки?

Регулировщица озадаченно похлопала по имплант-антенне, вживленной в висок:

— Вот, только что получек. Нет, здесь только одно слово — «зима». Похоже, шифровка. Лея улыбнулась:

— Винтер — это имя. Дайте разрешение на посадку на верхней северной платформе дворца. Под мою личную ответственность. — Она еще раз вздохнула, чувствуя, что сердце ее стало биться чаще. — Я сама ее встречу. — Она повернулась и уже сделала несколько быстрых шагов вперед, как вдруг вспомнила, что забыла поблагодарить диспетчера.

— Ну, пошли, Трипио, — сказала она, устремляясь мимо него.

Протокольный дройд вздрогнул, приосанился и зашагал следом за принцессой, точно контуженый гвардеец паралитично подкидывая ноги. Три дня, как он возвратился на Корускант вместе с Арту и Ландо, после чего провел четыре восхитительных часа в горюче-смазочной ванне. Теперь он сверкал, как новенький болтик, только что сошедший с конвейера, совершенно освобожденный от протоплазмы.

Лея слышала, как гудят движки поспешавшего за ней Трипио. Она не обращала на него внимания, полностью погруженная в свои мысли и тревоги. Вот уже два дня, как Хэн должен был возвратиться с Кессела, о нем же до сих пор не было слышно ни слова. Вероятно, стакнулся с одним из своих дружков-контрабандистов, нализался, окончательно зарвался и наплевал на прочие свои обязанности. Хорошо еще, Чубакка поклялся защищать его до последнего дыхания, потому что Хэну по возвращении предстоит встретиться с ней, — вот тогда-то ему по-настоящему понадобится покровительство вуки. Но как он мог — как мог он забыть такое? Ну что ж, Лея встретит своих детей сама. Одна.

На верхнем ярусе дворца Лея стояла на платформе и вглядывалась в хмурое небо. Заря просвечивала сквозь сумерки и причудливую сеть матрицы больших орбитальных космодромов.

— Трипио, скажешь мне, когда заметишь их приближение. И отметь это время — час и минуту. — Ветер развевал пряди ее волос, спадавшие на глаза.

— Да, мистресса Лея. Я начеку. — Подражая чисто человеческому жесту, Трипио сложил свои золотые ладони над оптическими сенсорами, словно обеспечивая лучшую видимость. — Вы думаете, что это достаточно мудро с нашей стороны — стоять у края платформы?

Лея дышала глубоко и учащенно. Ее дети возвращаются домой. Их не было на Корусканте почти два года, но теперь они возвращаются навсегда. Наконец-то она станет настоящей матерью.

Сразу после своего рождения двойняшки были удалены на секретную планету, которую отыскали Люк с адмиралом Акбаром. Это был мир, не отмеченный ни на одной из звездных карт, но пригодный для жизни и надежно защищенный. Люк с Акбаром разместили там усиленную военную базу для вящей безопасности детей, присовокупив к ней наперсницу Леи — ее старую подругу Винтер — для присмотра за потомками Джедаев.

К тому же она подозревала, что Люк, приставив к детям Винтер, дал им нечто большее, чем просто няньку.

Во время этой вынужденной разлуки Лея несколько раз в год посещала Джесина, Джайну и Анакина, обычно в сопровождении Хэна. В назначенное время Винтер выныривала из гиперпространства на дальнобойном шаттле. Не зная места назначения. Лея с Хэном забирались в шаттл, прятались в заднем пассажирском отсеке, и Винтер доставляла их на засекреченную планету. Сенат Новой Республики тревожили эти загадочные отлучки министра, однако Люку с Акбаром всякий раз удавалось успокоить правительственные круги.

Лея надеялась, что когда-нибудь найдет время посетить и своего младшего ребенка, Анакина, потому что это будет настоящей трагедией, если она не сможет стать такой же матерью ему, как и его старшим сестре и брату.

— Вот оно, мистресса Лея. — Трипио указал на замерцавшую вдали звездочку, с каждой секундой становившуюся все ярче. — Шаттл снижается.

Она вся трепетала от радости и какой-то странной, непривычной робости.

Шаттл приближался, подмигивая красными и зелеными посадочными маячками в сером небе. Он покружился над бывшим Императорским Дворцом, затем привел в действие репульсоры и с мягким вздохом опустился на платформу. Весь какой-то угловатый и напоминающий помятое насекомое, побывавшее в пальцах ребенка, на борту ни единого опознавательного знака.

Зашипел дегерметизатор, выравнивая давление воздуха, и люк пассажирского отсека распахнулся, мягко коснувшись платформы. Лея закусила губу и шагнула вперед, заглядывая в остроконечные тени. Выпустив весь лишний воздух, шаттл затих, наполнив тишиной платформу.

Малыши-близняшки стояли бок о бок и ждали на самом верху трапа. Лея вглядывалась в них, таких одинаково замкнутых, таких темноволосых, широкораспахнутоглазых, похожих на миниатюрные призраки Хэна и Леи.

После секундного колебания Лея выбежала на рампу, обнимая своих малышей. Джесин и Джайна тоже охватили ручонками свою мать.

— Здравствуйте, дорогие! Добро пожаловать домой, — прошептала она.

Лея почувствовала, что дети стесняются и робеют, — между ними оставалось какое-то невысказанное напряжение. С горечью и болью Лея ощутила, что успела стать для них кем-то чужим. Сколько они себя помнили, Винтер была для них одновременно и нянькой, и матерью, и отцом. А Лея — гостьей, которая изредка их навещала, привозя с собой кучу подарков.

Но она еще станет им матерью. Она ведь обещала себе.

И тут все служебные обязанности и очередные проблемы разом встали перед ней, снова широкой неприступной стеной отгораживая ее от детей. Ей еще предстоит разговор с каридским посланником, не говоря уже о тысяче других щекотливых поручений, направленных на одно — сохранение единства Новой Республики, государства неустойчивого и нестабильного. Еще десятки планетных систем готовы были присоединиться, — для этого требовался лишь легкий толчок со стороны умного дипломата, каким была Лея. А если Мон Мотма поручит ей ратифицировать соглашение или принять участие в званом обеде, как она сможет отказаться? Нет, это так на нее не похоже! Судьба целой галактики зависит от ее действий!

И какое при этом значение могут иметь чьи бы то ни было дети? Но какая же она после этого мать, если позволяет себе такие мысли?

— А где папа? — спросил Джесин. Досада и гнев пронзили Лею, точно копья, брошенные чьей-то невидимой рукой.

— Папа пока еще до нас не добрался. Винтер наконец выбралась из отделения пилота. Как только Лея увидела свою подругу и наперсницу, теплые воспоминания вновь нахлынули в ее душу. У Винтер всегда, сколько Лея ее помнила, были снежно-белые волосы и безмятежное выражение лица, на котором никогда не проявлялось даже морщинки раздражения или обиды. Вот и сейчас, заметив отсутствие Хэна, Винтер вопросительно приподняла брови, но вслух ничего не сказала.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru