Пользовательский поиск

Книга Школа Джедаев-1: В поисках силы. Содержание - ГЛАВА 9

Кол-во голосов: 0

Он чуть не свалился с ног от облегчения, однако вовремя вспомнил, что должен оставаться бесстрастным. Он постарался забыть обо всем случившемся.

Ганторис стоял перед ним с выражением благоговейного трепета на широком лице. Остальные попятились — один Ганторис оставался недвижим. Кадык его шевельнулся, когда глаза их встретились.

— Я сдержу свое обещание, — вымолвил он наконец. — Научи меня твоей Силе.

Без единой мысли в голове, Люк протянул свои слегка дрожавшие руки к голове Ганториса. Он направил ментальные пальцы, шаря на задворках чужого сознания, пока не отыскал наконец таинственную шишку в подсознании Ганториса; и когда он надавил ее…

Неведомая сила сшибла его с ног так быстро, что ему с трудом удалось не рухнуть в лаву.

ГЛАВА 9

Корабль Ландо-калриссита, «Госпожа Удача», получил от переполненного визгом и щелканьем эфира контроллера разрешение приземлиться в космопорте Умгуля. Пока корабль заходил сквозь туман на посадку. Ландо пребывал в чрезвычайном удивлении по поводу такого изобилия частных пассажирских шаттлов, космических яхт и роскошных наземных глиссеров, снующих над космопортом, точно выводок больных осенних мух.

Ландо пролетал над долиной, разделенной широкой рекой, что несла свои воды к Умгуль-Сити. Целый флот прогулочных парусных барж неспешно дрейфовал по ее многоводному руслу. Бросив взгляд вниз, Люк различил вспыхивающие огоньки и вращающиеся воланы юбок — верные признаки того, что на палубах во всем разгаре бушевали дискотеки, бакбекю, пляски да вечеринки.

Планета туманная и холодная, Умгуль зачастую пропадал из видимости под толстым слоем тумана и низко нависших облаков; вот и сейчас, несмотря на то что день был еще в самом разгаре, клочья тумана срывались с реки и устилали долины. Непримечательный природными ресурсами и своим стратегическим значением, Умгуль завоевал галактическую славу в качестве центра развлечений, родины разумных пузырей — коренной расы умгулиан.

«Госпожа Удача» по обозначенному вектору проследовала к космопорту, вырубленному в известковых утесах, возвышавшихся над рекой. В компании крошечных двухместных глиссеров Ландо провел свой корабль в устье громадной пещеры. При этом он чуть не врезался в голубой цеппелин, битком набитый туристами. Волосатые дикобразы в ярко-оранжевых жилетах — служащие космопорта, — размахивая ручными сигнальными маяками, указали «Госпоже Удаче» место стоянки.

Ландо обернулся к двум дройдам, сидевшим с ним в отсеке пилота:

— Ну что, ребята, не прочь вы слегка позабавиться?

Арту продудел нечто непонятное, но тут же переведенное Трипио, который решительно и негодующе выпрямился в кресле.

— Мы прибыли сюда не для забавы, генерал. Мы находимся здесь в качестве помощников Мастера Люка!

— А я нахожусь здесь в качестве частного лица — гостя расы пузырей. — Ландо ткнул дройда пальцем в металлическую грудь. Целые сутки бок о бок с этой механической клизмой для промывания мозгов — тут и ангел осатанеет!

— Ты — мой протокольный дройд, понял? Поэтому исполняй лучше свои обязанности — или я заставлю тебя провести полную диагностику системы сточных вод Умгуль-Сити.

— Я… понял вас, сэр.

Как только трап «Госпожи Удачи» высунулся наружу. Ландо шагнул в хаос, именуемый умгульской таможней. Голоса слились в шуме, который производил неуемный интерком. Рев отбывающего транспорта эхом раскатывался в просторных сводах пещеры, точно тысячи мотокентавров Марса собрались под этим куполом на ежегодный фестиваль «Лейся песня, как металл». Бодрые выхлопы многочисленных дюз, форсунок и глушителей отравляли атмосферу и, мягко говоря, не способствовали повышению жизненного тонуса Ландо, которому и без того было достаточно кисло.

Тем не менее он спустился по трапу с гордо поднятой головой, развернув генеральскую фуражку козырьком вперед и махнув двум дройдам следовать за ним.

— Трипио, ты можешь разобрать хоть одно из этих объявлений? Куда нам двигаться?

Трипио просканировал столбцы объявлений, уходящие ввысь под самый купол: услуги, представляемые Умгуль-Сити туристам. Текст разворачивался на нескольких языках.

Четверо коренастых коротышек-продавцов бросились навстречу новым гостям, навязчиво предлагая Ландо сласти и сувениры. Эти торгаши, вида самого что ни на есть замызганного, были угнотами, симбиотическими крошечными существами, «короедами», как называло их коренное население, обитателями нижних уровней Облачного Города.

— Не хотите ли привезти в подарок своим малышам игрушечный пузырь, сэр? — Угнот протянул ему липкую массу зеленоватого цвета.

— А как насчет сосательных пузырьцов, сэр? Лучшие в городе! Домашнего изготовления — моя вторая супруга сама их варит. — Желатиновые шарики ирисок потрясающе напоминали игрушки, предложенные первым торговцем.

— Амулетами Удач не интересуетесь? — заговорщически шепнул третий. — Имеется широкий выбор для любой религии.

Ландо отмахнулся от них, точно от мух.

— Трипио, так куда мы направляемся?

— С поправкой на местное время, полагаю, что призовые гонки пузырей начнутся приблизительно через час. Умгульские масс-транзитные системы перенесут нас непосредственно к шаровой арене. Услуги же транзитной системы…

Тут четверо угнотов затеяли настоящую драку за право провести джентльменов к арене.

— -находятся в непосредственной близости от нас, а именно слева, — не спеша закончил Трипио и указал на ярко размалеванный вход в туннель.

— Пошли, — бросил Ландо и, не оглядываясь, зашагал ко входу в транзитник. Разочарованные угноты поспешили на охоту за другими покупателями.

Mace-транзит напоминал роликовые сани, только без колес. Легкий транспорт, выполненный в форме цилиндра, выстрелил по туннелю к самой вершине известнякового утеса, продрался сквозь высоко поднимающийся туман и понесся над лесистой местностью, где деревья теснились в расселинах выветренного известняка. Местность внизу казалась дикой мешаниной разнообразных вывесок и рекламных плакатов, красочно и подробно расписывающих все то, что, собственно, и вызывало пристальный и неистребимый интерес туристов к планете Умгуль: антикварные магазины, всевозможные пищевые мероприятия и. естественно, тотализатор.

Возле громадных киосков у входа на арену, через который валил плотный поток людей и прочих разумных созданий, в обмен на свои кредиты получавших билеты и места, Ландо сразу же вступил в спор с билетным компьютером на тему, являются ли дройды его компаньонами, за которых, следовательно, надо платить, или только вспомогательными средствами обработки информации. В конечном счете Ландо победил, хотя Трипио, по-видимому, был жутко оскорблен столь заниженной оценкой своей роли.

Стадион для шаровых гонок представлял собой широченную впадину в огромном известняковом утесе. Дирекция умгульского стадиона позаботилась о том, чтобы в известняке были вырублены сиденья, подставки, подвески, лежаки, колодцы и прочие углубления для спин, задов и других частей тел всех мыслимых конфигураций.

По окружности этой каменной раковины были вмонтированы гигантские вентиляторы, с ревом сотрясавшие воздух. Они разгоняли туман, наползавший со всех сторон.

Проложив себе путь сквозь переполненные коридоры, Ландо в конце концов все-таки отыскал свое место, с удовольствием отметив, что отсюда открывается неплохой вид на всю полосу препятствий. Табло тотализатора перед его глазами выводило информацию о четырнадцати претендентах в первом дневном заезде и отсчитывало двадцать минут, оставшихся до начала гонки.

Широкая улыбка расплылась по лицу Ландо, как только он ощутил знакомые ароматы съестного и прохладительного, разносимых дройдами, что, ловко вихляясь на своих шарнирах, сновали между рядами. Уже одно это вселяло необычайное воодушевление. Сколько воспоминаний было связано с такой вот именно обстановочкой…

Как барон-администратор столицы Беспина, Ландо проводил немало времени в высококлассных казино, наблюдая за туристами и игроками крупного пошиба. Ему еще никогда не приходилось видеть шарогонок воочию, но накал страстей, царивший в атмосфере, заставлял его сердце биться чаще.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru